Частные школы в Беларуси. Почему государство не дает развиваться этому бизнесу

В преддверии нового учебного года 23 и 24 августа в Минске проходит Республиканский педагогический совет, который собрал около тысячи педагогов, руководителей учреждений образования, республиканских и местных органов госуправления, а также представителей общественных объединений и отраслевого профсоюза. В очередной раз, по сообщению Министерства образования, они обсуждают «стратегические вопросы развития национальной системы образования».

Фото facebook.com/iskortseva

 

Государство боится конкуренции с частниками

По мнению Евгения Ливянта — педагога, соучредителя репетиторского центра «100 баллов» — государственная система школьного образования находится в полной стагнации, и ни о каком развитии говорить не приходится. Чтобы выйти из этого состояния, гособразование нуждается в конкуренции в виде образования частного. А оно, по мнению педагога, находится в зачаточном состоянии как раз из-за того, что его развитию мешает сама установившаяся система белорусского образования.

«Если взять статистку по частным школам постсоветского пространства, везде их количество растет. Вот в коммунистическом Китае число частных школ уже больше 30% — этот факт многих шокирует. И их устройство там очень сложное и вариативное — полностью частные, частно-государственные и т.д. А у нас частные школы составляют 0,2-0,3%. А если брать школы, которые работают со старшеклассниками и у которых есть аккредитация на выдачу документов государственного образца, их на всю страну, наверное, не более десяти», — сказал Ливянт.

По его мнению, чтобы увидеть полную картину, достаточно сравнить образование с развитием в стране частного медицинского бизнеса.

«Он растет — это очевидно. Повсюду частные центры, разнообразные кабинеты, аптеки, диагностика и анализы, только еще в деревнях их нет, и то не уверен. Понятно, что частный медицинский бизнес решает и социальные задачи — разгрузка поликлиник. Снижена и коррупционная составляющая в медицине. Вместо того чтобы искать хорошего врача и оборудование в государственной поликлинике и пытаться попасть куда-то вне очереди, используя не очень законные методы, вы идете в частный центр, легально платите деньги, государство получает налоги. И вам не надо искать какие-то обходные пути. Это только в плюс», — пояснил педагог.

В то же время с образованием в Беларуси картина совершенно противоположная, подчеркнул он.

«Почему? На этот вопрос у меня нет ответа. Многие школы у нас перегружены, 30 и даже 35 человек в классе — не редкость. С детскими садами ситуация несколько лучше. Когда встал вопрос их нехватки, то была значительно снижена разрешительная планка для открытия садов в жилых домах, квартирах и т.д. А со школами происходит что-то непонятное. Министерство образования ведь даже не говорит, что запрещает открывать частные школы. Оно говорит: пожалуйста, открывайте, вот законодательство. А оно, как говорил Ленин, по форме правильное, а по сути издевательское.

Чтобы открыть школу, нужно отдельно стоящее здание и прилегающая территория, удовлетворяющие многим требованиям. Нельзя организовать школу в офисном здании, даже если есть отдельный вход и отдельный блок. Необходимые здания с территориями в Минске, да и не только, найти почти невозможно, стоят они безумно дорого. С другой стороны, многие государственные школы не выполняют требования, заложенные Министерством образования. Но на это закрываются глаза. Например, столичная гимназия № 41 (пер. Добромысленский, 4) — одна из лучших. Сейчас она находится в центре строительства дорожной развязки. Новое здание для гимназии еще не построили, но она действующая, — подчеркивает Ливянт. — А частные медицинские учреждения есть и на первых этажах жилых зданий, и в офисных помещениях, и в полуподвальных».

«Часто частные школы обвиняют в том, что они не проводят какие-то уроки. Например, ни одна из них не может полноценно проводить уроки труда по программе, потому что кроме большого помещения нужны станки (столярные, токарные, слесарные), которые стоят сумасшедшие деньги, — продолжил он. — Но опять же во многих государственных школах не хватает учителей, в том числе по профильным предметам. Их заменяют другие учителя или уроки просто не проводят (это правда), но главное — их записывают в журнал, по бумагам всё хорошо. И я бы даже не ставил это школам в упрек, они делают, что могут. И никто не закрывает государственную школу потому, что там не хватает учителей или имеются другие недостатки. А с частными наоборот. Чуть что — закрыть. Честно говоря, вообще непонятен болезненный интерес к частным школам. В сумме в них учатся столько же учеников, сколько в одной современной школе, рассчитанной на 2,5—3 тысячи учеников».

«В целом же частные школы — это и налоги в казну, и разгрузка государственных школ, и уменьшение коррупционной составляющей. Почему государство не способствует их развитию, непонятно. Почему в медицине частный бизнес поощряется, а в образовании нет?

У меня есть мнение на этот счет. Если в государственном здравоохранении, несмотря на имеющиеся претензии, есть что продемонстрировать (новые медицинские центры и технологии, новое оборудование, уникальные операции), то оно не боится конкуренции с частниками. А в образовании нечего показать. Ни одного достижения за последние лет пять. И история с коронавирусом это отчетливо показала — дистанционное образование в школах на сегодняшний день даже не начиналось, не сделано вообще ничего, несмотря на то, что в условиях пандемии уже пойдет третий учебный год.

Давайте сравним: в медицине уже организовали, постоянно расширяют и совершенствуют дистанционную диагностику и лечение, а в системе образования не сделано вообще ничего.

Вы можете представить, чтобы врач дистанционно провел диагностику и назначил лечение, а ему за эту работу не заплатили, а назначенное лечение признали незаконным? А в школе именно так!

Даже если учитель решит провести для школьников урок дистанционно, то ему за него не заплатят, а выставленные оценки будут признаны недействительными, так как дистанционное обучение и аттестация в школах запрещена.

Неудивительно, что и результаты поступления в медицинские и педагогические вузы разительно отличаются. В медицинские вузы, они подчиняются Министерству здравоохранения, большие конкурсы, высокие проходные баллы и на бюджет, и на платное, все места заняты, а во всех педагогических вузах недобор даже на бюджет, понятие проходных баллов вообще не существует, поступают все, кто подал документы, даже с незнанием таблицы умножения (не шутка!).

Вот отсюда и отношение чиновников от образования к частному бизнесу: а вдруг у частника что-то получится лучше, и на этом фоне мы будем выглядеть вообще жалко. Поэтому сами ничего не делаем и другим не дадим», — резюмировал Ливянт.

 

В частные школы идут за уважительной атмосферой

Директор частной школы Stembridge Наталия Искорцева поддерживает мнение о необходимости развития в Беларуси альтернативного государственному школьного образования:

«Спрос есть, и он превышает предложение, но до конкуренции в частном образовании еще далеко. Несмотря на небольшой рост в последние годы, частных школ еще очень мало. Процент детей, которые учатся в частной школе — это даже не 1% от числа всех учеников страны».

По результатам исследования Всемирного банка, проведенного в 2017 году, доля частных учреждений общего среднего образования в Беларуси составляет 0,46% от общего количества школ. Для сравнения, в России — 1,29%, Латвии — 3,43%, Литве — 3,2%, Польше — 11,21%. Схожая с нашей ситуация пока наблюдается в Украине — 0,49%.

На сайтах Национального статистического комитета и Национального правового портала можно найти такую информацию: в 2019/2020 учебном году в Беларуси функционировало 17 частных учреждений общего среднего образования, в которых обучалось чуть более 1,3 тысячи детей; в 2020/2021 учебном году их количество приросло незначительно — 20 школ и около 2,5 тысячи детей. По оперативным данным Минобразования, сегодня зарегистрировано 14 частных аккредитованных школ, имеющий право на выдачу аттестатов и свидетельств гособразца.

По информации Минобразования, 1 сентября за парты сядут 1,085 млн школьников, из них 118 тысяч первоклассников. И это примерно на три тысячи больше, чем в прошлом году. В 2021/2022 учебном году будут работать 2940 государственных школ, реализующих программу общего среднего образования.

Искорцева отмечает, что в последние годы в Беларуси появляются новые частные школы, что «не может не радовать, однако в правовом поле у нас частное образование плохо прописано, что может вызывать сложности на практике».

К сложностям, с которыми сталкивается частное образование, она относит укомплектованность оборудованием.

«Чтобы вести учебный процесс на высоком уровне, нужны хорошие лаборатории с оборудованием, спортзал, библиотечный фонд... Это все стоит много. На маленькую школу практически нереально собрать самостоятельно, без грантовой/меценатской или государственной поддержки. Это, наверное, и останавливает многие начальные школы от того, чтобы перерасти в средние», — констатирует директор школы.

Вместе с тем, все решаемо, продолжает она, а у семей должен быть выбор: дети разные и запросы семей тоже разные.

«Раньше из других частных школ перемещались, сейчас из государственных много приходит. Кто-то за учителями, кто-то за более широкой и глубокой программой, кто-то за конкретными предметами (языки, например, или гуманитарный цикл, или естественно-научный). Но в чем сходятся — это в поиске человеческого, уважительного отношения к ученику и в целом атмосферы», — сказала Искорцева.

За образование родители платить готовы, убеждена она. «И в госшколе платят — репетиторам, кружкам, курсам... В итоге не на много меньше там получается», — добавила руководительница Stembridge.

Стоимость обучения в частных школах Беларуси сегодня колеблется от 380 до 900 долларов в эквиваленте в месяц, включая питание.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber