Для Лукашенко изобретают искусственный источник легитимности

Если вынести за скобки разговоры, обещал ли Лукашенко Путину провести в какие-либо разумные сроки управляемый транзит власти, то на повестке дня остается один вопрос — что может стать источником легитимности.

Александр Лукашенко попытается решить проблему своей легитимности через перезапуск политической системы. Речь идет о новой конституции, новых сроках и объемах полномочий законодателей, появлении над ними надстройки в виде Всебелорусского народного собрания, усилении правительства при сохранении реального оперативного управления страной в руках все того же Лукашенко.

До 2020 года он имел опыт побед на плебисцитах о доверии, роль которых играли и выборы, и референдумы. Прошлогодние президентские выборы показали: теперь Лукашенко как минимум не может убедить всех, что на его стороне большинство. А значит право управлять страной он приобрел за счет контроля над силовиками и государственной бюрократией, а не из веры суверена (народа) в его победу при голосовании — тут мнения сильно разделились.

В этой ситуации были возможны как минимум три решения:

1) уйти с поста президента и полностью устраниться от управления государством;

2) разделить ответственность с парламентом и правительством, дав им больше самостоятельности, уйти от оперативного управления, сохранив контроль над стратегией и силовым блоком;

3) сохранить оперативное управление в прежнем объеме.

Уходить на политическую пенсию Лукашенко не собирался и не собирается, уступать реальные полномочия парламенту и правительству — также (можно ненароком разбудить эти «спящие институты», дать России политические инструменты влияния через лояльную ей парламентскую фракцию на премьер-министра и потерять в итоге власть). Что же делать?

 

Новая роль Всебелорусского собрания

Если вынести за скобки разговоры, обещал ли Лукашенко в прошлом году Владимиру Путину провести в какие-либо разумные сроки управляемый транзит власти (и Лукашенко, и пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков утверждают, что и речи об этом не было), то на повестке дня остается один вопрос — что может стать источником легитимности.

После беспрецедентной тайной инаугурации Лукашенко в сентябре прошлого года власти решили пойти дальше и черпать легитимность из переизобретенного Всебелорусского народного собрания (ВНС).

Этот институт, который в 1996 году создавался как антипод начавшему процедуру импичмента Верховному совету, теперь наконец-то найдет отражение в конституции. И как рассказал 28 мая на заседании конституционной комиссии ее председатель Петр Миклашевич, ВНС предлагается наделить правом решать вопрос о легитимности президентских выборов и импичменте президента.

«Таким образом, окончательная политическая и конституционно-правовая оценка выборов будет выражена особым субъектом политико-правовых отношений, высшим представительным органом народовластия — Всебелорусским народным собранием», — подчеркнул Миклашевич, который также возглавляет Конституционный суд.

В прежнее время для легитимности выборов было достаточно решения Центризбиркома. Теперь его решение, как предполагается, будет утверждать собрание из законодателей и других лиц (как мыслится — лоялистов), избранных местными Советами.

Будет ли реализован этот проект к запланированным на 2025 год президентским выборам — вопрос. Да и эти выборы можно отложить, как это сделали в 1996 году, когда был начат новый отсчет срока полномочий главы государства после изменения конституции.

Другое дело, что легитимность трудно подтвердить справкой, даже от ВНС, так как речь идет не о чем ином, как о признании правомерности избрания власти, положительном отношении народа к ней.

 

Готовится супертефлоновая защита

Что касается импичмента, то круг замкнулся — в 1996 году квазипарламент ВНС выступал антидотом против законного парламента, но особо не понадобился, так как процедуру импичмента в Верховном совете и Конституционном суде удалось развалить давлением на депутатов, судей, авторитетом российской миротворческой делегации во главе с тогдашним премьер-министром Виктором Черномырдиным.

Теперь предлагается забрать функцию импичмента у Национального собрания и передать надстройке над ним, состоящей из тех же самых членов парламента с добавлением лиц, избранных на заседаниях местных советов.

Власти подчеркивают, что в ВНС представлены политические партии и общественные объединения. Например, указ президента от 28 декабря 2020 года № 492 определил, что «участники шестого Всебелорусского народного собрания от областей и г. Минска избираются с учетом норм представительства районными, городскими (городов областного подчинения), Минским городским Советами депутатов и наиболее многочисленными общественными объединениями». Что такое «многочисленные», определяет председатель республиканского организационного комитета, а по сути речь идет о действительно массовых провластных организациях, таких как «Белая Русь», Федерация профсоюзов Беларуси, Белорусский республиканский союз молодежи.

По указу № 492 численность участников и приглашенных лиц на последнем ВНС, прошедшем в феврале, должна была составлять 2700. 28 мая Миклашевич определил число участников будущего ВНС в 2500 — вероятно, это тоже самое, только без гостей. Насколько можно понять, в это число будут входить 110 депутатов Палаты представителей и до 64 членов Совета республики (по восемь от каждой области и столицы, а также восемь членов имеет право назначать президент; сейчас в верхней палате Нацсобрания 59 членов).

Почему это важно? Сейчас по конституции предусмотрена тефлоновая защита президента от импичмента: «Решение о досрочном освобождении президента принимается большинством не менее двух третей голосов от полного состава Палаты представителей и большинством не менее двух третей голосов от полного состава Совета Республики на основании заключения специально создаваемой палатами комиссии».

Поскольку оппозиции в обеих палатах Нацсобрания нет, как нет у нее и видимых перспектив туда попасть без трансформации политической системы, такой механизм защиты от импичмента выглядит надежно.

Но Миклашевич сообщил о разработке новых уровней защиты: «Предлагается перераспределить полномочия парламента к ВНС по импичменту <...> Президент может быть смещен с должности в связи с совершением государственной измены или иного тяжкого преступления. Решение о выдвижении обвинения в этом случае считается принятым, если за него проголосовало большинство от полного состава ВНС по предложению не менее половины состава Национального собрания. Президент считается смещенным с должности, если за это решение проголосовало не менее двух третей от полного состава ВНС».

Cейчас для импичмента нужна воля 74 депутатов Палаты представителей и 43 членов Совета республики. Если предложения конституционной комиссии воплотятся в новом основном законе, то не менее 87 членов Нацсобрания должны будут поддержать обвинение президенту и потом не менее 1667 членов ВНС — проголосовать за импичмент.

Был прецедент, когда в 1991 году после поражения ГКЧП в Москве депутаты-коммунисты в Верховном совете БССР голосовали за запрет Компартии, но насколько крупный тектонический сдвиг должен произойти, чтобы тщательно проверенные на лояльность Лукашенко кадры проголосовали за отрешение его от власти?

 

Сроки в политическом календаре сдвигаются

Можно предполагать, что перераспределением полномочий между Нацсобранием и ВНС авторы проекта предусмотрели возможность некоторой вольницы при выборах в Палату представителей, что будет уравновешено супертефлоновой защитой в лице ВНС.

Такой вариант сделает возможным получение депутатских мандатов «конструктивной оппозицией» во главе с Юрием Воскресенским, создание фракции, более лояльной Кремлю, чем Лукашенко, но лишит ее теоретической возможности низложить Лукашенко.

Впрочем, был лишь один пример тонкой игры властей на этом поле, когда мандатами депутатов Палаты представителей в 2016 году наделили Анну Канопацкую и Елену Анисим, игравших роль оппозиции в законодательном органе. В 2019 году организаторы парламентских выборов решили не рисковать и сформировали исключительно стерильную Палату представителей. Какая игра будет теперь — посмотрим.

Пока что налицо намерение властей сдвинуть все сроки в политическом календаре и ввести единый день голосования на парламентских и местных выборах. Для этого нужно отдельное, еще до референдума, изменение конституции, чтобы продлить полномочия нынешних депутатов местных советов.

По словам зампреда комиссии по госстроительству Палаты представителей Виктора Свилло, законопроект о таком изменении конституции должен быть подготовлен «не позже 4 июня, и в первом чтении законопроект должен быть принят как минимум до конца этой текущей сессии».

Статья 139 действующей конституции предусматривает, что «закон об изменении и дополнении конституции может быть принят после двух обсуждений и одобрений парламентом с промежутком не менее трех месяцев».

Это значит, что второе чтение будет не раньше осенней сессии Нацсобрания. Председатель Центризбиркома Лидия Ермошина, комментируя 25 мая РИА «Новости» инициативу о введении единого дня голосования и переносе местных выборов на 2023 год, сказала, что «если [соответствующий] конституционный закон не будет принят до 16 октября, то нужно назначать выборы депутатов местных Советов на 2022 год».

Для белорусской практики это очень сжатые сроки принятия закона, но прецеденты были. Получается, что на осенней сессии будут приняты вот эти поправки в конституцию, дозволенные парламенту, а потом где-то в январе-феврале 2022 года должен пройти конституционный референдум, так как в основном законе прямо определено, что его раздел IV «Президент, парламент, правительство, суд» можно менять только на референдуме.

Такой референдум обязательно выльется в плебисцит о доверии Лукашенко, однако парадокс в том, что и при голосовании за изменения конституции, и при голосовании против, и при бойкоте процедуры белорусский правитель сохраняет за собой кресло.

Но если правящий режим нашел благовидный предлог отложить на 2023 год безобидные выборы в местные советы, то и со сроками всенародного голосования могут быть варианты.

Если на период проведения референдума будет необходимо отказаться от нынешней чрезвычайной практики зачистки политического поля, то ситуация на улице вновь может выйти из-под контроля.

Впрочем, пока не ясно, вынужден ли будет правящий режим демонстрировать нормальность и относительное соблюдение демократических процедур — за железным занавесом, которым он закрылся от Запада, мало видно, а Россия готова любить Лукашенко таким, какой он есть.