Подтолкнут ли санкции к созданию альянса между «Беларуськалием» и «Уралкалием»

Новый мегапроизводитель мог бы контролировать около 40% мирового рынка.

Не успели белорусские власти осознать масштабы четвертого пакета санкций, как Евросоюз ввел новые — секторальный пакет. Он предусматривает запрет на торговлю и транзит отдельных видов калийных удобрений, нефтепродуктов, табачных изделий, а также ограничения на доступ к финансовому рынку Европы.

 

Подобные меры, затрагивающие целые отрасли, вводятся впервые, поэтому оценить реальный экономический ущерб будет возможно лишь через какое-то время. Кроме того, не известны еще многие детали этих санкций.

Пока мнения экспертов разделились: одни считают их формальными и называют «аккуратными», другие говорят, что удар по экономике может быть «оглушающим».

Мягкими эксперты называют санкции в отношении калийной отрасли, обвал которой мог бы стать фатальным для экономики страны.

Доля белорусского калия в мировом экспорте этой продукции составляет более 20%. Ежегодно калийные удобрения из Беларуси отправляются более чем в сотню стран.

По данным Белстата, в 2020 году на поставках калия за рубеж было заработано около 2,4 млрд долларов. Основные покупатели — Бразилия, Китай, Индия.

На ЕС приходится 8% экспорта калийных удобрений в денежном выражении. Так, в прошлом году Беларусь продала в страны Евросоюза калийных удобрений на сумму 195,7 млн долларов. Основные европейские импортеры белорусского калия — Норвегия, Польша, Литва, Латвия.

 

Санкции не коснутся основного экспортного товара БКК

Как отмечает эксперт Татьяна Манёнок, европейский рынок калийных удобрений для Беларуси — не основной, гораздо важнее контракты с Индией, Китаем и Бразилией. И все же потеря этого рынка будет чувствительна, в том числе, в имиджевом плане.

«Надо сказать, что европейцы приняли достаточно аккуратный вариант санкций для белорусской калийной отрасли, он коснется только технических видов продукции. На основной продукт, который идет на производство минеральных удобрений, санкции не распространяются», — отметила Манёнок в комментарии для Naviny.by.

В официальном журнале Евросоюза, который опубликовал список продукции, запрещенной к ввозу из Беларуси, говорится, что ограничения касаются технического калия с содержанием оксида калия (K2O) менее 40% и более 62% (применяется в химическом секторе и металлургии). Основной же экспортный товар — калий с содержанием K2O в диапазоне 40–60%, который используется как сырье при производстве комплексных минеральных удобрений для сельского хозяйства, под санкции не подпал.

Белорусская калийная компания, через которую экспортируется добываемый в стране калий, комментируя введенные санкции, поспешила всех успокоить, утверждая, что продолжит работу и «будет стремиться выполнять свои обязательства перед покупателями».

«Из трех товарных кодов, которые мы продаем, в представленном документе два. Для нас важен каждый вид продукции, вне зависимости от объемов поставок. Мы продолжим работать в существующих рамках, прилагая все усилия для выполнения взятых на себя обязательств перед нашими партнерами», — отметили в пресс-службе компании.

Однозначно ответить на вопрос, почему в ЕС приняли именно такой вариант ограничений касательно белорусского калия, эксперты не берутся.

«Предположу, что принятие более жестких мер могло бы в некоторой степени дестабилизировать ситуацию на калийном рынке и отразиться на интересах европейских покупателей продовольствия», — отметила Манёнок.

Она напомнила, что БКК является одним из самых крупных мировых игроков — «у нее 20% мирового рынка, а сегодня цена на удобрения растет». «Уход компании с мирового рынка мог бы привести к нарушению баланса и значительному повышению цен на калийные удобрения, а это не в интересах европейских стран», — считает эксперт.

К тому же, отметила Манёнок, санкции не коснутся контрактов, вступивших в силу до 25 июня 2021 года, а если учесть, что они обычно заключаются на длительный период, «время у властей предпринять какие-то ходы есть». В том числе и с перевалкой грузов, которая сейчас осуществляется через порт в Клайпеде.

Договор на транспортировку через прибалтийский порт заканчивается в 2023 году. Переориентировать калийные удобрения можно на российские порты, «но там пока нет свободных мощностей», заметила эксперт.

 

Эффективная логистическая цепочка разрывается

Еще недавно в интервью государственной газете «СБ. Беларусь сегодня» директор Белорусской калийной компании Елена Кудрявец подчеркивала, что «среди мощных конкурентных преимуществ компании — самая быстрая и эффективная логистическая цепочка, включающая и свой собственный фрахтовый отдел».

У «Беларуськалия» есть свой парк вагонов, кроме того, 30% грузового терминала Biriu Kroviniu Terminalas в Клайпеде принадлежит белорусскому калийному производителю. «Всё работает в сцепке, как часы: доставка прямо из Солигорска быстрым и эффективным маршрутом при поддержке Белорусской и Литовской железных дорог», — отмечала директор БКК.

Но, похоже, эта эффективная цепочка, которую выстраивали многие годы, может в ближайшее время разорваться. Когда поставки через Клайпедский порт станут невозможны, единственным вариантом станут российские порты на Балтике.

По мнению старшего научного сотрудника BEROC Льва Львовского, изменение логистики — это в первую очередь вопрос стоимости.

«Есть очевидная причина, почему калий до сих пор экспортировали через порт Клайпеды — это наиболее дешевый и экономически выгодный вариант. Для транспортировки калия в Россию необходимо будет обновление железнодорожного состава, путь к порту дольше, а значит, дороже. Терминалы в России не готовы к отгрузкам калия, соответственно, будут необходимы средства на переоборудование. Поэтому переориентация грузов — это вопрос решаемый, но он будет стоить немалых денег, которых в бюджете нет», — отметил Львовский в комментарии для Naviny.by.

БКК обсуждала возможность перевалки калия с владельцами всех крупных российских терминалов: «Ультрамаром» (терминал в Усть-Луге), «Уралкалием» (терминал в Большом порту Санкт-Петербурга) и «Еврохимом» (порт Мурманска). Но результаты переговоров не известны.

Поднималась также тема о строительстве собственных мощностей в Ленинградской области. Но опять же, чтобы поставки через Россию были рентабельными, Минску нужно получить солидную скидку — более 50% — от Российских железных дорог. Хотя, судя по опыту перевалки нефтепродуктов, это в принципе возможно.

Из-за увеличения транспортного плеча «Беларуськалию» понадобится докупить примерно 1000 вагонов, существенно возрастут затраты на их обслуживание, потому что удваивается пробег. В целом технических проблем очень много.

 

Будет ли альянс между «Уралкалием» и «Беларуськалием»?

И пока никаких конкретных договоренностей по переориентации поставок белорусского калия на российские порты нет.

Между тем в сети обсуждается тема объединения «Беларуськалия» с российским предприятием «Уралкалий». Поводом послужил комментарий владельца терминала Biriu kroviniu terminalas (BKT) в Клайпеде Игоря Удовицкого. На своей странице в фейсбуке он предположил, что «Беларуськалию» придется пойти на многие компромиссы со своим российским конкурентом.

«Возможно, через какое-то время мы узнаем, что эти два предприятия объединились в одно. Это весьма вероятное будущее, тогда новый мегапроизводитель будет контролировать около 40% мирового рынка, то есть станет почти мировым монополистом», — написал владелец терминала.

Удовицкий подчеркнул, что применять санкции к глобальному игроку, обеспечивающему 21% мирового потребления калийных удобрений, — «это очень смелый шаг». «Они затронут весь мир, каждого человека», — считает Удовицкий.

По мнению Татьяны Манёнок, альянс между «Беларуськалием» и «Уралкалием» может иметь «много существенных издержек». «Я, конечно, не исключаю, что могут быть какие-то переговоры по этому поводу, но точно не в краткосрочном периоде. Сейчас БКК имеет свои твердые позиции, это один из основных игроков на мировом рынке», — отметила эксперт.

Кроме того, в этом альянсе неизбежно возникнет вопрос менеджмента — кто будет стоять во главе и принимать решения.

«Когда-то такой альянс между Уралкалием и Беларуськалием уже существовал. Напомню, что он закончился беспрецедентным шагом со стороны властей Беларуси — арестом российского топ-менеджера. Не уверен, что Уралкалий сейчас настолько готов сотрудничать с белорусским режимом», — отметил Львоский.

В 2005 году «Уралкалий» и «Беларуськалий» создали ЗАО «Белорусская калийная компания» для совместного экспорта, однако в июле 2013 года «Уралкалий» объявил о выходе из проекта в связи с тем, что белорусская сторона начала экспортировать продукцию «Беларуськалия» в обход БКК.

Вскоре после этого в Минске был задержан Владислав Баумгертнер, в то время гендиректор «Уралкалия» и председатель наблюдательного совета БКК. Он несколько месяцев провел в СИЗО КГБ по обвинению в злоупотреблении властью и служебными полномочиями, а также в хищении.

А уже в сентябре 2013 года была создана новая торговая компания с тем же названием — ОАО «Белорусская калийная компания».

После смены акционеров «Уралкалия» вопрос о возобновлении белорусско-российского сотрудничества поднимался неоднократно. Например, в 2017 году Александр Лукашенко заявлял, что Беларусь готова сотрудничать с «Уралкалием», но интересы белорусской стороны при этом должны быть соблюдены на 200%.

«Мы уже наелись этой совместной работы, поэтому если работать вместе, то — с территории Беларуси, честно и принципиально договорившись по всем вопросам, и в этом ключе действовать. Мы не пойдем ни на какие уступки, но к компромиссам готовы. Но эти компромиссы должны быть взаимовыгодными», — подчеркивал Лукашенко.

Конечно, при нынешнем политическом раскладе власти Беларуси могут быть гораздо сговорчивее при создании совместного предприятия.

 

Подключатся ли к секторальным санкциям США?

По мнению Льва Львовского, говорить, что европейские санкции мягкие и беззубые, было бы неправильно. «Начнем с того, что мы ожидали гораздо меньшего, ведь еще пару недель назад о таких масштабных секторальных санкциях никто не говорил», — отметил он.

Кроме того, по его мнению, «нужно дождаться разъяснений со стороны Европейского союза и подождать санкции США, которые должны быть скоро озвучены, а они обычно являются более жесткими, чем европейские».

В любом случае, Беларусь помимо экономических несет еще и имиджевые потери — это учитывается при заключении контрактов.

«Это серьезнейшие санкции, которые будут нависать над Беларусью. Страны, которые будут давать нам в долг, будут помнить о том, что условно в 2023 году, когда закончится контракт на транспортировку минеральных удобрений через порт в Клайпеде, у нас может серьезно сократиться валютная выручка», — резюмировал аналитик.

 

Использованы стоковые изображения от Depositphotos

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber