Новые западные санкции. Режим Лукашенко обложили со всех сторон

Крупнейшие мировые державы расширением санкционных списков отреагировали на продолжающиеся репрессии и нарушения прав человека в Беларуси.

9 августа новые ограничения в отношении белорусских физических и юридических лиц ввели США, Канада и Великобритания. 11 августа к очередному пакету европейских санкций присоединилась Швейцария.

Новые ограничения затронут наиболее прибыльные сектора белорусской экономики — нефтепереработку, добычу и экспорт калия, табачную отрасль, производство продукции двойного назначения.

 

Поворот на Мурманск

Реакция игроков рынка не заставила себя ждать.

С декабря продукция «Беларуськалия» не будет перевозиться через Литву, сообщил 12 августа министр транспорта и коммуникаций Литвы Марюс Скуодис.

По его словам, на решение повлияли объявленные США в понедельник санкции в отношении Беларуси, в том числе «Беларуськалия».

«Если есть субъект, подпавший под санкции, компании отказываются иметь какие-либо деловые отношения, избегая риска, и я могу твердо заявить, что с декабря, когда санкции вступят в силу, удобрения перестанут перемещаться через Литву», — цитирует министра портал Delfi.

По словам министра, белорусские удобрения — это примерно треть грузов, следующих по Литовским железным дорогам и через Клайпедский порт.

В 2020 году объем выручки за белорусский калий, отгруженный через порт Клайпеды, составил порядка 2,4 млрд долларов.

Быстро переориентировать белорусский калий на российские порты не получится в силу ряда технических и логистических проблем, отмечают эксперты.

Во время недавнего «Большого разговора» Александр Лукашенко упомянул порты Мурманской области — мол, можно использовать их. Идею тут же подхватил губернатор российского региона Андрей Чибис, предложив «максимально выгодные условия для перегрузки калийных удобрений через регион».

Однако даже человеку несведущему в тонкостях перевалки калийных грузов понятно, что это, мягко говоря, не совсем удобный вариант для Беларуси — слишком далеко.

По мнению экономиста BEROC Льва Львовского, это предложение, скорее, «из разряда шапкозакидательства». Действительно, еще недавно серьезно обсуждалась опция перевалки белорусского калия через порт Усть-Луга, но и это оказалось довольно сложно, хотя транспортное плечо в два раза меньше, чем в порт Мурманска.

«Предложение обсуждалось на высоком уровне, были озвучены ряд трудностей, в том числе нехватка спецвагонов и значительная сумма денег на их закупку. Кроме того, требуется как минимум год на то, чтобы подготовить порт в Ленинградской области. А уж о Мурманске речь и вовсе не идет», — подчеркнул эксперт в комментарии для Naviny.by.

 

С введением британских санкций у Минска остается меньше обходных путей

Эксперт отметил значимость присоединения к европейским санкциям Великобритании, поскольку эта страна является «важной для международной торговли — через нее идут разные финансовые потоки, и многие фирмы, которые занимаются торговлей белорусскими нефтью и калием, зарегистрированы в Британии».

Если бы Великобритания не присоединилась к европейским ограничительным мерам, считает Львовский, для белорусских предприятий существовала бы потенциальная лазейка для обхода санкций или для нивелирования их эффекта.

Наложив же санкции на российского олигарха Михаила Гуцериева, которого называют одним из «кошельков Лукашенко», она тем самым показала, что настроена серьезно, и для Беларуси этот финансовый эффект будет ощутимым, уверен аналитик.

«Британия обычно извлекает выгоду от того, что является безопасной пристанью для активов российских олигархов, там особо не интересуются происхождением денег. Однако мы видим, что сейчас британцы всё больше и больше доказывают, что принципы иногда важнее денег», — отметил Львовский.

По его мнению, санкции в отношении именно Гуцериева введены не только ввиду большого участия его капиталов в белорусской экономике, но и в связи с «его знаниями и связями, которые могли быть очень важны для обхода санкций». Однако теперь, предположил Львовский, «Гуцериев будет больше занят собственными проблемами, и у него вряд ли останется время на помощь Беларуси».

 

Не так страшны прямые санкции, как побочные эффекты

И все же самыми болезненными для белорусского режима эксперты называют американские санкции.

Подписанный президентом США указ позволяет вводить санкции в отношении лиц, занятых в определенных секторах экономики, включая такие сферы, как оборона, безопасность, энергетика, калийные удобрения, табачные изделия, строительство, транспорт или «любой другой сектор экономики Беларуси, который может быть определен министром финансов после консультации с государственным секретарем».

Здесь, по мнению Львовского, более важен не прямой эффект, ведь США мало торгуют с Беларусью напрямую. Гораздо серьезнее вторичные санкции.

До сих пор американская программа санкций по Беларуси не предусматривала такого эффекта, ранее ограничения накладывались только на американские компании и их отделения, которые не могли вести бизнес с предприятиями, находящимися в санкционном списке. Компаниям же из третьих стран не запрещалась торговля.

Но теперь западные банки будут бояться обслуживать таких клиентов, а компании, при наличии выбора, предпочтут менее проблемных поставщиков.

 

Размытость формулировок: это хорошо или плохо?

В то же время аналитик обратил внимание на «размытость формулировок» в указе президента США, по его мнению, их можно по-разному трактовать.

«Например, указано, что под санкции должны попасть люди и предприятия, замешанные в public collapse — в нарушениях прав человека. Но если смотреть на юридический аспект, то формально никаких судов же не было, и сказать, что тот или иной человек нарушал права человека, невозможно», — заметил он.

Однако, по словам аналитика, санкции обычно так и прописываются, потому что если ждать разбирательства международного суда по тому или иному конкретному эпизоду, то могут пройти годы. «Санкции — это вопрос более политический, нежели юридический», — уверен Львовский.

В реальности компании, особенно мелкие, воспринимают эти размытые формулировки очень серьезно и обычно примеряют их на себя, в итоге предпочитая отказаться от сотрудничества с потенциально токсичными предприятиями.

Кроме того, Львовский уверен: если у США и Евросоюза «серьезные намерения в отношении санкций, то ничто не помешает очень быстро добавить новые компании в санкционные списки, а эта неточность формулировок, скорее, будет работать против белорусских физических и юридических лиц».

«Надо посмотреть на практику применения: если все заявления США считать серьезными, и это не формальная отписка Байдена, чтобы успокоить белорусскую оппозицию, то это действительно может иметь наисерьезнейший эффект», — подчеркнул аналитик.

Но результаты, отмпетил Львовский, будут видны не ранее 2022 года, «поскольку все принятые санкции имеют отложенный эффект».

Если же в ближайшее время риторика Лукашенко не изменится, и в отношении белорусского общества будут продолжаться репрессии, это может привести «к более жесткому применению текущих санкций, и к принятию новых. А так как значимая часть нашей экономики зависит от государства, то эти санкции возымеют разрушительный эффект на всю экономику».

 

Для России санкции в отношении Минска — не пустой звук

А что же Россия, которая для официального Минска и главный политический союзник, и основной рынок сбыта, и сговорчивый кредитор?

 «Не стоит думать, что для России санкции США и Евросоюза — это пустой звук, — отметил Львовский. — Взять Крым. Российские власти призывают открывать там бизнес, дают кучу льгот, но что-то мы не видим, чтобы крупные компании массово шли в Крым — при всей поддержке политики Москвы, бизнесмены не хотят подпадать под американские санкции», — пояснил Лев Львовский.

Если говорить о поставках белорусских калийных удобрений, крупнейшими покупателями являются Китай, Бразилия и Индия, напомнил эксперт. Однако, по его мнению, Китай не любит связываться с санкционными предприятиями. Да, по официальной риторике Китай вроде и не самый ближайший друг США, но на самом деле очень связан с этой страной — это две главные экономические державы, поэтому Китай не будет сотрудничать с компаниями, которые находятся под санкциями. Про Индию можно сказать то же самое, отметил аналитик.

«Современный мир очень глобальный. Если мы говорим о крупной компании, шансов на то, что она существует в каком-то безвоздушном пространстве и не связана ни с финансами США, ни с фондовым рынком, ни с какими-нибудь компаниями-перевозчиками из США, очень малы», — сказал экономист.