Лукашенко про «перамены». Новая конституция никому не нужна?

Александр Лукашенко довольно четко дает понять, что менять конституцию не рвется. Похоже, что процесс подготовки нового основного закона, вызванный бурными событиями прошлого года, теперь идет в основном по инерции. А вообще вождь политического режима вновь обрел уверенность и не прочь подольше оставаться в нынешнем кресле.

Конституцию в Беларуси решили обновить «не только потому, что время пришло. А потому, что все орали: дайте “перамен”!» — заявил Лукашенко 13 августа в Рогачевском районе.

Похожим образом он высказался 9 августа во время «Большого разговора»: «Замечу, на “пераменах” и переменах настаивали многие. И тогда все восприняли изменения в конституции как первый, самый главный и основной шаг к этим переменам».

В обоих случаях Лукашенко с подчеркнутой интонацией употребил белорусскоязычный вариант «перамены». Таким образом он обычно троллит своих политических противников.

В целом же месседж можно расшифровать так: вы хотели чего-то свеженького, ну вот я и откликнулся на просьбы трудящихся. А в принципе меня и статус-кво устраивает.

 

За год вождь зацементировал ситуацию

Да, за год много воды утекло. В августе 2020-го на встрече с рабочими Минского завода колесных тягачей (это там кричали «уходи!») выглядевший растерянным Лукашенко обещал и новую конституцию, и новые выборы всех уровней после нее, и свой скорый уход. Все, мол, будет, как вы захотите.

Но потом он взял ситуацию в свои руки, перемолол протесты и почувствовал себя гораздо увереннее — во многом и благодаря кремлевской поддержке.

Тональность разговора о конституционных преобразованиях изменилась. По итогам провластного соцопроса в начале февраля 2021 года было объявлено: около 60% белорусов считают, что действующая конституция соответствует запросам общества.

Такие же нотки: мол, нам хорошо и с этой конституцией, и с этим вождем — звучали в феврале и на Всебелорусском собрании. Сам Лукашенко с его трибуны подчеркнул, что, «создавая новую конституцию, мы будем действовать очень аккуратно и осторожно».

В марте же на встрече с членами конституционной комиссии он говорил не о новой, а об «обновленной» конституции, а также употребил в этом контексте показательное словечко «корректировка».

Уже тогда стало ясно, что никакой серьезной переделки основного закона не будет. Но поскольку изменения были обещаны (в том числе, судя по всему, и Кремлю), то, сказав «а», как-то надо говорить и «б».

 

Эксперт: Лукашенко будет стараться «отсидеть пять лет»

В августе — сентябре 2020 года, когда бушевали протесты, Лукашенко нужно было «либо уходить, либо что-то предлагать», отметил в комментарии для Naviny.by директор Института политических исследований «Политическая сфера» Андрей Казакевич.

По его мнению, путь конституционной реформы как «альтернативу уличной демократии» могла предложить Москва.

«Но когда фактор улицы ушел, перед Лукашенко встал вопрос: а зачем?» — предполагает политолог.

Он подчеркивает, что неофициально обнародованный проект новой конституции сохраняет президентскую республику, хотя и «вводятся элементы системы сдержек и противовесов» (конечно, весьма ограниченные).

При этом уже очевидно, что «принципиальной ломки системы не будет». К тому же условно либеральных моментов в процессе доработки проекта может стать меньше, прогнозирует эксперт. В итоге «новая конституция станет еще больше похожей на нынешнюю».

Пока непонятно, когда новый основной закон вступит в действие, когда состоятся новые президентские выборы, подчеркивает собеседник Naviny.by.

Похоже на то, что Лукашенко будет стараться «отсидеть пять лет», то есть остаться в нынешнем кресле до 2025 года. Подтолкнуть его к уходу может разве что Москва, сказал Казакевич.

 

Процесс идет по инерции

Сложилась парадоксальная ситуация, когда, если разобраться, новая конституция никому в Беларуси не нужна, отметил в комментарии для Naviny.by белорусский политолог Валерий Карбалевич.

«Противникам Лукашенко это не нужно, потому что они хотели совсем других перемен», — говорит эксперт. Сторонникам Лукашенко тоже непонятно, зачем что-то менять, если и так победили. Вряд ли понимает, в чем смысл смены основного закона, и номенклатура, рассуждает собеседник Naviny.by.

Он предполагает, что и «для самого Лукашенко теперь возник вопрос, зачем нужна новая конституция».

При этом Лукашенко «явно не торопится» — срок, когда доработанный проект должны положить на его стол, перенесен с 1 августа на 1 сентября, подчеркнул Карбалевич.

Добавим: остается неизвестным, насколько в вопросе конституционной реформы (и связанного с ней транзита власти) на Лукашенко сейчас давит Москва. Раньше ее спикеры напоминали об этом часто, теперь тема практически ушла.

Можно предположить, что Лукашенко в какой-то степени убедил Владимира Путина: главное, мол, что цветная революция не прошла и я снова держу страну в кулаке; зачем тогда пороть горячку и ломать систему, которая работает?

 

Терзания по поводу транзита

Конечно, при всем при том Лукашенко понимает, что он не вечен. Так что время от времени заговаривает о своем уходе, втором президенте. И под транзит власти основной закон в любом случае надо бы подогнать.

«Нельзя эту конституцию, которая есть, — она действительно очень авторитарная, — передать тому президенту, который придет. Потому что мы не знаем, кто он еще будет и как он себя поведет», — пояснял Лукашенко во время «Большого разговора». Поэтому, мол, часть полномочий «стратегического характера» следует передать Всебелорусскому собранию.

В то же время он, похоже, еще не определил свое место в новой конфигурации власти. Прозвучала показательная ремарка: «…Так молитесь Богу, чтобы я согласился еще быть председателем Всебелорусского народного собрания».

Потому, судя по проекту, Лукашенко не готов серьезно обстригать президентские полномочия. Ведь если захочет баллотироваться еще раз, то получится, что обстриг полномочия самому себе.

 

Немыслимо расстаться с властью?

Лукашенко рефреном твердит, что не может отдать страну, бросить на произвол судьбы (растерзание врагам) своих сторонников, свою гвардию.

Похоже, он просто не представляет себя вне власти. К тому же не уверен, что даже самый преданный преемник сможет обеспечить ему и его семье гарантии безопасности.

Чтобы выстроенная за четверть века система устояла вопреки запросам значительной части общества, после восстания масс в августе 2020-го были устроены беспрецедентные по жестокости репрессии. Зачистка «вражеского элемента» продолжается.

С учетом психологии Лукашенко с большой степенью уверенности можно предположить, что он будет держаться за власть до последней возможности, отодвигая транзит. А потому вождя и впрямь вполне бы устроила пока и старая конституция.

Но коль скоро референдум уже обещан, то он пройдет — в атмосфере тотального страха, чтобы никто и не пикнул. А новый основной закон, скорее всего, будет отличаться от старого лишь рядом декоративных элементов.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber