ЕС сравнили с Третьим рейхом. Белорусские власти всех врагов малюют фашистами

Тему Второй мировой политический режим использует для своей легитимации и дискредитации оппонентов…

Белорусский МИД решил сказать новое слово в истории. «...80 лет назад “объединенная Европа” во главе с гитлеровской Германией напала на Советский Союз», — говорится в размещенном на сайте ведомства 22 июня комментарии по поводу введения новых западных санкций. Называется кощунством то, что «очередная санкционная агрессия развязана группой западных стран именно в день памяти и скорби».

Строго говоря, санкции были введены накануне. Но дело не в этом. Может, в МИДе не знают, что была антигитлеровская коалиция, страны которой начали воевать с Третьим рейхом еще тогда, когда Сталин надеялся полюбовно поделить с нацистами Европу согласно тайному протоколу к пакту Молотова — Риббентропа?

Да всё там прекрасно знают, люди образованные. Но чтобы уязвить Евросоюз, в очередной раз приходится натягивать сову на глобус. Типа: наследники нацизма хотят теперь уничтожить Беларусь экономической войной. И даже санкции, видимо, специально подгадали, негодяи, ко дню, когда Гитлер вероломно напал на наши земли.

 

Они нам про Фому, а мы им про Ерему (Адольфа)

На самом деле логика введения санкций ЕС, естественно, совсем другая. И то, что их четвертый пакет был принят 21 июня, объясняется сугубо графиком работы европейской бюрократии.

Наверняка никому в Брюсселе и в голову не стукнули при этом какие-то исторические параллели. Там другое событие на устах: скандальная майская посадка в Минске самолета авиакомпании Ryanair. Именно она и пришпорила новые санкции. С этой точки зрения белорусские власти сами на них напросились.

И в целом причины санкций совсем иные, нежели те, что высасывают из пальца белорусские державные мужи (мол, Запад завидует нашим успехам, хочет уничтожить конкурента, бесится от нашего союза с Россией и пр.). Этих санкций не было бы, выполни Минск условия ЕС и США: прекратить репрессии, освободить политических заключенных и т.д.

Но обсуждать эти темы, возвращаться к причинам внутриполитического кризиса и нынешней конфронтации с Западом (а тем более выполнять его условия) белорусским властям, мягко говоря, некомфортно.

Поэтому используется старый как мир пропагандистский прием — они нам про Фому, а мы им про Ерему (в данном случае — про Адольфа). Иными словами, перевод стрелок. Будем говорить, что все наши враги, внешние и внутренние — это фашистские сволочи. И пусть отмываются.

 

Как спекулируют на трагической теме

У нынешнего политического режима туго с идеологическим концептом, что не раз признавал и Александр Лукашенко. Такие же проблемы, кстати, и у российской автократии. Поэтому оба режима усиленно лезут в историю, пытаются найти там идейные подпорки и инструменты политической борьбы.

В нынешнем году в Беларуси принят закон о недопущении реабилитации нацизма. Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по факту геноцида населения Беларуси во время Великой Отечественной войны и послевоенный период. На этой почве делаются громогласные политические заявления с целью дискредитировать оппонентов. История явно используется в утилитарных целях.

При этом режим, во-первых, пытается монополизировать пласт исторического наследия, связанный с той войной, отсечь от него политических оппонентов. И уже это — нечестный прием, потому что деды и прадеды тех, кто в прошлом году выходил на протесты, тоже воевали против гитлеровцев.

Во-вторых, большие начальники пытаются представить себя лично этакими правопреемниками Великой Победы, хотя никакого отношения к ней не имеют. За счет этой манипуляции они хотят подкрепить свою пошатнувшуюся легитимность и навесить историческую вину на сегодняшний «коллективный Запад». Идет в ход риторика в том духе, что Европа нам в ножки должна кланяться за освобождение от коричневой чумы. Чума чумой, но при чем тут вы?

В-третьих, победа во Второй мировой трактуется как некая индульгенция для нынешнего руководства: мол, мы вольны делать что хотим, а у Запада нет морального права учить нас жить. Но разве деды воевали за то, чтобы их внуков метелили дубинками, сажали в тюрьмы по той лишь причине, что они захотели честных выборов?

При этом раз за разом становится очевидно: власти оседлали тему Второй мировой, чтобы сподручнее было подменять повестку дня, затушевывать причины кризиса в стране и в отношениях с Западом. Например, член Совета Республики Олег Дьяченко, затрагивая тему санкций против режима, заявляет: «Налицо попытка коллективного Запада уйти от ответственности за развязывание геноцида белорусского народа в период Великой Отечественной войны…»

То есть получается, что причина конфликта с демократическим миром — не выборы-2020, итоги которых многие в стране и за рубежом посчитали сфальсифицированными, не беспрецедентные репрессии, а желание Запада «избежать серьезных компенсаций семьям жертв белорусского холокоста».

 

БЧБ хотят заклеймить окончательно

Вдобавок дело идет к тому, что бело-красно-белый флаг (БЧБ) и даже лозунг «Жыве Беларусь» власти признают нацистской символикой. Как сообщают СМИ, предусматривающий это проект акта МВД уже поступил на согласование в КГБ.

Понятно, что это чисто конъюнктурный шаг. В 2018 году власти разрешили в центре столицы митинг в честь столетия Белорусской Народной Республики, на котором было море БЧБ. То есть тогда такой масштабный «нацистский шабаш» никого наверху не дергал. Конъюнктура была иная: режим игрался в мягкую белорусизацию и слегка троллил Москву.

Ныне власти, вознамерившись заклеймить БЧБ как флаг полицаев, глухи к доводам оппонентов, которые в частности, говорят: ведь и российский триколор, если на то пошло, использовали коллаборационисты.

К слову, в Белорусском государственном архиве кинофотодокументов не нашлось материалов, которые бы запечатлели, как люди под БЧБ или с шевронами с гербом «Погоня» охраняют, конвоируют, пытают или убивают других людей. Такой ответ на свой запрос получил из архива военный аналитик Егор Лебедок.

А может, участники прошлогодних протестов требовали установить фашистскую диктатуру? Да нет же, совсем наоборот — они требовали демократии. Но в трактовке властей и пропаганды — не правда ли, железная логика? — они все равно фашиствующие молодчики. Где правит бал черный пиар, здравый смысл не ночует.

 

Грубые инструменты не решают проблем

Впрочем, замысел властей как раз понятен: подвести базу под еще более суровый запрет символики, которая стала знаменем, визуальной фишкой августовской революции 2020 года. Однако и здесь мотивацию приходится шить белыми нитками.

Между тем не только прошлогодние визуальные впечатления, но и независимая социология (печатать которую скоро тоже будет нельзя из-за поправок в закон о СМИ) показывают, что БЧБ дорог отнюдь не «кучке отморозков», он реально популярен в обществе.

Согласно январскому исследованию Chatham House, БЧБ и герб «Погоня» считают наиболее близкими себе символами 32,6% респондентов, а красно-зеленый флаг и нынешний герб Беларуси — 41,4%. Как видим, сторонников исторической символики много даже в условиях, когда она бешено дискредитируется, а демонстрировать ее просто опасно.

Вместе с тем налицо раскол общества по отношению к этим символам. Поставив на БЧБ клеймо нацизма, власти — в объявленный ими Год народного единства, заметьте — сознательно углубят этот раскол. Причем ведь запретом, угрозой наказания идейный спор они не решат. Только загонят внутрь еще одну проблему.

При этом возникнет куча закавык с реализацией нового нормативного акта. Лукашенко принимал первую президентскую присягу под БЧБ, который был тогда государственным. Теперь что — уничтожать все эти фото и видео? А как быть с хрестоматийным стихотворением Янки Купалы, в котором фигурирует «жыве Беларусь»? Ставить в этом месте многоточие, как при нецензурной лексике? И таких коллизий будет вагон и маленькая тележка.

Работать с обществом тонкими инструментами нынешние власти не умеют. Куда проще взять черную краску и малевать всех врагов фашистами. Но так можно лишь психологически подпитывать себя, а узлы проблем будут только затягиваться.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber