Про 1945-й и талибов. Лукашенко снова говорит о врагах

Несогласных с политикой белорусских властей расчеловечивают, демонизируют…

Александр Лукашенко сравнил белорусских силовиков с теми, кто победил нацизм. И это не только любовь к тематике той войны, не только желание польстить людям в погонах, которые помогли режиму устоять в прошлом году и теперь нейтрализуют, карают его противников. Это еще и демонизация, расчеловечивание самих политических противников.

«Показав высокий профессионализм, вы не дрогнули в минуту опасности. Вы выстояли. Как наши деды в победном 1945-м», — заявил Лукашенко 20 августа, вручая награды группе силовиков на базе одного из объектов КГБ.

Кого наградили, не афишируется. Настоящие бойцы невидимого фронта.

О тех же, кто против режима, было сказано так: «Не дай бог война — мы их увидим с повязками». Надо понимать, имелись в виду повязки полицаев времен гитлеровской оккупации.

 

Пусть «заблудшие» покаются

Такой взгляд на несогласных не дает никаких шансов на консолидацию общества, при том что власти объявили 2021-й годом народного единства. И учредили День народного единства, назначив его на 17 сентября (эта дата, связанная с ударом Красной армии по Польше в 1939 году, сама по себе очень спорная).

Лукашенко понимает примирение только на его условиях: чтобы те, кто выступал против него, отказались от своих взглядов, покаялись. Он часто использует в этом контексте слово «заблудшие».

То есть всё, что не соответствует генеральной линии властей, — это заблуждения. При том что Конституция Беларуси гарантирует свободу мнений, убеждений и их свободное выражение. А также формально обеспечивает условия для политической борьбы.

Не случайно власти практикуют публичные покаяния противников режима по телевидению (пусть даже при этом они плачут от слезоточивого газа).

Также показателен в этом плане кейс Романа Протасевича — того самого, с которым связан скандал с посадкой самолета Ryanair. Когда бывший редактор деструктивных (по классификации властей) телеграм-каналов, которому светил большой срок, отрекся от оппозиции и признал величие Лукашенко, то был выпущен из-за решетки, получил возможность писать в твиттере и даже запустить свое медиа.

Ранее подобная история произошла с Юрием Воскресенским, бывшим членом команды Виктора Бабарико. Раскаявшегося Воскресенского выпустили из следственного изолятора, включили в имитацию общественного диалога, даже ввели в конституционную комиссию.

Тем самым власти посылают сигнал несогласным: если вы посыплете голову пеплом (в сталинские времена это называлось «разоружиться перед партией»), то имеете шанс на прощение и, может быть, даже неплохо устроитесь.

 

А кто не покаялся, тот враг

А вот остальным будет плохо. Лукашенко заявил силовикам 20 августа: «…Если уже после этих операций, которые вы провели в последнее время, кто-то там — очумевшие, обезумевшие, заблудшие — не поняли и ведут себя по-прежнему, это, ребята, враги». Слово «враги» в этой речи он повторил несколько раз.

Также Лукашенко вставил лыко в строку, использовав свежий информационный повод — победу «Талибана» в Афганистане. Мол, если бы в августе прошлого года в Беларуси победили вышедшие на улицы, то сторонникам режима пришлось бы цепляться за шасси улетающих самолетов, как это было на днях в аэропорту Кабула: «Вот так вот могло быть с нами, если бы они этот блицкриг в прошлом году осуществили».

Сравнение, конечно, хромает на обе ноги. Талибы вели вооруженную борьбу, действовали и действуют жестоко, прошлогодние же белорусские протесты были подчеркнуто мирными. Но самое главное — в нынешнем белорусском кризисе фундаменталистами, реакционерами, обскурантами выглядят как раз представители и адепты режима. А вот те, кто в прошлом году выходил на улицу под бело-красно-белыми флагами, выступали за прогресс, демократические ценности.

 

Раскол будет только углубляться

Тем не менее власти, их пропаганда упорно рисуют карикатурный образ врага. Разрешение же острейшего внутриполитического кризиса руководство режима видит так: противников нужно или заставить склонить голову, или нейтрализовать (посадить в тюрьму, выдавить за границу, запугать так, чтобы боялись рыпнуться). Диалог? Какой диалог с «очумевшими»?

Иными словами, противники режима де-факто лишаются политических и гражданских прав. Этих людей через черный пиар расчеловечивают. Выставляя их наследниками полицаев, нацистами, власти окончательно развязывают силовикам руки, снимают с них моральные тормоза: мол, с этой публикой можете не церемониться и не оглядываться на закон (на него и так уже не особо оглядываются).

Такая политика будет лишь углублять раскол в обществе, усиливать в нем напряжение. Шансы на плавную трансформацию режима (при том что Лукашенко на вручении наград рассуждал и о переменах, новой конституции) были призрачными и прежде, до августа 2020 года, сейчас же они близки к нулю.

И напротив, усиливается вероятность, что когда система в какой-то момент ослабеет, даст трещину, то события станут развиваться стремительно и отнюдь не бархатным образом.

В случае смены власти на действительно новую общество будет еще долго залечивать раны, мучительно решать вопросы национального примирения.

Сегодня верхушке режима кажется, что она нашла действенные методы «умиротворения»: сажать, зомбировать, запугивать. На самом деле это бомба, которая когда-то взорвется.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber