Зачем власти Беларуси готовят почву для введения чрезвычайного положения

«Власти решили таким образом доработать законодательную базу, чтобы были веские основания для введения особых мер в случае необходимости».

Александр Лукашенко подписал постановление «О мерах по обеспечению национальной безопасности Республики Беларусь», в котором дал поручение госорганам разработать изменения законов о чрезвычайном и военном положении. Что это значит для граждан?

Постановление Совбеза № 1 Лукашенко подписал 4 июня. Совету министров поручено в месячный срок совместно с заинтересованными государственными органами подготовить и внести на рассмотрение проект закона, предусматривающий изменение законов «О чрезвычайном положении» и «О военном положении».

Цель — создать дополнительные условия для предупреждения и нейтрализации рисков, вызовов и угроз национальной безопасности, в том числе с учетом декрета от 9 мая 2021 г. № 2 «О защите суверенитета и конституционного строя».

В этом декрете, напомним, говорится, что если президент умрет «в результате покушения на его жизнь, совершения акта терроризма, внешней агрессии, вследствие иных действий насильственного характера», то Совет безопасности незамедлительно своим решением вводит на территории Беларуси чрезвычайное или военное положение.

После этого госорганы должны будут действовать в соответствии с решениями Совета безопасности, который определяет «перечень подлежащих применению в условиях чрезвычайного или военного положения мер: установление ограничений на свободу передвижения; запрещение или ограничение проведения массовых мероприятий; запрещение проведения забастовок; установление комендантского часа; обеспечение безопасности лиц и объектов».

 

Де-факто чрезвычайный режим уже действует

Зачем власти снова и снова возвращаются к теме чрезвычайного или военного положения, тем самым нагнетая в обществе и без того сильное напряжение?

Как отметил в комментарии для Naviny.by военный эксперт Егор Лебедок, постановления Совбеза — «это пока просто формализованное решение на доработку основных законов в части чрезвычайного и военного положения. В чем это проявится, видно будет позже».

В целом о перспективах введения в Беларуси режима ЧП или ВП Лебедок говорит сдержанно, потому что «опыт августа 2020 года показал, что официально вводить особое положение в стране необязательно, чтобы оно действовало де-факто».

Как отметил эксперт, «в августе 2020-го в мирное время были использованы практически все меры чрезвычайного положения за исключением ограничений передвижения граждан». По мнению Лебедка, тогда официально вводить режим ЧП не стали, так как это было связано с определенными издержками — финансовыми и имиджевыми:

«Поэтому был выбран путь простой и кондовый — использовать методы ЧП в мирное время, обосновав противодействием массовым беспорядкам. Не надо делать лишние усилия, например, уведомлять международные организации об ограничении прав человека, в том числе и иностранцев, находящихся в Беларуси».


Читайте также:


Вместе с тем теоретически помимо ограничений для граждан режим ВП или ЧП означает запрет избирательных кампаний, массовых мероприятий, деятельности политических партий, если они как-то препятствуют устранению обстоятельств, вследствие которых введено чрезвычайное положение, отметил Лебедок. То есть фактически это означает запрет на любую политическую активность.

 

Это сигнал обществу

Как считает политолог Дмитрий Болкунец, сегодня сохраняется высокая вероятность введения военного положения или режима чрезвычайной ситуации.

«Я ожидал, что Лукашенко введет чрезвычайную ситуацию или военное положение во время протестов, но он выкрутился», — сказал Болкунец в комментарии для Naviny.by.

Эксперт считает, что законодательное обновление процесса введения в государстве особых режимов — это сигнал обществу: «Власти решили таким образом подработать законодательную базу, чтобы были веские основания для введения таких мер в случае необходимости».

Политолог напомнил, как военное положение было введено 13 декабря 1981 года в Польше: «В ходе военного положения погибли десятки людей, многие оказались в тюрьмах, но это не способствовало преодолению социально-политического кризиса и закончилось коллапсом той политической системы: в 1989 году в Польше произошла политическая трансформация. Поэтому если белорусские власти пойдут на такие чрезвычайные меры, это всего лишь станет попыткой оттянуть какие-то негативные последствия, например для экономики».

 

Что может означать подготовка властей к введению особых мер?

Возможно, власти предполагают, что вспыхнет новая волна протестов, которая может стать разрушительной для государства, отметил Болкунец.

Еще одна версия — Лукашенко не хочет сейчас проводить какие-либо электоральные кампании, а введение режима чрезвычайного или военного положения даст ему основания «перенести на неопределенный срок референдум по конституции».

Самый нежелательный повод для изменения законов, считает Болкунец, — это сознательная провокация конфликта с соседними государствами: «Это наиболее опасная версия, потому что в таком случае Беларусь может быть вовлечена в противостояние с блоком НАТО».

Лукашенко и его окружение находятся в сложном положении, но «им терять нечего», отметил эксперт: «Они будут готовы пойти на любые чрезвычайные меры, чтобы обосновать свою значимость и необходимость для Беларуси. Вместе с тем я рассчитываю, что у белорусских властей хватит разума, чтобы не создавать серьезный конфликт в обществе и не провоцировать очередной виток противостояния в стране».

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber