Поздравление от Путина. Лукашенко остается для Кремля своим

Впрочем, фамилия правителя Беларуси для Москвы — дело второе…

Год назад Александру Лукашенко пришлось встречать день рождения в бронежилете, с «калашом» в руках. Протестовавшие белорусы принесли к резиденции обидные «подарки» (типа игрушечного вертолета с надписью «в Гаагу»), выкрикивали нелестные пожелания. И хотя штурмовать дворец никто не собирался, большое начальство чувствовало себя очень неуютно. В те августовские дни режим устоял во многом благодаря поддержке Кремля.

Сейчас, год спустя, вождь режима чувствует себя не в пример увереннее. А Владимир Путин, который в августе 2020-го держал на границе с Беларусью своих силовиков на случай, если понадобится подмога, сегодня заверил в поздравлении Лукашенко по случаю дня рождения: «Белорусские друзья всегда могут рассчитывать на поддержку России».

 

А кто тут у Путина в друзьях?

Вопрос в том, кто здесь для Путина друзья. Уж точно не Светлана Тихановская и даже не Виктор Бабарико (при том что этот политический враг Лукашенко, получивший 14 лет колонии усиленного режима, возглавлял банк с газпромовским капиталом).

Еще в августе прошлого года Путин заявил, что в Беларуси недопустимо создавать не предусмотренные конституцией органы, наверняка имея в виду Координационный совет, возникший по инициативе Тихановской. По большому счету Москва никогда не доверяла и не доверяет белорусской оппозиции — как старой, так и новой.

И в целом российский президент тогда четко вписался за Лукашенко, заявил, что на процессы в Беларуси хотят влиять извне (читай: западные кукловоды). То есть, по сути, поддержал ту трактовку событий, которую навязывали белорусские власти и их пропаганда.

Да, у Путина с Лукашенко не раз были (и, наверное, еще будут) жестокие терки, но в тот критический момент перевесила, так сказать, классовая солидарность.

Для российского правителя важнее всего было, чтобы авторитарного собрата в соседней стране (которая к тому же рассматривается как стратегический плацдарм) не сбросила восставшая улица. Ведь это было бы плохим прецедентом, могло бы стать заразительным примером для россиян.

Главы обоих режимов боятся политического пробуждения народа, когда в массах начинает говорить желание — процитируем белорусского классика Янку Купалу — «людьми зваться».

 

Был ли «план Путина — Патрушева»?

Отметим, однако, что, комментируя белорусский внутриполитический кризис, Путин и другие московские спикеры сразу стали твердить о важности конституционной реформы, общественного диалога.

Некоторые комментаторы заговорили тогда, что имеется «план Путина — Патрушева» (секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев якобы прилетал в Минск, чтобы ознакомить с планом Лукашенко).

Согласно этой версии, Москва настаивала на мягком транзите власти в Беларуси после изменения конституции. Проще говоря, вознамерилась заменить Лукашенко, который, по замыслу, не пойдет на новые досрочные выборы, некой более популярной, не раздражающей Запад и в то же время вполне устраивающей Кремль фигурой. Плюс переход к парламентско-президентской форме правления, освобождение политзаключенных, диалог с оппонентами, включая Тихановскую, и т.д.

Мы не знаем, действительно ли был такой план. Но если и был, то сегодня он уже посыпался. Никакого диалога с оппонентами Лукашенко вести не собирается. Их сажают за решетку, выдавливают из страны, изображают террористами и нацистами. Пошли под нож организации третьего сектора, напалмом выжигаются независимые СМИ. Вождь режима решил зацементировать ситуацию за счет насилия, насаждения тотального страха.

Новая конституция, судя по всему, не создаст предпосылок для демократизации страны. Напротив, предусматривается дополнительная страховка от нежелательных для нынешней правящей верхушки перемен — в виде Всебелорусского народного собрания с особым статусом.

Не видно пока и намерения освобождать политзаключенных. Да, время от времени кого-то выпускают. Но, во-первых, речь не идет о полной свободе (например, бывший дипломат Игорь Лещеня сообщил, что остается подозреваемым по уголовному делу, и подобных случаев немало). Во-вторых, власти готовы выпускать прежде всего тех, кто написал прошения о помиловании, возместил насчитанный ущерб (кейс «Пресс-клуба Беларусь»).

То есть власти играют с политическими узниками, как кошка с мышкой. Признавать, что люди пострадали невинно, освобождать всех, а тем более наказывать их мучителей режим и не думает.

Ничего не говорит Лукашенко и о сроках новых выборов. Вполне вероятно, что он рассчитывает досидеть в нынешнем кресле до конца каденции (2025 год).

 

Лукашенко делает то, что нужно Москве

После августа 2020 года среди политологов стало модно говорить, что Лукашенко стал для Кремля слишком токсичным. А что, Башар Асад или Николас Мадуро не токсичны? Москва охотно поддерживает самых одиозных деятелей по всему миру, особенно если при этом можно еще и вставить фитиль Вашингтону.

Да, вероятно, в идеале Кремль был бы не прочь поставить вместо Лукашенко свою креатуру — человека менее скандального и проблемного.

Но это не так-то просто сделать, если сам Лукашенко не торопится уходить. К тому же он имеет сейчас сильный контраргумент: протесты задавлены, насилие работает, он снова хозяин положения. Зачем гнать лошадей, ломать систему?

Наконец, Москве на руку то, что Лукашенко сам загоняет Беларусь в еще большую зависимость от России. Он продолжает конфронтацию с Западом, лишаясь возможности маневрировать между центрами силы, как это делалось ранее. Минск нарывается на новые санкции, которые обостряют нужду белорусской экономики в российской поддержке. Уничтожение национально сознательного гражданского общества, независимых СМИ также облегчает Кремлю задачу великодержавной экспансии на белорусском направлении.

В Москве наверняка осознают, что другого столь антизападного правителя, к тому же страстно подавляющего национальный дух, они в Беларуси вряд ли заимеют.

Далее: белорусское руководство вознамерилось убрать из конституции положение о стремлении к нейтралитету, вписать взамен тезис о коллективной обороне (читай: военном союзе с Россией).

Важно и то, что Лукашенко фактически уже пообещал подписать до конца года пакет союзных программ (бывших дорожных карт углубления интеграции, которые он отверг в декабре 2019-го). Сегодня стало известно, что на встрече Лукашенко с Путиным, намеченной на 9 сентября в Москве, тема союзных программ будет одной из ключевых.

Короче, белорусский вождь сейчас меньше артачится, делает то, что нужно Кремлю. Зачем так уж торопиться его отодвигать? Особенно с учетом того, что любой транзит власти, а тем более если речь идет о таком ярко выраженном персоналистском режиме, как белорусский, — дело рискованное.

 

Кремль продвигает свои интересы

Все сказанное не означает, конечно, что в отношениях между Лукашенко и Путиным царит идиллия. Белорусскому режиму нужны деньги, умеренные цены на энергоносители, Москва же особой щедрости не проявляет.

Лукашенко признался недавно, что вопрос о цене газа в рамках согласования союзных программ остается предметом дискуссий. Удорожание нефти из-за своего налогового маневра Россия готова смягчить для Минска только за счет кредита, а не путем компенсации, как хотела белорусская сторона.

Загадочными остаются многочасовые разговоры Путина с Лукашенко тет-а-тет. Вряд ли спорят сугубо о цене газа. Вероятно, Кремль все же проталкивает идею некоторой модернизации политической системы Беларуси, чтобы получить возможность при менее самовластном президенте, перераспределении полномочий между ветвями власти создавать пророссийские партии, вести свою игру в парламенте, правительстве.

Интересно будет понаблюдать, прояснит ли Лукашенко свою позицию по вопросам изменения конституции (проект ему должны положить на стол к 1 сентября) до визита к Путину. Если продолжит темнить, тянуть время, это с большой долей вероятности будет означать, что далеко не все согласовано с Кремлем.

В любом случае в Москве понимают, что Лукашенко не вечен, и стремятся застолбить позиции в Беларуси на перспективу, готовят почву для дальнейшего продвижения здесь своих интересов. И Лукашенко нужен Москве сугубо в русле решения этой задачи.

При этом Кремль, похоже, не намерен отодвигать нынешнего правителя любой ценой и в кратчайшие сроки. Также очевидно, что Путину ни к чему настоящая демократизация Беларуси.

Вместе с тем вряд ли можно говорить об истинном доверии между Путиным и Лукашенко. Последний прекрасно понимает, что для Кремля фамилия правителя Беларуси не принципиальна, главное — контроль над этой стратегически важной территорией. И потому в какой-то момент ставка может быть сделана на другого игрока.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber