Налоговый маневр. Минск требовал живых денег, Москва согласилась дать в долг

Лукашенко неоднократно обвинял Россию в том, что налоговый маневр был затеян специально, чтобы «надавить на Беларусь».

На прошедших 13 июля в Санкт-Петербурге переговорах Владимир Путин и Александр Лукашенко договорились о кредитной поддержке Беларуси в связи с налоговым маневром в нефтяной отрасли России.

Комментируя итоги встречи, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков не стал озвучивать объемы кредита, объясняя это тем, что сумма «еще будет уточняться в ближайшее время».

 

Кредит вместо компенсации

Экономический инвестиционный эксперт Даниэль Крутцинна в комментарии для Naviny.by напомнил, что раньше Минск добивался от Москвы компенсации за налоговый маневр, и там были немалые суммы претензий. Теперь же речь идет о кредитной поддержке.

Эта договоренность, считает Крутцинна, имеет политический подтекст, а налоговый маневр можно считать «благовидным поводом для выделения кредита».

Напомним, Россия проводит второй этап налогового маневра в нефтяной отрасли, который предполагает, что в 2019—2024 годах вывозная пошлина на нефть, которую Беларусь при импорте углеводородного сырья не уплачивает, снизится с 30% до 0%.

Одновременно с этим на величину снижения экспортных пошлин повышается налог на добычу нефти, что приведет к увеличению входящей стоимости нефти для Беларуси до уровня мировой.

Белорусское правительство неоднократно подчеркивало, что налоговый маневр чреват тем, что эффективность работы местных НПЗ снизится, и они в итоге окажутся в неравных условиях хозяйствования с российскими заводами, а нефтепродукты из соседней страны постепенно вытеснят белорусские с нашего собственного рынка.

Кроме того, будет невыгодно экспортировать выработанные из российского сырья нефтепродукты, а для Минска это один из основных источников валютных доходов.

Власти Беларуси оценили ущерб от налогового маневра к 2024 году в 10,8 млрд долларов — речь идет о потерях бюджета и дополнительных расходах нефтеперерабатывающих заводов на закупку нефти.

Лукашенко неоднократно обвинял Россию в том, что налоговый маневр был затеян специально, чтобы «надавить на Беларусь», и называл ситуацию «проявлением имперских амбиций России». Правительству было дано задание рассмотреть различные варианты альтернативных поставок нефти.

Академический директор Центра экономических исследований BEROC Катерина Борнукова также подчеркивает, что «Беларусь ранее говорила о компенсации налогового маневра не в виде кредита — речь шла о том, чтобы он был компенсирован собственно трансфертом в бюджет».

«И какое-то время какие-то выплаты происходили, Беларусь получала небольшие компенсации», — отметила она в комментарии для Naviny.by.

Аналитик предположила, что если в контексте новых договоренностей речь ведется не обо всех пяти годах налогового маневра, а только о текущем или о следующем годе, то сумма кредитной поддержки может быть «относительно небольшой — несколько сотен миллионов долларов, но не миллиарды».

В любом случае, подчеркнула Борнукова, предлагаемый кредит — «это временное решение вопроса, и деньги нашей стране придется отдавать».

В данной ситуации, считает аналитик, для официального Минска был важен другой аспект — «Россия сигнализирует, что все еще поддерживает Беларусь, и благодаря этой поддержке страна сможет противостоять санкциям».

Белорусский эксперт в энергетической сфере Татьяна Манёнок также заостряет внимание на том, что Беларусь добивалась не кредитов, а компенсации издержек за налоговый маневр в нефтяной сфере России.

«Об этом говорилось неоднократно, и Александр Лукашенко публично заявлял о том, что есть договоренности, даже определились с компенсацией, и правительства уже должны администрировать этот механизм»,— отметила Манёнок в комментарии для Naviny.by.

Но поскольку российская сторона увязывает решение вопроса налогового маневра с подписанием союзных программ в рамках углубленной интеграции, можно предположить, что есть проблемы с согласованием каких-то программ:

«Со стороны Беларуси, думаю, возникла некая пауза с подписанием союзных программ, а они должны быть подписаны пакетным принципом. Поэтому вышли на такой вариант — о предоставлении кредитной поддержки Беларуси. Но за кредиты, как известно, надо расплачиваться».

При этом, отметила эксперт, сегодня сложно оценить, «какой объем кредитной поддержки может быть востребован в связи с налоговым маневром, так как Белстат закрыл оперативную информацию по экспорту, в том числе по поставкам нефтепродуктов на внешние рынки».

Манёнок напомнила, что белорусская нефтянка сейчас находится под санкциями, в связи с чем объемы переработки и экспорта нефтепродуктов могут сократиться.

«В определенной степени мяч сейчас на стороне Беларуси, и вопрос стоит в том, как она будет выполнять свои договоренности по подписанию дорожных карт. Ведь подписав их, Беларусь попадет в полную зависимость от России. Но сейчас финансовая поддержка со стороны России в нефтяной сфере (и не только) нужна, потому что вопросы с привлечением внешних ресурсов в Беларуси стоят чрезвычайно остро. Рефинансировать прежние кредиты, по утверждению властей, вроде как получается, валютная выручка от экспорта белорусских нефтепродуктов растет из-за внешней конъюнктуры, но, тем не менее, проблемы сохраняются», — подчеркнула эксперт.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber