Беларусь вернулась в эпоху бюджетного дефицита

По мере ухудшения экономической ситуации в стране в прессе все чаще встречается слово «дефицит». Пока, главным образом, речь идет о дефиците финансовом — нехватке средств в бюджете. Чем он нам грозит?

 

Откат на десятилетие

Предыдущий год Беларусь закончила с превышением расходной части бюджета сектора государственного управления над его доходами в размере 2,5 млрд рублей. Такой ситуации в сфере госфинансов не наблюдалось с 2010 года. Традиционно, даже при неблагоприятном прогнозе удавалось сохранить хоть небольшой, но бюджетный профицит.

В основе бюджетной системы лежит принцип сбалансированности. Это означает необходимость предусмотреть такой объем расходов, который бы покрывался потенциальным объемом поступлений. Справедливо и обратное. Причем в том случае, когда становится очевидно, что поступлений будет явно недостаточно, учитывается объем дополнительных заимствований средств внутри страны либо на внешнем финансовом рынке.

То есть, сама по себе нехватка средств не является чем-то экстраординарным для государственных финансов при наличии источников покрытия расходов. Более того, по мнению ряда экспертов, наличие дефицита может иметь стимулирующее воздействие на экономику. Однако данное утверждение справедливо для экономики рыночной, и эту особенность мы затронем несколько позже.

Теоретически, любой бюджет сбалансирован, ведь в противном случае он нереален для фактического исполнения. Возникновение разрывов между текущим объемом расходов и недостаточной доходной частью может привести к ряду негативных последствий. Например, к задержке финансирования и росту неплатежей. В конечном итоге, финансовая система даже в этом случае через некоторое время находит свое равновесие, однако цена его достижения может быть велика.

Поскольку конечный результат соотношения доходов и расходов государства на протяжении всего финансового года корректируется, для достижения равновесия можно использовать широкий перечень мероприятий — от перераспределения средств между бюджетами различных уровней или получателями до поиска дополнительных источников поступлений и отказа от неприоритетных расходов.

Сейчас, по заявлениям и действиям руководства профильных министерств, можно видеть, что правительство в текущей ситуации использует весь набор доступных инструментов.

Так, например, идет активный поиск дополнительных источников поступлений в бюджет, отменяются налоговые льготы. Кроме того, задействуются средства, накопленные за предыдущие годы в период устойчивого бюджетного профицита. 

 

Откуда вообще образуются дыры в государственных финансах?

С учетом широты охвата поля деятельности и возлагаемых на государство как институт обязанностей, причин может быть много.

В нашем случае можно говорить, например, о росте государственных расходов, которые не в последнюю очередь связаны с преодолением последствий пандемии — очевидным образом выросли расходы в сфере здравоохранения. Сказываются последствия коронавируса и на сокращении доходов бюджета — снизились поступления от налогов на прибыль и доходы от внешнеэкономической деятельности.

Если не брать в расчет чрезвычайные обстоятельства, едва ли не основной вклад вносит низкая эффективность государственных расходов, например, большой объем дотаций аграрному сектору и государственным промышленным гигантам. Не достигают ожидаемых результатов госрасходы в сферах деревообработки и цементной отрасли. Вызывают опасения вложения в сфере энергетики.

Прошлый год негативно сказался на сфере государственных финансов не только в нашей стране. Если в Беларуси дефицит республиканского бюджета составил 1,8% ВВП, то в Российской Федерации за аналогичный период расходы федерального бюджета превысили доходы на 3,8% ВВП, при том, что правительство России получило возможность использовать накопленные средства Фонда национального благосостояния для возмещения недополученных нефтегазовых доходов. В Польше аналогичный показатель в 2020 году составил 7%.

 

А при чем здесь госдолг?

Высокий процент дефицита бюджета не страшен сам по себе, если государство в состоянии решить проблему за счет эффективности экономики.

Результатом низкой эффективности экономики является рост государственного долга. Во многом именно его текущий размер в настоящий момент со все большей очевидностью становится как причиной бюджетного дефицита, так и его долгосрочным спутником.

В текущем году обслуживание государственного долга потребует средств в объеме, превышающем 10% расходов республиканского бюджета — более 3 млрд рублей. Несмотря на то что размер внешнего госдолга Беларуси в настоящий момент не перешел «красных линий», определенных Министерством финансов (40% ВВП), его размер не может не вызывать опасений.

Причин этому несколько. Во-первых, государственный долг сформирован главным образом в иностранной валюте, и, следовательно, использовать печатный станок для его погашения нет возможности. Во-вторых, возникают проблемы для его рефинансирования — европейские рынки для Беларуси закрыты, а возможности российского не безграничны.

Теоретически, как мы отмечали выше, бюджетный дефицит может иметь даже значимые положительные эффекты для национальной экономики. Его наличие, за счет роста государственных расходов, может противодействовать экономическому спаду, снижать уровень безработицы, стимулировать рост потребительских расходов. Это, в свою очередь, повышает уверенность бизнеса, его оптимизм, что приводит к росту инвестиций.

На такой эффект, вероятно, рассчитывают сейчас, говоря о запуске нового инвестиционного цикла. Однако это верно для условий рыночной экономики, где государство находит возможности для преодоления текущих последствий бюджетного дефицита, ожидая долгосрочный положительный эффект.

Такие возможности выражаются в доступных кредитных ресурсах, создании условий для деловой инициативы, эффективном использованием накопленных резервов.

Немаловажную роль играет здесь характер экономики. Если в ее основе лежит торговля природными ресурсами, благоприятная внешняя конъюнктура может на некоторое время сгладить проблемы, вызванные бюджетным дефицитом, отложить проблему на потом. Если экономика природными богатствами похвастаться не может, альтернативами становятся рост внешних заимствований, снижение расходов, рост налогов, безработицы и работа печатного станка.

Экономическая история Беларуси последних трех десятков лет любопытна тем, что на ее протяжении мы можем увидеть результаты всех этих сценариев. Поэтому нам даже не нужно искать примеры из других стран. Достаточно оглянуться, чтобы увидеть тернистые пути, которыми страна уже выбиралась из аналогичных проблем.

Ранее путем проб и ошибок экономика вырабатывала свои модели роста, противодействия инфляции, внешних заимствований на приемлемых условиях за счет либерализации, смягчения делового климата, открытого рынка, работы над репутацией страны. Собственно, такие решения не стали чем-то совершенно новым, а лишь подтверждали общеизвестные экономические законы.

Однако в условиях существенно изменившейся и ставшей крайне недружелюбной за последний год внешнеэкономической конъюнктуры у администрирующих госорганов остается не так уж много хороших вариантов решения проблемы.

 

 

«Кошт Урада» специально для Naviny.by

 

 

Использованы стоковые изображения от Depositphotos

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber