Неоднозначная дата. Объединит ли белорусов День народного единства?

Страна расколота политическим кризисом, и сам день 17 сентября вызывает разные ассоциации...

Итак, День народного единства будет отмечаться в Беларуси 17 сентября. К этому и клонили провластные спикеры, обсуждая варианты. Теперь же все решено: указ о новом празднике подписал Александр Лукашенко.

Его пресс-служба отмечает: «Этот день стал актом исторической справедливости в отношении белорусского народа, разделенного против его воли в 1921 году по условиям Рижского мирного договора, и навсегда закрепился в национальной исторической традиции».

Действительно, про освободительный поход Красной армии в сентябре 1939 года все белорусы учили в школе, эта дата четко сидит в голове. Но она очень неоднозначна. И не только потому, что совершенно иначе воспринимается в Польше, которую тогда с разных сторон атаковали Сталин и Гитлер.

 

Эксперт: это не тот случай, когда в семьях будут накрывать стол

«Отношения с поляками в этом плане меньше всего волнуют белорусские власти», — считает историк Александр Пашкевич. В комментарии для Naviny.by он отметил, что за последнее время Минск в отношениях с Варшавой зашел очень далеко и вообще на них прежде всего влияет то, что в Беларуси «в тюрьмы бросают людей», а со стороны Евросоюза вводятся санкции.

Выбирая дату для праздника, власти в первую очередь ориентировались на ее известность, считает историк: 17 сентября «со школы сидит в голове Лукашенко и его ближайшего окружения».

«Здесь советский менталитет, советская психология отыграли большую роль», — сказал Пашкевич.

Добавим, что в советское время предпочитали не говорить про обратную сторону воссоединения белорусов в рамках сталинского режима — принудительную коллективизацию, репрессии, которые обрушились на жителей западнобелорусских областей. Да, под тогдашней Польшей тоже было несладко, но в итоге ведь многие попали из огня да в полымя, испытали еще более страшные беды.

Нынешние белорусские власти тоже обходят стороной тему сталинских репрессий, жестокости советского режима. Особенно некомфортной она стала после августа 2020 года, когда белорусский режим сам начал в массовом порядке беспощадно разбираться с теми, кого записал в политические враги. Параллели напрашиваются сами собой.

Так что дату, на которую завязан новый праздник, государственная пропаганда наверняка будет преподносить (и уже преподносит) в сусально-приукрашенном виде. Но ведь сегодняшнее белорусское общество в массе своей достаточно продвинуто, чтобы чувствовать здесь фальшь.

По мнению Пашкевича, День народного единства «не приживется, как не приживаются все искусственные идеологические праздники» вроде Дня единения народов Беларуси и России, Дня герба и флага. Тем более что 17 сентября не сделали выходным и потому простой человек не ощутит каких-то бонусов, подчеркнул собеседник.

Да, наверное, в этот день идеологи станут проводить некие мероприятия, но обычные люди праздновать от души, «накрывать стол» не будут, считает Пашкевич.

 

В поисках идеологических нарративов власти обращаются к советскому прошлому

Затея с Днем народного единства говорит о том, что власти пытаются искать какие-то идеологические нарративы, отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) кандидат исторических наук Валерий Карбалевич.

При этом, подчеркивает он, власти обращаются к советскому прошлому: Великая Отечественная война, присоединение западных областей Беларуси в 1939 году.

«Власти пытаются выставить себя наследниками тех побед, успехов. С помощью таких идеологических манипуляций они стараются придать себе дополнительную политическую силу», — поясняет аналитик. Вряд ли это дает сильный эффект, но «поскольку других нарративов нет, приходится брать то, что под рукой».

Выбирая дату 17 сентября, наверху наверняка понимали, что это будет раздражать Варшаву. Однако при нынешней конфронтации с Польшей, которая приютила многих оппозиционеров («беглых» в терминологии Лукашенко), активно выступает за санкции против белорусского режима, для Минска лишняя возможность позлить, потроллить врага — возможно, только плюс.

 

Тень секретных договоренностей СССР с гитлеровской Германией

Но при этом разработчики идеи не учли или проигнорировали другой, по выражению Карбалевича, деликатный момент: поход Красной армии на тогдашние восточные воеводства Польши был результатом секретных договоренностей СССР с гитлеровской Германией. Такой раздел сфер влияния предусматривался тайным протоколом к пакту Молотова — Риббентропа.

Иначе говоря, Сталин с Гитлером тогда вполне нашли общий язык на почве перекройки карты Европы. «Сталинский Советский Союз два года фактически был союзником гитлеровской Германии», — подчеркивает Карбалевич. Он напоминает, что Брестскую крепость в 1939 году «брали фашисты».

Можно добавить, что в честь передачи советской стороне Бреста там 22 сентября 1939 года состоялся парад вермахта перед частями РККА.

Брест, 22 сентября 1939 года. На трибуне — немецкий генерал Хайнц Гудериан и советский комбриг Семен Кривошеин. Фото Bundesarchiv / Bild

И этот аспект событий 1939 года на территории Беларуси выглядит особенно пикантно на фоне того, что ее нынешние власти недавно приняли закон о недопущении реабилитации нацизма, рисуют своих политических противников этакими фашиствующими молодчиками. Также белорусское начальство любит упрекать идеологических оппонентов в фальсификации истории.

Но в сюжете с выбором 17 сентября как даты нового праздника власти сами всячески замалчивают неудобные для них моменты, отмечает Карбалевич и подчеркивает: «Это к вопросу о том, кто дает историю правдивую, а кто неправдивую».

 

Казенный праздник не поможет преодолеть политический кризис

Печальнее же всего то, что на самом деле белорусское руководство, похоже, и не помышляет о поиске национального согласия в ситуации, когда общество расколото жесточайшим политическим кризисом, разорвано острым ценностным конфликтом.

При этом пресс-служба Лукашенко, презентуя указ о новом празднике, утверждает, что «сегодня белорусский народ един в выборе стратегического курса на развитие сильной, суверенной и процветающей страны».

Неужели? А кто же тогда выходил на многотысячные демонстрации несколько месяцев после 9 августа 2020 года, пока эта уличная активность не была задавлена самым брутальным образом? Причем надо учесть: выходили по разным причинам далеко не все те, кто осознал, что власть пора менять и в принципе стране нужны прозрачные, честные выборы.

Откуда тогда за неполный год набралось более 30 тысяч задержанных по политическим мотивам, откуда почти полтысячи политзаключенных (и суды продолжаются)?

Это не кучка отщепенцев, как тщится уверить пропаганда. Речь идет о конфликте власти со значительной частью нации — людьми, которым невмоготу в оковах авторитарного политического режима, не дающего стране перспективы и скатывающегося во все большую жестокость. Чтобы попытаться найти общий язык с недовольными, развязать узел кризиса, властной верхушке следовало бы идти на перемены, трансформацию системы, чего там, наверху, явно не хотят.

В итоге мы видим ставку на репрессии, подавление несогласных, насаждение тотального страха. И никакие придуманные в казенных учреждениях праздники эту печальную картину не изменят. Без коренной переделки политической системы притоптанный конфликт будет тлеть и когда-то все равно полыхнет снова.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber