Снова интеграция. Дожмет ли Путин Лукашенко?

Подписание пакета союзных программ угрожает экономическому суверенитету Беларуси…

Владимир Семашко, посол Беларуси в России, сегодня всполошил политизированную публику заявлением, что уже 9 сентября Александр Лукашенко и Владимир Путин подпишут пакет союзных программ. Так после ребрендинга называются дорожные карты углубления интеграции — те самые, которые Лукашенко отказался подписывать в декабре 2019 года.

Потом Семашко уточнил: союзные программы (которые он по привычке называет дорожными картами) могут быть подписаны после московской встречи президентов — на союзном Совмине 10 сентября в Минске.

 

Кто гонит лошадей?

Но сути дела это не меняет. Кто-то явно хочет приблизить срок оформления углубленной интеграции. При этом Лукашенко 9 августа во время «Большого разговора» допускал (всего лишь допускал), что 28 союзных программ могут быть приняты в конце года, если к тому времени состоится заседание Высшего госсовета Союзного государства.

После этого заявлений о форсировании сроков белорусское руководство не делало. Логично предположить, что процесс подстегивает Москва. Почему она торопится?

Самый простой ответ: Москва хочет, пользуясь моментом, добиться наконец того, что не удалось в декабре 2019-го. Сейчас ведь Лукашенко в гораздо более зависимом положении: страшная ссора с Западом после выборов-2020 практически лишила белорусского вождя возможности маневрировать во внешней политике и получать западные деньги. А санкции ЕС, США и других демократических стран обостряют нужду в российской подпитке белорусской экономики.

Так что упираться, торговаться, а тем более делать демарши белорусскому руководству сейчас куда несподручнее.

 

Вечный газовый вопрос

При этом Семашко дал понять, что спор о цене газа пока не разрешен. Лукашенко во время «Большого разговора» подчеркнул, что это единственный нерешенный вопрос в контексте обсуждения союзных программ.

Правда, посол Беларуси в России надеется, что газовый вопрос «мы седьмого числа [сентября] дожмем». Также он сообщил, что уже к концу года Беларусь может начать получать компенсацию за налоговый маневр в российской нефтяной отрасли.

Правда, Семашко не уточнил, в какой форме это мыслится. Ранее Москва пообещала под это дело кредит, но Минск предпочел бы, конечно, трансфер. Возможно, торг по этому вопросу еще не завершен.

Газ же белорусская сторона много лет упорно мечтает получать по тарифам соседней Смоленской области (даешь равные условия хозяйствования!). Однако минский эксперт Татьяна Манёнок считает, что Москва на такой широкий жест не пойдет. Тем более что газ для Европы (раньше Лукашенко обижался: мол, немцам Россия продает газ едва ли не дешевле, чем нам, союзникам) сейчас сильно подорожал.

По прогнозу собеседницы Naviny.by, для Беларуси «или будет пролонгирована нынешняя цена» (128,5 доллара за тысячу кубометров), или же Москва даст небольшую, чисто символическую скидку, чтобы поощрить углубление интеграции. В любом случае это будет «в разы дешевле, чем для Европы». И это самая низкая цена для партнеров России на постсоветском пространстве, подчеркнула Манёнок.

Семашко сегодня, кстати, тоже заявил, что «скорее всего, на следующий год останется та цена, которая есть сейчас». Правда, он надеется, что «еще через год цена должна быть близкой к той, которую мы имеем на границе России и Беларуси».

 

Шрайбман: это можно забалтывать еще много лет

Семашко «за последние три года раз пять анонсировал скорое подписание дорожных карт, но это ни разу не сбывалось. Он и сейчас анонсировал это в формате надежды, ожидания», подчеркнул в комментарии для Naviny.by политический аналитик Артем Шрайбман.

Он, однако, спрогнозировал, что «этой осенью» стороны, скорее всего, подпишут пакет союзных программ. Другое дело, что это будет «лишь начало новой страницы торга, а не документы, после которых мы просыпаемся назавтра в новой геополитической реальности».

Аналитик отмечает недавнее заявление белорусского премьера Романа Головченко о том, что отношения в рамках пакета документов по углублению экономической интеграции будут выстраиваться «как минимум в ближайшие несколько лет — до 2024-2025-го, а по некоторым программам и до 2027 года».

Это говорит о том, что стороны расширили сроки выполнения программ, считает Шрайбман. Также, судя по всему, они свели к минимуму спорные вопросы, «убрали политическую интеграцию». Иначе говоря, в документах «многое выхолостилось по сравнению с 2019 годом».

В предполагаемом подписании пакета союзных программ собеседник Naviny.by не видит «ничего эпохального».

Более того, он не исключает, что ускорение интеграции (если оно будет) — это инициатива Минска, который хотел бы получить финансово-экономические выгоды уже за сам факт подписания пакета бумаг.

Путин же, по мнению эксперта, делает выбор не в пользу «бумажных форм интеграции», а в пользу тех, «которые можно пощупать». Речь идет о переориентации белорусского транзита на российские порты, вообще всей внешней торговли на российские рынки, усилении военной интеграции, «что мы уже видим в такой ползучей форме, как создание учебно-боевых центров и увеличенные масштабы учений».

«Думаю, Путин ставит на более стабильные вещи, чем то, под чем стоит подпись Лукашенко и что на практике можно забалтывать еще много-много лет», — сказал Шрайбман. Он не видит «огромного интереса России положить Лукашенко на лопатки» именно в смысле подписи под пакетом союзных программ.

 

Федоров: Москва спешит покрепче привязать Беларусь

Стоит подчеркнуть, что мы не знаем содержания этих программ. По скупым ремаркам державных мужей можно было понять, что Кремль, в частности, настаивал на унификации (или, во всяком случае, тесном сближении) налоговой и таможенной систем. Для того чтобы ускорить переход на общие позиции в налоговой политике, Путин даже специально отряжал по весне в Минск премьера Михаила Мишустина.

Независимые белорусские эксперты отмечали, что де-факто речь идет о переводе Беларуси на российский налоговый кодекс, и подчеркивали, что это может быть элементарно невыгодно для нее, поскольку структура экономик очень разная.

К тому же в отношениях Минска и Москвы чистой экономики не бывает. Институциональная привязка белорусской экономики к российской при помощи пакета союзных программ может стать базой для дальнейшего продвижения идеи единой валюты и политической интеграции. А последняя при колоссальной разнице потенциалов двух стран и великодержавном менталитете Кремля априори не может быть равноправной.

При этом минский аналитик-международник Андрей Федоров считает, что с подписанием пакета союзных программ «торопит Москва». В комментарии для Naviny.by эксперт отметил, что «белорусская сторона никогда не торопилась форсировать эти процессы».

Собеседник подчеркнул, что по мнению ряда белорусских экономистов в результате подписания союзных программ страна может лишиться значительной части экономического суверенитета. Интерес же Москвы в том, чтобы «если не совершить аншлюс, то по крайней мере привязать Беларусь к себе так, чтобы она не могла сделать шаг вправо или шаг влево».

Однако «не факт, что документы подпишут, Семашко много раз говорил то, что в итоге не сбывалось», отметил Федоров.

Добавим: подписанное Минск тоже не раз искусно заволынивал. Например, по договору 1999 года уже в 2005-м должна была появиться единая валюта Союзного государства, но ей пока и не пахнет.

Другое дело, что пространство для маневра у Лукашенко за последний год сильно сузилось. Однако когда речь идет о полноте его власти над страной, белорусский вождь готов проявлять и чудеса изворотливости, и готовность идти на конфликт.

Во всяком случае, Дмитрий Песков, пресс-секретарь российского президента, хорошо знающий норов Лукашенко, посоветовал журналистам не торопить события и дождаться пресс-конференции двух лидеров по итогам переговоров 9 сентября.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber