Официальному Минску срочно нужны друзья. Даже если они так себе

Международная изоляция вновь подталкивает белорусские власти к Движению неприсоединения.

Оказавшись в очередной раз в непростой международной ситуации, Беларусь обращается к старым друзьям. Даже несмотря на то, что, как показывает практика, они не всегда и не совсем друзья. Речь идет о странах Движения неприсоединения, в котором Беларусь, по сути, — единственное европейское государство.

На прошедшем 20 июля совещании по приоритетам внешней политики с участием Александра Лукашенко было заявлено, что стратегия в этой сфере нуждается в корректировке.

Министерство иностранных дел как профильное ведомство наверняка заранее знало о подобных заявлениях и, возможно, готовило их. Тем более что неделей ранее глава МИД Беларуси Владимир Макей в формате видеоконференции участвовал во встрече министров иностранных дел стран Движения неприсоединения (ДН).

 

Количество не перешло в качество

Большинство белорусов, скорее всего, не только не знают о членстве своей страны в этой организации, но и вообще — о ее существовании. Между тем Движение неприсоединения насчитывает 120 участников, являясь второй в мире крупнейшей организацией после ООН.

Идея объединения государств, не участвующих в военных блоках, возникла в середине пятидесятых годов прошлого столетия, а само Движение было формализовано в 1961 году. Оно боролось против колониализма, за суверенитет и независимость входящих в него наций, их политическое и экономическое равноправие, и добилось на этих фронтах определенных успехов.

Однако после окончания «холодной войны» организация утратила свою исходную цель. Попытки переориентироваться на решение экономических проблем в целом не удались. Да и вообще, выяснилось, что в крайне разнородной массе стран Африки, Азии и Латинской Америки достичь единства взглядов по большинству современных проблем практически невозможно.

Даже с чисто административной точки зрения этот форум выглядит несколько странно: он функционирует без секретариата и без бюджета. В результате в данном случае оказался нарушенным один из фундаментальных законов марксистской диалектики — перехода количества в качество.

 

ДН как спасение от международной изоляции

Что же привело Беларусь в эту организацию, в которой, мы числимся, по сути, единственной европейской страной? В какой-то мере это стало следствием другого парадокса: Беларусь остается единственным государством на европейском континенте, не входящим в Совет Европы.

Минск вступил в Движение неприсоединения в 1998 году по ряду причин. Прежде всего, после конституционного референдума 1996 года Беларусь оказалась в глубокой международной изоляции, поэтому на взаимодействие с ДН начальном этапе рассматривалось как прорыв блокады.

Не исключено также, что одной из целей было использование столь масштабной структуры для реализации существовавших в свое время у белорусского руководства глобальных замыслов по созданию некоего нового мирового центра политической силы.

Так, во время посещения саммита ДН в 2006 году Александр Лукашенко заявил: «Движение неприсоединения должно стать самостоятельным мировым центром политической силы, с которым на равных считаются остальные участники мирового сообщества». На тот момент, после очередных президентских выборов, отношения белорусского режима со значительной частью мира тоже были не в лучшем состоянии.

На решение о вступлении в ДН, возможно, повлияли и надежды Минска расширить за счет новых партнеров рынки сбыта для белорусской продукции. Хотя трудно поверить, что профессионалы в подобных обстоятельствах могли всерьез рассчитывать на успех.

 Зато в качестве наиболее реального достижения вполне могла ожидаться солидарность партнеров по ДН при голосовании в ООН по вопросам, касающимся прав человека, наиболее чувствительным для белорусских властей.

 

Маятник вновь качнулся в другую сторону

Затем взаимодействие с Западом начало постепенно приходить в норму, и ДН опять отошло на задний план. В итоге в 2013 году на самом высоком уровне прозвучало признание: «Мы так и не смогли преодолеть центробежные силы и движения, даже в этом Движении неприсоединения. Даже с точки зрения выгоды — по разным причинам».

Пожалуй, самым наглядным свидетельством падения значения ДН стал отказ Лукашенко от участия в предыдущем саммите, проходившем в октябре 2019 года в Баку — у коллеги Ильхама Алиева, к которому он наведывается регулярно.

Однако нынешняя ситуация, похоже, в очередной раз возбудила у Минска интерес к Движению. Во всяком случае, в своем выступлении на недавнем саммите Макей высказался об этой организации весьма комплиментарно.

ДН, по его словам, уже не только «играет важную роль в построении более справедливого, безопасного и устойчивого мироустройства», но и «обладает необходимым потенциалом для выработки совместных мер в ответ на глобальные вызовы современной эпохи, к числу которых относятся односторонние принудительные меры со стороны отдельных государств в отношении других суверенных стран».

Возможно, в Движении и в самом деле произошли какие-то существенные перемены. Правда, в отношении Беларуси они пока не просматриваются.

Как раз в день проведения саммита Совет ООН по правам человека принял резолюцию с осуждением ситуации с правами человека в Беларуси. Из 21 голоса «за» членам ДН принадлежали три, из 7 «против» — пять. Но особую досаду белорусской стороны может вызывать тот факт, что в Движении состоят все 19 воздержавшихся стран, включая Узбекистан, которые могли бы заблокировать принятие документа.

Складывается впечатление, что одно из направлений усиления деятельности белорусского МИД уже определено. Однако, если судить по прежнему опыту, работы здесь предстоит много. Да и большие достижения не гарантированы.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber