Интеграция: не так быстро. Зато Лукашенко надеется получить много самолетов

«…Сейчас же будут вякать, что сдаем суверенитет…»

Сенсация лопнула. Вчерашнее заявление посла Беларуси в России Владимира Семашко о том, что пакет союзных программ подпишут уже 9-10 сентября, Минск дезавуировал. Мол, СМИ напутали, не так интерпретировали. Вместе с тем Александр Лукашенко сегодня в Бобруйске допустил, что эти программы могут быть утверждены на президентском уровне на Высшем госсовете Союзного государства предположительно в октябре-ноябре.

Фото president.gov.by

«Если мы договоримся окончательно с президентом России 9-го [сентября], то 10-11-го правительства соберутся, рассмотрят, примут эти программы. А потом мы их утвердим на Высшем госсовете», — пояснил Лукашенко.

Короче, у многих сложилось впечатление, что посол Семашко, известный предсказаниями, которые не сбываются, снова побежал впереди паровоза. А вот у белорусского вождя, как видим, нет полной уверенности, что на встрече с Владимиром Путиным 9 сентября в Москве удастся утрясти все разногласия.

Вообще-то с обеих сторон утверждается, что не договорились только о цене газа. Но на самом деле, возможно, есть и другие камни преткновения.

Во всяком случае, как подчеркнул в комментарии для Naviny.by руководитель Центра политического анализа и прогноза (Варшава) Павел Усов, о содержании союзных программ «мы ничего не знаем».

Точно так же в 2019 году власти обеих стран не считали нужным информировать широкую общественность о содержании дорожных карт углубления интеграции (те карты сейчас и трансформировались в 28 союзных программ).

 

Усов: при Лукашенко «разрушение белорусского суверенитета необратимо»

Державные мужи заявляют, что это, мол, нормальная практика, когда ход межгосударственных переговоров не афишируется. Однако при такой разности весовых категорий партнеров и великодержавном менталитете российского руководства в белорусском независимом сообществе сильны опасения, что жертвой интеграционных игр в итоге станет суверенитет страны.

Лукашенко в Бобруйске прокомментировал эти настроения в своем фирменном стиле: «…Сейчас же будут вякать, что сдаем суверенитет и независимость и так далее». Он заверил, что в плане отношений с Россией «никакой речи о потере суверенитета нет».

Да, союзные программы — это формально в основном про экономику. Но они нацелены на прочную институциональную привязку белорусской экономики к российской. Зависимость от Москвы усилится, и ей потом будет проще навязывать единую валюту, наднациональные органы — то, что предусмотрено еще союзным договором 1999 года.

«Пока Лукашенко будет оставаться у власти, разрушение белорусского суверенитета необратимо», — считает Усов. По его мнению, это связано не столько даже с подписанием союзных программ, сколько с углублением военно-стратегического сотрудничества с Россией.

Примером усиления военного присутствия России в Беларуси аналитик называет недавнее прибытие россиян в погонах для создания совместного учебно-боевого центра в Гродно.

«У белорусской правящей группировки просто нет иного выхода, кроме как идти на дальнейшие уступки России в целях удержания власти. Это единственное, чем Лукашенко может расплачиваться [за поддержку со стороны Кремля]», — говорит эксперт.

Он прогнозирует, что после подписания союзных программ (предполагающих, насколько можно судить по фрагментарной информации, унификацию налоговой, таможенной систем) «дело дойдет и до политической унификации».

На сегодня Лукашенко «может удерживать власть в Беларуси, опираясь только на силовые структуры и на внешнюю легитимацию, которая идет со стороны России», подчеркнул Усов.

 

«Десятки самолетов, десятки вертолетов»

Лукашенко сегодня и сам затронул тему военного сотрудничества с Россией. В частности, похвалился: «В ближайшее время (я подписал позавчера распоряжение) из Российской Федерации поставят нам (не буду говорить, какие деньги и что) десятки самолетов, десятки вертолетов, самого важного вооружения ПВО. Может быть, даже C-400».

Звучит сенсационно, грандиозно. В белорусской боевой авиации, которая в основном обходится советским наследием, пригодных к эксплуатации машин осталось с гулькин нос. Например, по данным военного эксперта Леонида Спаткая, на начало 2020 года в ВВС и войсках ПВО числилось лишь десять ударных вертолетов (теперь, может, и того меньше).

Короче, новая летающая техника и прочеее современное вооружение нужны позарез. Но возникает сакраментальный вопрос: а за чей счет банкет? Современный истребитель стоит десятки миллионов долларов, дивизион С-400 — сотни миллионов. Между тем весь оборонный бюджет Беларуси на нынешний год недотягивает и до 600 млн долларов.

Ранее Лукашенко заявлял, что предложил Путину продать С-400 «по сходной цене, в кредит», пустив на это часть денег российского займа, сэкономленных на строительстве Белорусской АЭС. Речь шла о сумме в 300-500 млн долларов.

Соглашение 2011 года о предоставлении госкредита РФ для строительства Белорусской АЭС предусматривало выделение до 10 млрд долларов. В июне прошлого года Лукашенко сообщил, что станция под Островцом «не десять миллиардов будет стоить, а около шести. И это наша заслуга, что мы отжали четыре миллиарда на строительстве».

Во время «Большого разговора» 9 августа нынешнего года Лукашенко заявил, что за основную часть сэкономленных денег хочет построить азотный комбинат, а те самые 300-500 млн долларов пустить на закупку в России С-400 и другого современного вооружения.

Но такой суммы, пожалуй, маловато. Турции, например, четыре дивизиона С-400 обошлись в 2,5 млрд долларов. И даже если Минску дадут скидку, все равно ценник окажется приличным.

 

Белорусское начальство делит шкуру неубитого медведя

Как же думает выкрутиться белорусская сторона? Минский военный эксперт Александр Алесин в комментарии для Naviny.by предположил, что «планы построить второй азотный комбинат, возможно, откладываются».

Аналитик связывает это с неготовностью России давать значительные скидки на газ. Между тем для работы нового азотного комбината надо будет покупать около 2 млрд кубометров природного газа в год.

А поскольку ценник на газ нынче кусач, то деньги, которые предполагалось пустить на строительство комбината, Лукашенко, возможно, решил потратить на оружие, рассуждает собеседник Naviny.by. За несколько же миллиардов долларов, да еще если Москва даст хорошую скидку, «можно закупить серьезное количество вооружений».

К тому же Москва сейчас озабочена афганским кризисом, создающим угрозы для Центральной Азии, а это «заставляет больше доверять Лукашенко на западных рубежах. Но тогда его надо вооружить», говорит Алесин.

Остается добавить, что, рассуждая о трате денег, сэкономленных на АЭС (раньше была идея построить за них еще и свой порт в Ленинградской области), белорусское руководство делит шкуру неубитого медведя. Путин пока своего слова не сказал.

 

Российская база под вывеской учебно-боевого центра?

Тем временем некоторые аналитики заговорили, что в Беларуси под маркой учебно-боевого центра совместной подготовки ВВС и войск ПВО двух стран создается де-факто основа для российской военной базы.

Комментаторы обращают внимание на сообщение телеграм-канала Министерства обороны Беларуси: для формирования центра «в Гродно прибыли подразделения зенитных ракетных войск Российской Федерации». Зачем для учебных целей посылать целые подразделения?

Также Минобороны сообщает, что «3 сентября ожидается прибытие авиационной составляющей (самолетов Су-30СМ ВКС России) на аэродром Барановичи». Что это, как не прообраз базы, задаются вопросом обозреватели. Ведь это будут не фанерные макеты, а настоящие боевые самолеты.

«База — это прежде всего юрисдикция», — подчеркивает Алесин. Статус базы нужно оформлять межправительственным соглашением, пока же двусторонние договоренности таковы, что личный состав российских вооруженных сил может находиться в Беларуси не более двух месяцев, затем необходима ротация, пояснил эксперт.

Российские же самолеты, предназначенные для учебных целей, скорее всего, «не будут иметь всей полноты бортового оборудования». К тому же если их станут интенсивно эксплуатировать, «их ресурс очень быстро исчерпается», сказал Алесин.

Другие аналитики, однако, видят больше оснований для тревоги. Звучит мнение, что де-факто в Беларуси появятся российские войска ПВО на границе с Польшей, что, в частности, обострит для соседних стран НАТО проблему уязвимости Сувалкского коридора.

В любом случае усиление российского военного присутствия в Беларуси налицо. И кто знает, не продавит ли в перспективе Москва и размещение полноценных военных баз?

По мере того как зависимость белорусского режима от Москвы усиливается, интеграционные игры становятся все более опасными для суверенитета.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber