«Ее не сломить». Брестскую активистку, плюнувшую в силовика, отправили в колонию

Мать двоих несовершеннолетних детей Полину Шарендо-Панасюк держали под арестом более полугода, а дело в суде, который женщина не признает легитимным, рассмотрели за два дня. На третий день брестскую активистку «Европейской Беларуси» приговорили к двум годам лишения свободы.

Полина Шарендо-Панасюк. Фото b-g.by

 

Два года колонии для матери двух несовершеннолетних детей

Суд Московского района Бреста 9 июня признал активистку «Европейской Беларуси» 46-летнюю Полину Шарендо-Панасюк виновной в насилии в отношении сотрудника органов внутренних дел (ст. 364 УК), оскорблении представителя власти (ст. 369) и оскорблении президента (ст. 368).

Суд приговорил Шарендо-Панасюк к двум годам лишения свободы в условиях колонии общего режима. Именно столько запросил представитель обвинения в прениях 8 июня.

Суд удовлетворил гражданские иски потерпевших сотрудников МВД на общую сумму пять тысяч рублей — двум сотрудникам милиции по полторы и одному две тысячи рублей. 

Судебный процесс вел Евгений Бреган, который до назначения в июне прошлого года заместителем председателя суда и судьей Московского района Бреста занимал должность судьи Барановичского района и города Барановичей. В Барановичах и Бресте он вынес ряд приговоров, которые правозащитники считают политически мотивированными. В частности, Бреган вынес обвинительные приговоры по резонансному «пинскому делу» и одной из групп «дела о хороводе».

 

«Это политически мотивированное обвинение»

Шарендо-Панасюк не признала вину в суде, сообщил БелаПАН присутствовавший на процессе друг семьи.

«Я не могу быть виновной или невиновной. Это политически мотивированное обвинение. Дать отпор бандиту — это честь и обязанность гражданина», — заявила Полина Шарендо-Панасюк.

Она находится под стражей с 3 января 2021 года. В феврале-марте Полину направляли на психиатрическую экспертизу в РНПЦ психического здоровья. Согласно результатам медицинского обследования, озвученным в суде, Полина не страдает психическим заболеванием и не требует лечения.

«Криминальная психиатрия уже давно активно используется в Беларуси: политическая активность людей приравнивается к социальным патологиям. Никакой экспертизы не было», — заявила Шарендо-Панасюк в суде.

Андрей Шарендо в суде перед оглашением приговора его супруге

Ее муж Андрей Шарендо с 31 мая находится под домашним арестом по обвинению в оскорблении президента и призывах к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности (ст. 361).

Андрей Шарендо признан политзаключенным. На суд к жене ему прийти позволили, но со СМИ общаться он не имеет права.

Еще до ареста Шарендо рассказывал корреспонденту Naviny.by, что случилось с Полиной.


Читайте также:


29 декабря 2020 года Андрея на глазах младшего сына задержали силовики возле подъезда. Когда Полина вышла, чтобы забрать ребенка, она, по словам ее мужа, эмоционально и резко высказалась в отношении сотрудников милиции (назвала фашистами).

Основанием для задержания Андрея с последующим помещением в ИВС стал бело-красно-белый флаг на балконе квартиры, где живет активист. 1 января за это правонарушение Шарендо было вынесено предупреждение, однако из ИВС его не выпустили и задержали за участие в акции 8 ноября в Минске. Когда Андрей вернулся домой, его супругу уже задержали.

Полину изначально обвиняли в оскорблении представителя власти, и в связи с проверкой по уголовному делу по ст. 369 УК силовики пришли на осмотр жилища Шарендо. По словам Андрея, в квартире Полина была с младшим сыном. Поскольку она отказывалась открывать дверь, ее выломали.

О том, что происходило дальше, можно узнать только со слов потерпевших силовиков, так как Полина отказалась давать показания во время предварительного следствия и в суде.

По версии обвинения, Шарендо-Панасюк оскорбила с использованием нецензурной лексики каждого сотрудника милиции, который пришел к ней домой. Одному из них женщина плюнула в лицо и ударила рукой в область плеча, другому, срывая маску, поцарапала нос.

 

«Все эти приговоры не имеют юридической силы»

Андрей Шарендо ранее говорил Naviny.by, что Полина не отступится от своих принципов. Она уверена, что в Беларуси власть, в том числе судебная, нелегитимна.

По данным правозащитников, под арестом Шарендо-Панасюк была признана склонной к экстремизму и другой деструктивной деятельности. В СИЗО ее отправили в карцер, где в одиночной камере в общей сложности она провела 30 дней.

Выступая в суде с последним словом 8 июня, Полина сказала, что не признает решение суда.

«Все эти приговоры не имеют юридической силы. Они не являются законными. Я их не признаю, и также прошу мировое сообщество не признавать все эти приговоры за законные. Благодарю международное сообщество за санкции против режима Лукашенко», — цитирует слова Полины «Брестская газета».

Шарендо-Панасюк также высказала мнение, что, вынося массовые приговоры за участие в акциях протеста, власти полагают, что «загнали народ дубинками назад в стойло»: «Они рассчитывают еще на эти сроки, на которые они хотят людей послать в колонии. Они хотят еще раз сидеть эти сроки, эти четыре-пять лет на нашей шее, свесив ноги. Мы это допустим? Нет, это нельзя допускать».

Друг семьи Шарендо брестчанин Алесь говорит, что не удивлен тем, какую стойкость и силу духа проявила Полина в суде:

«Я знаком с ней с 1997 года, она верный принципам человек, против них она не пойдет. Ее не сломить».

Алесь рассказал, что еще в конце мая в доме Шарендо стояла новогодняя елка. Мама Полины и Андрей приняли решение не убирать ее, потому что 2021 год супруги вместе не встретили.

«Я видел, — рассказал собеседник Naviny.byкак потерпевшие проходили по людскому коридору позора перед заседанием суда, а им стали издевательски хлопать. Некоторые из милиционеров опустили голову, кто-то улыбался. Мне отрадно, что люди, пришедшие на суд, воспринимали Полину как героя. Так оно и есть».

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber