Против потенциальных рупоров протеста власти используют тактику выжженной земли

Независимые СМИ в Беларуси стали заложниками политического кризиса.

Судьба независимых медиа в Беларуси напрямую зависит от общественно-политической обстановки в стране и выбора властей — позволить ли этим СМИ существовать в какой-то форме. Редакторы и издатели во многом оказались заложниками ситуации. Причем попасть под удар любое СМИ может уже за сам факт освещения протестов, публикации мнений оппонентов режима.

Еще в прошлом году потеряли возможность печататься в Беларуси и распространяться через монополизированные государственные системы «Белпочта» и «Белсоюзпечать» издания «Народная воля», «“Комсомольская правда” в Белоруссии», «Белгазета», «Свободные новости плюс». В 2021 году исключена из госсистемы распространения газета «Новы час».

Наконец, широкую публику шокировал разгром наиболее популярного независимого портала TUT.by. Это примеры наступления на негосударственные медиа только на национальном уровне.

Аналогичная судьба постигла целый ряд региональных газет. Больше уже не выходят на бумаге «Вольнае Глыбокае», «Брестская газета», «Газета Слонімская». Возможно, то же случится и с барановичским изданием Intex-press: в апреле его исключили из подписного каталога «Белпочты», 9 мая типография уведомила редакцию, что в одностороннем порядке расторгает договор на оказание услуг.

 

Режим Лукашенко с самого начала стремился контролировать медиасферу

Ситуация отчасти напоминает поведение белорусских властей в медиасфере после конституционного кризиса 1996 года и президентских выборов 2001 и 2006 годов. Но сейчас зачистка выглядит намного жестче.

Александр Лукашенко пришел к власти в 1994 году при свободе частных СМИ и ограниченном, но все же плюрализме мнений в госСМИ. При этом вопреки популистской риторике его администрация почти сразу в рамках борьбы с конкурирующими политическими акторами в других ветвях власти и оппозицией как таковой начала закручивать гайки сначала в государственном медийном секторе, а потом и в частном.

Лукашенко поменял главных редакторов государственных газет — даже тех, в которых администрация президента и правительство не числились среди учредителей. В этом плане показательно подчинение тогдашней парламентской «Народной газеты» — законодательный орган не смог отстоять свои права на это издание.

Постепенно ушли от освещения общественно-политической тематики частные кабельные телеканалы (большинство из них просто перестало производить новости). Частные FM-радиостанции согласились отчитываться перед Министерством информации о своих выпусках новостей и строить их на основе сообщений государственного информагентства БелТА. А независимые региональные газеты исчезли практически везде, кроме Брестской области.

Вдобавок в Беларуси перестали ретранслировать российское радио, а телевидение сделали гибридным — над российскими каналами «взяли шефство» белорусские, всегда готовые при необходимости заменять нежелательный контент на безвредный, а также перемежающие российские передачи своими.

В итоге властям удалось довольно быстро взять под контроль традиционное медиапространство, оставив до поры до времени относительную свободу интернет-изданиям (на них также замахивались, но тогда посчитали нецелесообразным уничтожать).

 

У властей и политиков — инструментальный подход к прессе

Интенсивность зачистки потенциальных рупоров протеста тогда и теперь отличается, но общего больше, чем может показаться на первый взгляд. В масштабах страны или региона под прицелом находятся самые массовые и самые громкие.

Власти и политические акторы пытаются относить те или иные СМИ к сети своих оппонентов («оппозиционные», «провластные», «прозападные», «пророссийские») и на основе таких выводов строят отношения, у себя в головах отрицая субъектность СМИ, исключая возможность существования самостоятельной редакционной политики, не представляя, что могут быть независимые СМИ, а не обслуга политиков.

Они хотят, чтобы аудитория СМИ получала фреймированную определенным образом информацию, причем чтобы рамки задавали «свои», а не «чужие».

При таком запросе не удивителен выход на первые позиции на белорусских телеканалах авторов, апеллирующих к идеологическим аргументам, опирающихся на теории заговора и клеящих ярлыки на оппонентов правящего режима.

 

Триумф пропаганды и удушение интернет-свободы

Следует заметить, что замещение авторов, апеллирующих к рациональному или, по крайней мере, пытающихся выступать в интересах социальных групп населения, на откровенных работников агитпропа произошло задолго до политического кризиса 2020 года.

В Беларуси не сложилась система качественных, ответственных СМИ, которые задавали бы стандарт в отрасли, что дало возможность акторам, в первую очередь чиновникам, в качестве «новости» скармливать публике сообщения о намерениях, размывать грань между событиями и тем, что может произойти когда-либо или даже является пустым обещанием.

Таким образом, вместо фактов аудитория в значительной мере привыкала получать пропагандистские продукты. Это произошло в «мирное время», до нынешнего политического кризиса.

Сейчас же пали последние бастионы в сознании сотрудников госСМИ, которые не позволяли себе откровенно мистифицировать аудиторию и использовать сниженную лексику, ярлыки (сначала это проникло в «авторские передачи», но теперь обосновалось и в «новостях»).

Это наводит на размышления об интоксикации этих людей собственной пропагандой, а также плачевных последствиях для уязвимых групп населения, привыкших потреблять новости из телевизора.

Белорусские власти пересматривают традиционные представления о нормальном и допустимом в сфере прав законопослушных граждан, и это вызывает оторопь у всех, кто до 2020 года не знал о политических репрессиях в Беларуси или не хотел о них слышать.

Однако в сфере медиабизнеса об особенностях правил игры в Беларуси знали все заинтересованные. Другое дело, что было окно возможностей, особенно в сфере интернет-СМИ. В 2008 году тогдашний помощник президента Всеволод Янчевский публично пообещал, что «интернет в Беларуси был, есть и будет свободным», и долго было почти так.

Однако теперь власти поставили своей целью подавить свободомыслие во всей медиасфере, не оставляя и интернет-гетто, тем более что оно по охвату аудитории уже не уступает телевизору.

 

Редакции пытаются выжить под огнем

Руководители независимых белорусских СМИ, с которыми автор этих строк беседовал о развитии ситуации, видят свои проекты заложниками политического кризиса.

Помимо рисков личной физической безопасности редакционных сотрудников на повестке дня стоит проблема разрушения старой модели медиабизнеса. В частности, рекламодатели и дистрибьюторы откровенно боятся сотрудничать с независимыми СМИ.

В отношении потенциальных рупоров протеста действует тактика выжженной земли, и в этих условиях у независимых СМИ пока нет навыка выживания.

Эти вызовы заставляют издателей переориентироваться на многоплатформенные модели медиабизнеса, которые в «мирное время» выглядели рискованными и маломаржинальными.

Портал TUT.by до разгрома играл роль главного общественно-политического СМИ. Перепридумывание этого проекта после релокации вне белорусской юрисдикции может открыть новую главу в истории белорусских медиа — если повезет.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber