«Я останусь свободным человеком». Приговор по «делу студентов» огласят 16 июля

Приговор по «делу студентов», фигурантами которого являются 12 человек, будет оглашен в суде Советского района Минска 16 июля. Процесс ведет судья Марина Федорова.

Как сообщает правозащитный сайт spring96.org, 12 июня обвиняемые, которые признаны политзаключенными, выступили на процессе с последним словом.

Анастасия Булыбенко, Ольга Филатченкова, Кася Будько, Виктория Гранковская, Алана Гебремариам, Яна Оробейко, Егор Канецкий, Ксения Сыромолот, Мария Каленик, Татьяна Екельчик, Глеб Фицнер, Илья Трахтенберг. Иллюстрация mediazona.by


Бывший студент мехмата БГУ Илья Трахтенберг отметил, что обвинения в его отношении имеют большое количество процессуальных нарушений, «а значит, не могут иметь юридической силы и являться доказательством по уголовному делу». Он не считает свои действия преступлением и уверен, что уголовное дело — «исключительно политически мотивировано».

«Я открыто выражал свое мнение. Вне зависимости от того, что меня ждет, я останусь свободным человеком, потому что я могу самостоятельно мыслить и принимать решения», — цитируют правозащитники молодого человека.

Преподаватель БГУИР Ольга Филатченкова выступила с последним словом на белорусском языке: «Я чувствую вашу любовь каждую минуту, и именно она помогла мне пройти через испытания судьбы, быть сегодня здесь с вами и честно смотреть вам в глаза. Горжусь тем, что имела возможность преподавать в одном из лучших университетов страны и делала это не за деньги, а по совести».

Она выразила надежду, что наступит день, когда «все смогут жить в новой, свободной стране». И сожаление, что «такие талантливые и смелые люди уже восемь месяцев провели в тюрьме и пострадали только за то, что не согласны с несправедливостью, которая происходит сейчас повсюду».

Бывшая студентка БНТУ Анастасия Булыбенко в своем последнем слове подчеркнула, что провела восемь месяцев в СИЗО за то, что стремилась утвердить права и свободы всех граждан Беларуси и желала сделать страну лучше. Она отметила, что ей всего 19 лет, но есть вещи, для понимания которых возраст не имеет значение.

«Я вышла не против власти, я вышла против насилия, унижения, беззакония и лжи. Потому что меня невозможно заставить смотреть и не видеть, — сказала Анастасия. — Я знаю, что я всё сделала правильно. Мне все еще больно, но мне уже не страшно. Я не верю людям, но я никогда не перестану верить в людей. Я в заключении, но моя свобода внутри. В моих действиях отсутствует состав преступления и единственный справедливый приговор будет — оправдание».

Выпускница БГМУ, член Координационного совета Алана Гебремариам, сообщают правозащитники, заявила, что «нет ни одного фактического доказательства» ее вины; «ни о каком предварительном сговоре не может быть и речи», поскольку лично она знакома только с Ксенией Сыромолот; она никогда и никому не давала никаких указаний, не распределяла роли, не планировала массовые мероприятия.

Гебремариам не признала своей вины и заявила, что ни о чем не жалеет. Девушка считает, что «ни при каких обстоятельствах студенты не должны находиться в тюрьме или СИЗО, ведь это путь в никуда».

Она познакомилась с остальными фигурантами на ознакомлении с делом и оценивает их как умных, креативных и сильных духом людей, настоящих патриотов своей страны. Гебремариам подчеркнула, что ни они, ни она — не преступники и не хотели ничего плохого для своей страны.

В свою очередь студентка БГУ, пресс-секретарь «Задзіночання беларускіх студэнтаў» Ксения Сыромолот заявила: «Если вы, высокий суд в частности, и Республика Беларусь, именем которой выносится обвинительный приговор, в целом считаете, что преступно следовать Конституции, преступно не врать, преступно усердно учиться, преступно помогать людям, преступно творить, преступно быть человеком, то я пойму мотивацию любого обвинительного приговора. Я пойму, что восемь месяцев находилась в СИЗО и еще полтора года буду находиться в колонии за все мной выше названное».

Студентка БГПУ, активистка «Задзіночання беларускіх студэнтаў» Кася Будько отметила, что все обвиняемые — «очень интересные, умные и классные ребята и должны оставаться такими в дальнейшем, продолжать развиваться назло невзгодам». Она добавила, что ей обидно за происходящее в стране, что «самые достойные и перспективные студенты вынуждены сидеть в тюрьме». «Но я люблю Беларусь со всеми ее плюсами и минусами даже спустя восемь месяцев в тюрьме», — подчеркнула Кася.

Студентка БГПУ, активистка «Задзіночання беларускіх студэнтаў» Яна Оробейко рассказывала, с кем познакомилась в СИЗО, как они общались, чему учили друг друга.

«Каждый из этих людей — это надежда на то, что лучшее будущее возможно. Каждому из них я благодарна! За восемь месяцев я встретила много разных людей с разными предпочтениями, принципами и идеалами, разными судьбами. И эти восемь месяцев режимных мероприятий не смогли переубедить меня в том, что страх рушит доверие и все то, без чего не может существовать и функционировать здоровое общество. Поэтому и по сотне других причин моим последним словом будет — свобода», — цитирует политзаключенную правозащитный сайт.

Бывшая студентка БНТУ Виктория Гранковская во время своей речи сослалась на статью 33 Конституции Беларуси, которой каждому гарантируется свобода мнений и убеждений и их свободное выражение.

«Но в прошлом году, как и сейчас, у нас хотели забрать это право. Настоящее уголовное дело этому пример. Я не могла и не буду мириться с необоснованным насилием в отношении мирных граждан, закрывать на это глаза и делать вид, что все в порядке». Она добавила: «Я все так же верю в честь, достоинство и справедливость людей. Я не собираюсь признавать то, чего не делала».

Студент БГУ, активист «Задзіночання беларускіх студэнтаў» и «Свободного профсоюза» Егор Канецкий отказался от последнего слова, а студент МГЛУ Глеб Фицнер еще раз признал свою вину и просил не выносить суровое наказание.

Студентка БГУ Татьяна Екельчик просила суд вынести «единственно верный оправдательный приговор и не лишать талантливых и умных молодых людей свободы».

Студентка Академии искусств Мария Каленик поблагодарила свою семью за поддержку, сказала о том, что любит ее. Благодарила студентов Академии искусств, волонтеров и всех, кто ей писал письма и слова солидарности.


Читайте также:


Представители гособвинения запросили для Ксении Сыромолот, Егора Канецкого, Ильи Трахтенберга, Татьяны Екельчик, Каси Будько, Яны Оробейко, Виктории Гранковской, Анастасии Булыбенко, Марии Каленик, Аланы Гебремариам и Ольги Филатченковой по два года и шесть месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Для Глеба Фицнера, единственного, признавшего свою вину в суде, — два года лишения свободы.

Подсудимых обвиняют в сговоре, совершении преступления группой лиц и организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активном участии в них (ч. 2 ст. 17 и ч. 1 ст. 342 УК, максимальное наказание — три года лишения свободы).

Все они находятся под стражей с 12 ноября 2020 года и белорусским правозащитным сообществом признаны политзаключенными.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber