Как санкции повлияют на работу белорусских госбанков?

Кроме репутационных издержек, европейские ограничения в отношении государственных «Беларусбанка», «Белинвестбанка» и «Белагропромбанка» могут привести к проблемам с платежами.

Среди секторальных санкций, которые Евросоюз принял 24 июня в ответ на продолжающиеся нарушения прав человека в Беларуси, репрессии против гражданского общества, демократической оппозиции и журналистов, есть ограничения в финансовой сфере.

Так, запрещается прямо или косвенно предоставлять услуги в сфере инвестиций, приобретать, продавать или содействовать выпуску ценных бумаг и инструментов денежного рынка со сроком погашения более 90 дней, выпущенных после 29 июня 2021 года Беларусью — ее правительством, государственными учреждениями, компаниями и ведомствами, а также белорусскими кредитными и иными организациями с долей государства более 50%, организациями или органами, действующими от имени или по указанию определенных юрлиц. В частности, это касается «Беларусбанка», «Белинвестбанка» и «Белагропромбанка».

После 29 июня также запрещено напрямую или опосредованно заключать либо участвовать в каких-либо договорах по предоставлению новых займов или кредитов со сроком погашения более 90 дней с правительством Беларуси, государственными органами и компаниями, упомянутыми банками.

Ограничения коснутся доступа к рынкам капитала Евросоюза для правительства Беларуси и государственных финансовых учреждений. Запрещается страхование и перестрахование белорусского правительства и белорусских государственных органов и агентств.

Европейский инвестиционный банк прекратит любые выплаты в рамках соглашений в государственном секторе. Страны Евросоюза также должны будут ограничить участие Беларуси в деятельности многосторонних банков развития, членами которых они являются.

 

Валютные платежи могут надолго зависать

Каким образом санкции повлияют на работу трех белорусских госбанков? Разбираемся с экспертами.

По мнению старшего аналитика «Альпари-Евразия» Вадима Иосуба, санкции могут отразиться на тех клиентах этих трех банков, которые участвуют в международных платежах.

«То, что написано в документе по санкциям — это одно, а как оно может получиться на практике, это будет уже другой аспект», — предположил он.

Например, отметил Иосуб, в каждом банке есть служба комплаенс (compliance) — это своего рода внутренний контроль за соответствием деятельности предприятия законодательству: «Эта служба проверяет, чтобы банк случайно не стал участником операций, связанных, например, с отмыванием денег или финансированием терроризма. Заодно там следят за тем, чтобы банк строго исполнял все принятые ограничения, потому что за обход санкций наказывают».

Когда один из попавших в черные списки банков будет отправлять куда-то валютный платеж, то у банка-корреспондента или у банка-получателя этого платежа «в компьютере будет загораться красная лампочка», поясняет Иосуб.

«Я не думаю, что у специалистов комплаенс, особенно в крупных банках, через которые идут сотни тысяч платежей в день, есть желание вникать во все нюансы: что запрещено, какие действия возможны или невозможны в отношении банков, которые подпали под санкции, — отметил эксперт в комментарии для Naviny.by. — Чтобы не подставить банк, им проще платеж просто заблокировать».

Конечно, в банке-получателе платежа могут запросить дополнительные документы по операциям, но «список этих документов ничем не ограничен, и по срокам это выяснение обстоятельств может длиться до полугода — то есть платеж может надолго застрять».

То же касается платежей в обратную сторону. У банка-отправителя или у банка-корреспондента начинает мигать та самая красная лампочка, и платеж либо блокируется, либо начинается длительное разбирательство. В итоге деньги также зависают.

«Насколько такой подход станет распространенным, покажет практика отправления и получения денег, по крайней мере — из Европы и в Европу», — подчеркнул Вадим Иосуб.

Он отметил, что де-факто упоминаемые в секторальных санкциях белорусские госбанки «с августа прошлого года никем из европейских банков не кредитовались». «Сейчас благодаря санкциям это стало де-юре» — подчеркнул аналитик.

Кроме того, обратил внимание эксперт, на деятельности белорусских госбанков может сказаться побочный эффект. Когда какой-то банк становится токсичным, его клиенты начинают думать, так ли им необходимо с этим банком иметь дело? Нужны ли такие проблемы?— предположил он.

Поэтому негативный эффект, резюмировал Иосуб, может быть «непропорционально тяжелее того, что конкретно зафиксировано в виде санкционных ограничений».

 

Госбанки могут испытать «негативный информационный шок»

Санкции могут негативно сказаться на репутации белорусских госбанков, полагает старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Дмитрий Крук. Более того, они могут отразиться на работе всей банковской системе страны.

«Финансовые санкции ЕС запрещают заключать новые контракты, в рамках которых могут предоставляться заимствования. Под действие этих санкций подпадают банки с преобладанием госкапитала. Непосредственно в качестве таковых указаны Беларусбанк, Белагропромбанк и Белинвестбанк. По большинству валовых показателей их доля в банковской системе достигает 55-60%, поэтому влияние санкций будет актуальным для всей системы», — отметил эксперт в комментарии для Naviny.by.

Однако если говорить о прямом негативном воздействии на величину пассивов и ликвидность в иностранной валюте, то этот эффект, скорее всего, будет не очень велик по масштабу и к тому же он будет растянут во времени, считает аналитик. Среди прочего, это связано с тем, что санкции предполагают продолжение действия ранее заключенных контрактов.

Гораздо более важным последствием введения санкций, по мнению аналитика, станет «негативный информационный шок».

«Новость о том, что крупнейшие белорусские банки подпали под санкции, неизбежно будет ассоциироваться с угрозами их устойчивости и платежеспособности, что может интенсифицировать отток средств клиентов», — полагает Дмитрий Крук.

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber