Референдум в феврале. Окажется ли крепким политический лед под ногами властей?

Пока же они продолжают тотальную зачистку…

Конституционный референдум, скорее всего, пройдет в феврале будущего года. Об этом заявила в интервью Sputnik председатель Центризбиркома Беларуси Лидия Ермошина. Она заверила, что накануне референдума будет разрешена агитация как за его проведение и принятие решения, так и против, в том числе в СМИ. Значит ли это, что власти решатся ослабить гайки?

В любом случае кампания будет краткосрочной. По словам Ермошиной, «на подготовку референдума требуется тридцать дней по закону». Она прогнозирует, что кампанию объявят в январе, «после того, как народ расслабится, отдохнет на праздниках».

 

Эксперт: перенос местных выборов говорит о неуверенности верхов

Между тем сами власти не расслабляются. Продолжаются обыски, аресты, суды по политически мотивированным делам. Репрессиями стараются не только нейтрализовать тех, кто выходил на улицу протестовать, вел «деструктивные» чаты, но и подавить негосударственные СМИ (свежие примеры — накат на Intex-press и другие региональные издания, разгром популярнейшего портала TUT.by).

То, что творится, независимые обозреватели часто характеризуют словечком «зачистка» из военно-полицейского лексикона. Похоже, что это, в числе прочего, и элемент подготовки режима к грядущей электоральной кампании.

На сегодня власти «не уверены в ситуации», отметил в комментарии для Naviny.by аналитик Центра европейской трансформации (Минск) Андрей Егоров. По его мнению, именно поэтому референдум отодвигают на февраль будущего года, а вдобавок переносят на 2023 год местные выборы (которые раньше предполагали совместить с референдумом).

К февралю же власти рассчитывают вернуть полный контроль над ситуацией «и собственной административной машиной фальсификации выборов», в которой пока «не уверены после событий 2020 года», предполагает политолог.

Здесь стоит подчеркнуть, что вопрос переноса выборов юридически еще не решен. Для этого нужно в сжатые сроки, до референдума, изменить одну из статей конституции. Но судя по тональности большого начальства, для него это уже дело решенное. Ермошина тоже уверенно говорит лишь о референдуме в феврале 2022 года.

 

На горизонте — коллективный авторитаризм

Между тем, хотя конституционная комиссия и заседает по графику, концепция изменений основного закона по-прежнему четко не обрисована. Известно, что президента хотят лишить возможности издавать декреты (но через послушный парламент нужные решения несложно провести и в виде законов), а Всебелорусскому народному собранию вознамерились придать новые полномочия (правда, пожалуй, не настолько сильные, чтобы Александр Лукашенко перешел на пост руководителя этой структуры).

Здесь, кстати, возникает вопрос, а насколько планируемые изменения устроят Москву, которая, как считают многие аналитики, хотела бы добиться от Лукашенко достаточно серьезной политической реформы, чтобы заполучить новые рычаги влияния на Беларусь.

По мнению Егорова, чем в большей степени власти контролируют ситуацию в стране, тем меньше они готовы идти на уступки кому бы то ни было в плане текста конституции и трансформации политической модели.

«Общая установка властей — ничего не менять в плане конструкции политической системы. Но при этом очевидно есть желание попробовать заложить в конституцию некие гарантии перехода от персоналистского режима к режиму коллективного авторитаризма», — говорит политолог.

Эти тенденции, считает он, сквозят в декрете № 2, предполагающем в случае убийства президента передачу его полномочий Совбезу, в намерении придать новую роль Всебелорусскому собранию (при том что пока сложно представить, как это будет работать). Правящая верхушка стремится и сохранить власть, и обеспечить более долгосрочную устойчивость системы за счет перенесения части полномочий в коллективные, но контролируемые органы, отмечает Егоров.

 

Ждем высадки марсиан?

Итак, одна задачка для властей — как через изменение конституции сделать политической системе такой аккуратный апгрейд, чтобы она осталась жизнеспособной, не развалилась от эксперимента. Вторая задача — как провести референдум, чтобы он не покачнул, а тем более не взорвал ситуацию.

Сильный ход для решения второй задачи уже придуман: местные выборы, которые могли бы дать противникам режима возможность выдвигать своих кандидатов, агитировать за них, в общем, замутить движуху, отодвинут аж на 2023 год. Одним триггером меньше.

Кроме того, власти продолжат «зачистку всего того в общественном секторе, что движется, может выражать альтернативную точку зрения и оказывать какое-то сопротивление», прогнозирует политический обозреватель Павлюк Быковский. «Без зачистки властям боязно выходить на кампанию, которая окажется плебисцитом о доверии им», — пояснил он в комментарии для Naviny.by.

При этом накапливаются кризисные явления в экономике, на которые власть, по идее, должна дать ответ, между тем как она «не демонстрирует ничего, кроме кнута», отметил Быковский. По его мнению, власти нужно иметь план, чтобы «накормить страждущих или переключить внимание», но пока признаков такого плана нет.

«Без этого внесение изменений в конституцию может оказаться очень непопулярной кампанией», еще сильнее подорвать доверие к власти, ослабить ее устойчивость, говорит эксперт. «И тогда интриги и расколы элит могут оказаться более серьезным фактором, чем это намечалось в августе прошлого года, когда в них наблюдалась некоторая эрозия», — подчеркнул собеседник Naviny.by.

Власти, полагает он, понимают этот вызов и потому будут искать или «пряник», или возможность переключить внимание общества. «Не знаю, что это может быть — учения по атомной безопасности или высадка марсиан. Но должно быть что-то, призванное отвлечь внимание населения от насущных проблем и объяснить ему, что нужно держаться за эту власть», — заключил Быковский.

 

Противники Лукашенко могут попасть в вилку

Перенос местных выборов усложняет задачу противникам режима, ожидающим возможности снова испытать его на прочность. Агитировать за «конституцию Лукашенко» они явно не будут. Агитировать против? Призывать к бойкоту? Продвигать альтернативную конституцию, разработанную под эгидой Светланы Тихановской?

Но призывы к бойкоту законом запрещены, это можно делать лишь нелегально. К тому же бойкот в белорусских условиях вообще показал себя диванной, размагничивающей, неэффективной тактикой. Наконец, оппоненты властей глубоко убеждены, что те нарисуют нужные им цифры в любом случае.

При этом легко предвидеть, что агитировать за «конституцию Тихановской» вообще не дадут, объявят это экстремизмом (напомню, издание Intex-press попало под раздачу именно за интервью с Тихановской). Независимые СМИ к тому времени, возможно, будут добиты. Да и что толку топить за альтернативную конституцию, когда не видно просвета, перспектив смены власти?

Да, грядущий референдум — это вызов для тех, кто хочет перемен в стране, считает Егоров. Контригру придумать сложно, но не невозможно, говорит он, подчеркивая, что «протестные настроения никуда не делись». Референдум же — тот момент, когда власти вынуждены «симулировать демократический процесс». Поэтому, вероятно, они постараются при всех традиционных ограничениях избежать «тотального подавления альтернативного поля», считает собеседник Naviny.by.

 

Ресурс режима не бесконечен, жестокость не придаст народной любви

Однако за последний год власти отмели многие условности и продолжают, как выражаются их противники, пробивать дно за дном. Эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич ранее отмечал в комментарии для Naviny.by, что в плане проведения референдума для Лукашенко никакой дилеммы нет: «Он будет проводить кампанию по беспределу, постарается добиться абсолютно стерильного варианта».

В общем, вопрос о том, насколько власти будут жестить в феврале будущего года (и, соответственно, будет ли шанс высунуть нос у их врагов), остается открытым.

Впрочем, до февраля вообще много воды утечет. На динамику белорусской ситуации будут серьезно влиять экономика, Москва, Запад и настрой общества.

Да, режим демонстрирует силу, мстительность и зашкаливающую жестокость, но его ресурс не бесконечен. И все то, что он сейчас демонстрирует, уж никак не придаст ему народной любви. А значит, политический лед под ногами властей может хрустнуть в любой момент — даже после того, как они посчитают, что дело в шляпе.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber