Аналитики: минувший год стал шоковым для белорусского бизнеса

Общественно-политический кризис в Беларуси негативно сказался на экономике — такое мнение высказали эксперты в комментарии БелаПАН.

Они отмечают, что в течение года страна пережила несколько шоков — закрытие предприятий малого бизнеса по политическим мотивам, миграцию предприимчивых людей, отток капитала, а также введение западных санкций против Беларуси. Если в ближайшей перспективе государство не предпримет прогрессивных шагов, ситуация в экономике будет только ухудшаться.

По оценке академического директора независимого исследовательского центра BEROC Катерины Борнуковой, сейчас экономика Беларуси «чувствует себя гораздо лучше, чем ожидалось».

«Это связано с тем, что мир стал выходить из пандемии, при этом вырос спрос на те товары, которые Беларусь традиционно экспортирует. Государственный и частный секторы быстро восстановились, частично решились и финансовые проблемы, которые были в экономике: стало легче обслуживать долги предприятий, сократились складские запасы и так далее», — отметила она.

Однако, подчеркнула эксперт, это не может длиться бесконечно: «когда перспектив роста не останется, будет только падение» — и это надо понимать властям.

По словам Борнуковой, в правительстве противоборствуют два блока: экономисты-рыночники и сторонники «закручивания гаек». Особенно это заметно по отношению государства к частному бизнесу.

«Для многих представителей власти частный сектор — это совершенно незначимая часть экономики, для них фокус внимания всегда был направлен на госпредприятия. И когда оказалось, что многие представители малого и среднего бизнеса активно участвовали в протестах и забастовках, это вызвало желание отомстить, наказать, запретить, поднять налоги», — отмечает эксперт.

С другой стороны, продолжила она, «есть экономический блок правительства, который прекрасно понимает, что частный сектор — это почти половина экономики, более того, это драйвер роста, в частности сфера IT». Представители этого блока «старались нивелировать антирыночные инициативы — например, закрыть все предприятия, которые бастовали».

«На стадии исполнения это все понемногу гасилось, — говорит Борнукова. — То же самое мы видим по отношению к Парку высоких технологий. Было много негативной риторики: мол, мы им дали льготы, вы пользовались ими, а потом вышли на протесты и так далее. К счастью, пока мы не видим, что это трансформируется в какие-то такие серьезные экономические репрессии против айтишников».

Тем не менее, считает эксперт, умеренной части правительства все сложнее «сдерживать давление на частный сектор». Пример тому — недавний всплеск арестов в компаниях «Юркас», «Модум» и «21 век». Уголовные дела «Юркаса» и «Модума» оказались политическими — их владельцев обвинили в финансировании протестов. «Все это политизируется и используется как сигнал, посыл всему бизнесу: будьте осторожными, не высовывайтесь, не высказывайте политического мнения. Это такая акция запугивания», — отмечает Борнукова.

Она также обратила внимание на возврат к вопросу о создании профсоюзов на частных предприятиях. «Эта тема поднималась еще осенью, но, к счастью, заглохла, потому что очевидно: профсоюз на небольших частных предприятиях — это нонсенс. Но сейчас, боюсь, будет достаточно тяжело отвертеться — со всеми вытекающими негативными последствиями для частного сектора», — считает аналитик.

Все эти процессы не способствуют позитивному настроению в малом бизнесе, который переживает серьезный кризис, отмечают эксперты. За полгода число его активных субъектов сократилось более чем на 4 тысячи, прекращена деятельность 12 860 ИП.

По данным Белстата, с начала 2021 года количество юрлиц уменьшилось на 0,4%, в то время как ИП стало больше на 1,3%. Однако, по оценке экономистов, это вовсе не говорит о хорошем деловом климате в стране — бизнес не развивается, он просто перетекает из более крупных организационных форм юрлиц в мелкое индивидуальное предпринимательство.

«Пытаясь оптимизироваться, бизнес мельчает», — поясняет директор Минского столичного союза предпринимателей и работодателей (МССПиР) Виктор Маргелов. Этому способствуют сокращение внутреннего спроса и, соответственно, товарооборота, снижение уровня жизни населения, отсутствие доступа к нормальному кредитованию.

Самым больным вопросом Маргелов считает ситуацию с индивидуальными предпринимателями. По его словам, готовящиеся изменения в Налоговый кодекс и другие нормативные акты могут уничтожить ИП как класс. «Это приведет к серьезным обвалам на этом рынке. Надеяться на то, что ипэшники перейдут в микропредприятия, я бы не стал — в лучшем случае 10% поменяют по этой причине форму собственности», — говорит директор бизнес-союза.

«Проблема решаемая, но — исключительно в сотрудничестве с бизнес-сообществом», однако с подачи чиновников это взаимодействие «стремительно падает и приближается к нулю», добавил Маргелов.

 

Использованы стоковые изображения от Depositphotos

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber