​​​​​​​Пустые слова о самобытности. На деле власти подавляют белорусский дух

А угрозы суверенитету только нарастают…

Белорусские власти озаботились сохранением национальной самобытности и суверенитета. Формулировки на этот счет предлагается вставить в новую конституцию. Но это тот случай, когда практика вопиюще противоречит декларациям. Причем в последний год режим особенно яростно атакует проявления национального духа. Также заметно усилились угрозы суверенитету.

Преамбулу конституции предлагается дополнить положениями о сохранении национальной самобытности и суверенитета. Об этом сообщил 24 июня председатель Конституционной комиссии и Конституционного суда Петр Миклашевич. Также, по его словам, «предлагается дополнить положение сохранением культурно-духовных традиций белорусского народа».

Эти красивые строки сочиняются именно тогда, когда власти асфальтовым катком проходятся по тем сегментам общества, в которых наиболее силен национальный дух. Когда МВД ведет дело к тому, чтобы исторический бело-красно-белый флаг (БЧБ) и сакральный клич «Жыве Беларусь!» были занесены в разряд нацистской символики.

 

Как режим играл в мягкую белорусизацию

Режим Александра Лукашенко всегда искоса глядел на тех, кого вождь брезгливо называет «свядомымі», — энтузиастов национальной идеи.

Во-первых, у Лукашенко изначально, еще в пору депутатства в Верховном Совете, не сложились отношения с Белорусским народным фронтом. Во-вторых, придя к власти, первый президент сделал ставку на интеграцию с Россией. А чтобы заслужить ее благосклонность (и, понятное дело, получить ресурсы), стал изображать себя укротителем якобы свирепых националистов-русофобов.

Так что подвижников национального возрождения режим всегда держал в черном теле. Но поскольку Москва за ширмой «братской интеграции» стала серьезно прижимать пальцы, то в минувшем десятилетии власти решили поиграть в мягкую белорусизацию, когда «свядомым» начали давать чуть больше воли в пределах их гетто. В частности, стало легче дышать культурным инициативам.

Апофеозом этой относительной либерализации стал официально разрешенный грандиозный праздник под БЧБ в центре Минска в честь столетия Белорусской Народной Республики в марте 2018 года.

Однако эта игра велась в основном для того, чтобы слегка пошантажировать Москву. Примечательно, что в декабре 2019 года, когда Лукашенко воспротивился подписанию пакета дорожных карт интеграции, оппозиции дали возможность беспрепятственно устраивать в Минске манифестации против угрозы инкорпорации.

И пассионарный Павел Северинец, которому недавно присудили семь лет неволи за «массовые беспорядки», тогда спокойно приводил колонну под БЧБ даже к российскому посольству.

 

За что так резко возненавидели БЧБ

Но власти резко возненавидели БЧБ, когда он несколько неожиданно даже для адептов национального возрождения стал феноменально выразительной визуальной фишкой прошлогодней августовской революции. За этот флаг стали жестоко избивать, для пущего унижения задержанных заставляли топтать полотнище. Потом дошло до штрафов и арестов даже за крамольные цвета одежды, забора, белья на балконе.

Для нынешнего белорусского начальства национальная самобытность и традиции — это, видимо, когда на «Дажынках» продают соломенные фигурки и пляшут в этнографических нарядах. Становление же политической нации — а именно так расценили многие аналитики бурные события 2020 года — теперешнему режиму как нож вострый.

Созданная первым президентом система рассчитана на то, чтобы повелевать аполитичными, покорными трудягами. Сознательный белорус, требующий справедливых выборов, трактуется как бунтовщик (отсюда тезис о «мятеже» 2020 года), наркоман, тунеядец, проститутка (нужное подчеркнуть) и, более того, как фашиствующая сволочь.

Ну и, естественно, все, кто недоволен режимом, объявляются пятой колонной западных негодяев, которые-де и разожгли весь этот пожар, чтобы разрушить Беларусь. Хотя речь идет как раз-таки о наиболее продвинутой, сознательной, если хотите — по-настоящему патриотичной части белорусского общества. Это люди, которые не мирятся с нынешним режимом именно потому, что хотят видеть страну более современной, сильной, конкурентоспособной, независимой.

По многочисленным свидетельствам, во время разгонов, в отделениях милиции и изоляторах силовики нередко с особой жестокостью реагировали на белорусскую речь. Если политзаключенный принципиально говорит по-белорусски, то ему могут устроить сущий ад (пример — судьба могилевского активиста Володара Цурпанова).

 

Национальное попало под раздачу

Занявшись подавлением протестов, власти устроили и разгром культурных инициатив национального толка. Силовики взяли в оборот торговые точки, продававшие товары с национальной символикой. В частности, был вынужден закрыться знаменитый магазин Symbal.by. Под прессингом оказались издатели, выпускавшие книги на белорусском языке.

Беспощадные удары наносятся по негосударственным СМИ, производящим национальный контент. Потеряли возможность печататься легендарная «Народная воля» и другие независимые минские газеты, ряд региональных изданий (например популярная барановичская газета Intex-press). Обложено красными флажками издание «Новы час». Разгромлен крупнейший портал TUT.by, заблокированы десятки других общественно-политических сайтов.

Сейчас же МВД добивается через суд, чтобы все материалы TUT.by (в том числе и в социальных сетях) были признаны экстремистскими. Это попытка перечеркнуть, уничтожить целый пласт ценнейшего документального материала, отражающего драматичное становление Беларуси как государства и белорусов как нации.

Медиа, попавшие под репрессии, методично и креативно работали на формирование национальной идентичности, создавали своими материалами противовес великодержавной российской пропаганде. В отличие от белорусских государственных СМИ, которые все сильнее перепевают московские нарративы.

Таким образом, в угаре борьбы против политических оппонентов режим затаптывает очаги национального духа и еще шире открывает ворота ползучей экспансии «русского мира».

К слову, стремясь изобразить своих политических противников нацистами, белорусские власти явно заимствуют матрицу российской пропаганды против Украины. И тоже натягивают сову на глобус. Люди, вышедшие в прошлом году на протесты, призывали не к фашистской диктатуре, а напротив — к элементарной демократии. Чтобы их голоса на выборах прозрачно считались.

Говоря словами национального классика Янки Купалы, они просто захотели «людзьмі звацца». Но сейчас самого Купалу, в чьих стихах тоже звучит «жыве Беларусь», того и гляди запишут в нацисты (при том что в годы войны он призывал белорусских партизан бить гитлеровцев). Оруэлл и Кафка нервно курят в сторонке.

 

Остается лишь сыр в кремлевской мышеловке

И много ли будет толку от того, что в новой конституции сделают акцент на суверенитете, если на деле зависимость режима от Москвы неуклонно усиливается?

Дико поссорившись с Западом на почве выборов и репрессий, Минск теряет возможности вести многовекторную политику, развивать сотрудничество с передовыми странами, отказывается от диверсификации внешнеэкономических связей.

Уже переведен с литовской Клайпеды на российские порты экспорт нефтепродуктов, что создает вдобавок к прочим зависимостям (от энергетической до финансовой) еще и транзитную зависимость от восточной соседки. Теперь, вероятно, туда же пойдет и экспорт калия.

Кремль явно дожимает Минск с подписанием пакета союзных программ (бывших дорожных карт интеграции), которые направлены на прочную институциональную привязку Беларуси к России.

Усиливается и зависимость от Москвы в военно-политической сфере. Размывается конституционное положение о стремлении Беларуси к нейтралитету.

Тот же Миклашевич заявил: «…В соответствующей статье конституции следует указать, что Республика Беларусь стремится к нейтралитету, но при этом важнейшим направлением является коллективная оборона в целях защиты суверенитета, территориальной целостности и независимости нашего государства».

«Коллективная оборона» здесь — эвфемизм (ОДКБ — слабая, рыхлая структура), фактически речь идет о военном альянсе с Россией.

Увязнув в конфронтации с демократическим миром (особенно после скандальной посадки самолета Ryanair), белорусские власти оказываются в ситуации, когда за кремлевскую поддержку придется платить кусками суверенитета.

Так что красивые строчки в новой конституции могут оказаться мертвыми словами.