Беларусь — ЕС: оправдают ли себя жесткие санкции?

Усиление конфронтации между белорусскими властями и Евросоюзом не приведет к положительным результатам, считают эксперты.

Отношения между Минском и Брюсселем вступили в самую острую фазу. Вероятность принятия взаимных санкций как никогда высока. К чему приведет такой поворот событий и есть ли шансы предотвратить неконтролируемую эскалацию конфликта?

Фото pixabay.com

 

Эволюция западных санкций

Минск и Брюссель уже почти четверть века по тем или иным поводам конфликтуют. Не сказать, что ситуация ранее была настолько драматичной, как сегодня, но на дипломатическом уровне резонансных тем хватало.

После референдума 1996 года ЕС понижал уровень дипломатических контактов с официальным Минском, 1998-й запомнился выселением послов европейских стран из резиденций в Дроздах. В 2000-е дипломатические скандалы переросли в визовые санкции, которые Брюссель вводил в отношении официальных лиц Беларуси, которые обвинялись в причастности к исчезновению политических оппонентов, в фальсификации выборов.

Белорусские власти, в свою очередь, выступали категорически против западных санкции и неоднократно заявляли об их необоснованности.

Последнее десятилетие санкции между Беларусью и ЕС то усиливались, то приостанавливались, но до 2021 года никогда ранее Брюссель не вводил секторальные ограничения в отношении Беларуси. Вопрос о том, чтобы принимать санкции в отношении ключевых отраслей белорусской экономики, даже не обсуждался.

Поэтому принятие Евросоюзом анонсированных суровых санкций, если они будут утверждены, окажется беспрецедентным шагом.

Поводом для них стал самолетный скандал, однако наблюдатели видят причину санкций не только в этом.

«Коренная причина обсуждаемых санкций — отход нашего госуправления от правого поля. Когда все материалы негосударственных СМИ, которые много лет работали в правовом поле, вдруг признаются экстремистскими — это говорит о том, что ситуация порой становится достаточно абсурдной», — подчеркнул в комментарии для БелаПАН эксперт по бизнес-коммуникациям Роман Костицын.

По его мнению, за последний год в стране серьезно подорвано доверие общества к правовой системе.

«Должны быть приняты быстрые решения по восстановлению этого доверия — население, представители бизнеса должны быть уверены, что их не привлекут к ответственности за их взгляды, и их мнение будет услышано наверху. Таким образом, положительный исход нынешней ситуации мне видится в диалоге, а не во взаимных санкциях, которые сейчас обсуждаются в Беларуси и ЕС», — отметил Костицын.

Усиление санкций, считает он, не приведет к положительным результатам.

«Конечно же, новый виток конфликта, когда нашей стране грозят беспрецедентные экономические санкции, совершенно не радует. Предполагаю, что негосударственных компаний, за редким исключением, санкции если и коснутся, то косвенно, но они напрямую могут коснуться ряда крупных госпредприятий, на которых заняты десятки тысяч работников, что будет весьма болезненно уже не только для экономической, но и для социальной ситуации в стране», — предположил Костицын.

 

Худший сценарий заведет в тупик

Белорусские экономисты считают, что санкции ЕС, если они окажутся жесткими, изменят макроэкономическую ситуацию в стране.

«В январе—мае рост ВВП составил 3,1%.Этот результат стал следствием увеличения производства и экспорта продукции обрабатывающей промышленности. Экономический рост в Беларуси стал возможен в этом году благодаря восстановлению мировой экономики после коронакризиса», — отметил в комментарии для БелаПАН старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Лев Львовский.

В дальнейшем положительная динамика макропоказателей в этом году, добавил он, может сохраниться только в случае отсутствия внутренних и внешних шоков.

«Жесткие санкции со стороны Запада — негативный сценарий, который приведет к тому, что динамика ВВП в Беларуси окажется в районе нуля или даже в отрицательной области», — предположил Львовский.

Политолог, учредитель и директор Совета по международным отношениям «Минский диалог» Евгений Прейгерман опасается, что жесткие санкций ЕС в отношении Беларуси могут породить только негативные результаты.

«Евросоюз настаивает на освобождении политзаключенных в Беларуси, недопущении давления на политических оппонентов, а также пытается принудить власти к инклюзивному национальному диалогу. Однако в белорусском случае санкции не приведут к достижению этих целей, а вызовут противоположный эффект и лишь усугубят ситуацию», — считает он.

Эксперт полагает, что белорусские власти примут ответные санкции, и возникшая ситуация будет «вести к эскалации конфликта и новому витку противостояния между Минском и Брюсселем».

Кроме этого, считает Прейгерман, официальный Минск в результате жестких санкций будет просить еще большей помощи у России, а в ответ — идти на всё большие уступки по теме двусторонней интеграции и по геополитически чувствительным вопросам.

«Просчитать последствия несложно: поле для суверенного маневра Беларуси в экономической и внешней политике будет все больше сужаться. Принятые в таких условиях решения в будущем будет практически невозможно отмотать назад любой власти в Беларуси», — прогнозирует Прейгерман.

Смущает и то, добавил он, что отсутствуют хоть какие-то серьезные расчеты относительно эффекта санкций.

Какой видится выход из тяжелой политической ситуации, которая сложилась между Беларусью и Евросоюзом?

Исторический опыт говорит о том, что освобождение политзаключенных и другие деликатные темы в былые времена становились предметом переговоров между Минском и Брюсселем, которые были конфиденциальными и порой результативными.

«Однако если и Брюссель, и Минск будут, грубо говоря, стремиться показывать стальные яйца и двигаться по пути взаимных санкций, эскалация конфликта может быть неконтролируемой, а возврат к переговорам практически невозможным. В частных беседах с европейскими дипломатами ощущаешь, что такие риски в Евросоюзе видят, поэтому сохраняется надежда, что худший сценарий не реализуется», — резюмировал Прейгерман.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber