Запад прижимает санкциями. Как будет действовать Минск?

Вполне вероятно, что репрессии усилятся, но при этом санкции будут подтачивать систему…

21 июня Совет Евросоюза принял четвертый пакет санкций против белорусского режима. На этой неделе Брюссель может одобрить еще и секторальные санкции, способные серьезно ударить по экономике. Параллельно новые санкции ввели и США. Как отреагируют на усиление давления белорусские власти?

Запад подчеркивает, что такими мерами хочет вынудить режим Александра Лукашенко прекратить репрессии, освободить политзаключенных, провести справедливые выборы. Представители же режима четко дают понять, что все будет с точностью до наоборот.

Уже стало классикой жанра апрельское заявление министра иностранных дел Владимира Макея: «Любое дальнейшее ужесточение санкций приведет к тому, что гражданское общество перестанет существовать».

И эту грозную риторику власти подтверждают действием, увеличивая число политзаключенных, сжимая кольцо красных флажков вокруг протестной части общества, оппозиционных партий, организаций третьего сектора, негосударственных СМИ (в этой сфере шокирующим событием стал разгром популярнейшего портала TUT.by с арестом 15 сотрудников).

 

Можно ли дважды войти в ту же реку?

Правда, в последние недели через родственников политзаключенных стала просачиваться информация, что некоторым из них в колониях настойчиво предлагают написать прошения о помиловании. В СМИ зазвучали также предположения, что возможна амнистия политических узников, причем эту тему обсасывают и иные провластные персонажи.

Возникает ассоциация с 2011 годом. Тогда отношения Минска с Западом резко обострились после разгона Площади-2010 и посадки десятков оппонентов режима, тоже были введены санкции.

Белорусские власти, почувствовав дискомфорт, также стали навязывать политическим узникам прошения о помиловании и выпускать тех, кто такую бумагу подписал. Более того, потом стали выпускать и отказавшихся от подачи прошения твердых орешков. В итоге Минск и Запад постепенно вырулили на нормализацию отношений (чему, впрочем, сильно посодействовала агрессия России против Украины в 2014-м).

Но можно ли войти в ту же реку дважды? Сейчас конфликт намного острее. ЕС и США отказали Лукашенко в легитимности. Он, в свою очередь, явно опасается, что прекращение репрессий вдохновит протестную часть общества: мол, хватка режима слабеет, вождь спасовал.

Скандал же с посадкой в Минске самолета авиакомпании Ryanair и поимкой летевшего на нем оппозиционера Романа Протасевича плеснул в огонь конфликта новую изрядную порцию авиационного керосинчика. Теперь в Брюсселе и Вашингтоне склонны рассматривать белорусский режим как угрозу уже и международной безопасности. Какой тут диалог?

 

Федоров: Власти не готовы идти на попятный

При этом никакой компромиссной риторики Минск не демонстрирует. Его тон по-прежнему задирист и угрожающ. Впрочем, называя западных деятелей негодяями, белорусское начальство в принципе не прочь замириться, потому что эта адская ссора, как ни хорохорься, бьет по бизнес-интересам. Например, в свежий пакет санкций ЕС попали Михаил Гуцериев, Александр Зайцев, Алексей Олексин, Сергей Тетерин, Александр Шатров, которых относят к «кошелькам Лукашенко».

Однако замиряться в Минске согласны сугубо на своих условиях, никаких демократических ультиматумов и слышать не хотят.

«На данный момент белорусские власти не готовы идти на попятный», — считает аналитик-международник Андрей Федоров.

В комментарии для Naviny.by собеседник предположил, что власти могут выпустить часть политзаключенных, чтобы подать сигнал Западу, однако при этом — продолжить давление на гражданское общество. Скажем, будут закрывать те или иные структуры, но обходиться «без посадок, в отличие от истории с TUT.by».

Эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич опасается, что с принятием действительно жестких санкций «разговоры об амнистии заглохнут». По его прогнозу, режим ответит на такие шаги Запада усилением репрессий, в частности против СМИ.

В этом плане, отметил аналитик в комментарии для Naviny.by, примечательно намерение МВД добиться, чтобы суд признал весь контент разгромленного портала TUT.by экстремистским. Этот прием власти могут распространить и на другие независимые медиа, предполагает эксперт.

В итоге, по его словам, журналистам придется «либо уезжать из страны, либо садиться в тюрьму, либо уходить из профессии».

Отметим, что Запад, усиливая санкции, попадает в ситуацию моральной коллизии, поскольку режим хладнокровно и методично мстит тем, кого считает пятой колонной своих внешних врагов.

 

Тышкевич: Минск поднимает ставки перед торгом

Но при этом режим, по мнению ряда экспертов, испытывает усталость от перенапряжения и неизбежно попытается для начала хотя бы уменьшить напряжение на западном фронте.

В ближайшее время мы будем наблюдать «двунаправленный процесс», отметил в комментарии для Naviny.by аналитик Украинского института будущего Игорь Тышкевич. С одной стороны, по его словам, продолжится давление на гражданское общество, с другой — стоит ожидать амнистии политзаключенных, если не ко Дню независимости 3 июля, то, например, к 17 сентября (на эту дату назначен новый праздник — День народного единства).

После презентации проекта новой конституции, которая состоится «где-то к сентябрю», белорусские власти «начнут торг» с Западом, прогнозирует эксперт. Он считает, что в этом направлении по дипломатическим каналам «уже идут первые консультации».

По части же репрессий, считает аналитик, власти «в основном свою задачу сделали», и сейчас «идет добивание хвостов». Просто теперь каждый репрессивный кейс привлекает особое внимание, но самих таких кейсов в феврале, например, было больше, отмечает аналитик.

По его мнению, продолжение репрессий можно объяснить, в частности, тем, что Минск «идет в русле российской традиции дипломатии — перед началом каких-то важных переговоров максимально поднимать ставки».

 

Режим попытается оттеснить оппозицию от диалога с Западом

Минск, как считает Тышкевич, будет приманивать западных игроков перспективой изменения политической системы, введения определенных элементов демократии. «В том или ином виде Запад на диалог пойдет. Путь и не сразу, но будет вынужден реагировать», — предполагает собеседник Naviny.by. По его мнению, Запад понимает, что «при нынешней конфигурации [политической системы] санкциями он не завалит Лукашенко».

Диалог с ЕС и США «может быть разблокирован» к началу следующего года. При этом «Минск будет настаивать на своем алгоритме»: чуть более демократичная конституция, новый избирательный кодекс, затем — выборы, прогнозирует аналитик.

Смогут ли вписаться в этот процесс зарубежные штабы противников Лукашенко? Им, по словам Тышкевича, следует менять стиль политики, подход к коммуникации, если их руководители не хотят повторить судьбу Хуана Гуайдо (лидера венесуэльской оппозиции, которого после ряда политических неудач ЕС перестал признавать законным главой страны).

Для зарубежных штабов противников белорусского режима, говорит эксперт, важно «пытаться ответить на ключевой вопрос: что вы будете делать с Беларусью?»

На сегодня же «есть набор лозунгов, заявления, что Запад даст нам деньги. Но где предложения для представителей аграрного бизнеса, машиностроения, силовиков, работников сферы образования? Это то, что называется публичной политикой. Однако пока противники Лукашенко работают в режиме революционной пропаганды. При этом в чем-то они сильно зеркалят самого Александра Лукашенко», считает Тышкевич.

 

Гремучая смесь может не слабо бабахнуть

Говоря о попытках воздействия на режим, следует учитывать и фактор Кремля. Белорусское руководство заявляет, что намерено компенсировать урон от западных санкций усилением сотрудничества с Россией и другими странами ЕАЭС.

Но Москва явно не разгонится просто так давать деньги и энергоресурсы подешевле. Было бы глупо с ее стороны не использовать аховое положение союзника для продвижения своих интересов, еще более сильной привязки Беларуси.

Если наряду с Западом Кремль тоже сильно прижмет и белорусский режим окажется в клещах, то он выберет «путь на восток» — будет усиливаться зависимость от России, происходить сдача кусков суверенитета, считает Федоров.

И этот вероятный эффект усиления санкций тоже представляет собой определенную проблему для ЕС и США. Хотя сейчас они, похоже, действуют по принципу «делай что должно, и будь что будет».

Адепты санкций уповают на то, что те подкосят режим прежде, чем он успеет сдать суверенитет Москве. Впрочем, если представить себе вариант победы народной революции над ослабевшим режимом, то это тоже создает риск: а вдруг Москва приедет спасать (конечно, в ее понимании) ситуацию на танке?

На сегодня можно прогнозировать лишь то, что усиление санкций будет иметь накопительный эффект, на каком-то этапе количество перейдет в качество. Резерв прочности у белорусской экономики не так уж велик, уязвимости нарастают, и черт ее знает, когда она треснет.

При этом в придавленном обществе накапливается заряд недовольства, причем к недовольству политическому станет прибавляться экономическое — чем дальше, тем больше. И в некий момент эта гремучая смесь может не слабо бабахнуть.