Великая белорусская депрессия. Что происходит у белорусов в головах?

Сегодня многие опасаются физического насилия, боятся быть задержанными, осужденными, избитыми. Они не чувствуют себя защищенными…

Какая на вкус и цвет великая белорусская депрессия? Психотерапевт Андрей Бутько называет пятьдесят оттенков эмоциональных переживаний белорусов: «Лишь признав диагноз, можно начать лечение опухоли».

Происходящее сейчас в эмоциональной жизни белорусов уникально для мирного времени. Психотерапевт с многолетним опытом Андрей Бутько для читателей Naviny.by ставит диагноз психическому состоянию белорусского общества, описывает причины болезни и этапы ее развития. Для успешного преодоления кризиса нужно встретиться с ним лицом к лицу, признать, а потом уже принимать меры.

 

«Мама, мы все тяжело больны… Мама, я знаю, мы все сошли с ума...»

Учитывая тяжесть психического состояния белорусского общества и серьезность проблемы, Naviny.by подготовили полезную информацию максимально детально в формате нескольких статей.

Итак, в первой публикации вы найдете: 1) описание психологических состояний 2) сопровождающие их эмоциональные переживания 3) причины из объективной реальности, их вызвавшие 4) а также описание этапов проживания этого депрессивного состояния.

Во второй публикации: 1) рекомендации, как пережить весь этот ад и не сойти с ума 2) поведенческие симптомы стресса и депрессии для самодиагностики.

Оружие массового поражения

Отчаяние, бессилие, безысходность… Эти чувства, если не переживаются экологично, парализуют людей. Любое непережитое чувство может парализовать и не давать не то что протестовать, а делать банальные вещи: оно может не давать ходить в школу, учить экзамены, не давать работать. Если тяжелые чувства осознаются, переживаются, то, скорее, наоборот — дают силы на жизнь и действие.

В индивидуальной и групповой психотерапии развиваются навыки переживания для совладания со стрессом и освобождения связанной энергии, чтобы жить и действовать в соответствии со своими убеждениями, ценностями, смыслами, подчеркивает собеседник Naviny.by психотерапевт Андрей Бутько.

«В своих выводах я опираюсь на жалобы пациентов, переживания участников тренинговых программ, запросы коллег на супервизии. И обращающиеся за помощью, и её оказывающие переживают происходящее как утрату базовой безопасности», — говорит эксперт.

Далее публикуем слова специалиста от первого лица.

 

«Разрежь мою грудь, посмотри мне внутрь. Ты увидишь, там все горит огнем». На что жалуются белорусы

Люди опасаются физического и психологического насилия, боятся быть задержанными, осужденными, избитыми. Они не чувствуют себя защищенными государством, не верят, что сотрудники органов правопорядка будут защищать их жизнь, здоровье, имущество. Многие боятся обысков, изъятия ценностей, пыток и принуждения к даче «показаний».

Чувство тревоги, страха, ужаса; злости, гнева, ярости; бессилия, безысходности, отчаяния, вины — самые популярные компоненты белорусского коктейля.


Андрей Бутько, психотерапевт:

«За 20 лет работы на гражданке я впервые сталкиваюсь с массовыми жалобами на потерю чувства физической безопасности. Волна таких обращений в Беларуси началась с августа 2020 года. Потеря базовой безопасности обычно не свойственна людям в мирное время».


Ощущение потери психологической безопасности — тоже частая жалоба. Это проявляется через:

  1. Страх оскорблений и унижений.
  2. Ожидание психологического насилия («заставят слушать крики других» и т.д.).
  3. Опасения выражать свои мысли вслух.
  4. Страх быть уволенным за выражение взглядов сопровождаются стыдом (я трус, лицемер, предаю единомышленников).

А ведь потребность выражать и разделять с другими чувства, мысли, убеждения, ценности, смыслы — психологическая. Это важнейшая составляющая здоровья, двигатель роста и развития, а не политическая прихоть.

 

«Но вместо крови в жилах застыл яд, медленный яд». Как изменились отношения людей

Хорошо, когда каждый — «человек»: женщина и мужчина, ребенок и взрослый, пожилой и подросток, бедный и богатый, оппозиционер и «провластный» и т.д. Нет большей опасности, чем лишение человечности на каком-либо основании. Ведь «не людей» люди используют для удовлетворения разнообразных потребностей (сексуальных, развлечений).

Видение и признание в другом «человека» закономерно приводит к признанию ценности его жизни, здоровья, образования и благополучия. Люди принимают единые правила и все вместе следят за их соблюдением. Признание и проживание человечности — источник жизнеспособности общества и развития гражданства и права.


Андрей Бутько, психотерапевт:

«Непризнание» человечности, в том числе у политических оппонентов, развязывает руки для насилия и приводит к правовому дефолту, разрушению института гражданства и государства в целом.

Клетки раковой опухоли поедают себе подобных и в итоге погибают вместе с разрушенным организмом. Белорусский организм болен смертельным заболеванием, ему предстоит операция, облучение, химиотерапия и длительная реабилитация.


 

«Зерна упали в землю, зерна просят дождя». Что с нами будет?

Депрессия — это крах иллюзии. Мы-то думали что наше общество здорово, долго игнорировали политические, экономические, социальные и другие анализы. Теперь белорусский организм борется за жизнь, проживает разочарование и депрессию.

Психологическая эволюция в данном случае выглядит так: была иллюзия, она разрушается, вслед за крахом идет разочарование и горевание. Следующая стадия, которая за ней должна идти, — это депрессия. Классика жанра.

1. Переживание разочарования тяжелое. И тут два пути: есть те, кто не хочет разочаровываться и пытается до последнего сохранить иллюзию. А есть те, кто, пытаясь не переживать эту боль, уходят в отрицание: этого нет, это не со мной, не с нами («Это всё фейки, монтаж, обман и провокация...»).

Базовая установка психики — воспринимать реальность такой, какая она есть. А если реальность такая, что боишься выходить на улицу, боишься в одежде сочетать белое и красное, боишься говорить то, что думаешь? Некоторые выходят из дома с вещами, собранными для тюрьмы...

Переживать ярость, разочарование, бессилие, ненависть, недоумение, безысходность, растерянность — приличный спектр чувств, каждое их которых само по себе является достаточно нагрузочным, интенсивным. Чтобы не потерять связь с реальностью, нужно иметь подготовку, которой у многих нет. И люди интуитивно сбиваются в группы для разделения тяжелых переживаний друг с другом.

Кто не выдерживает горечи реальности — погружается в отрицание: «в Беларуси нет насилия и политзаключенных, нет коронавируса и смертей от него».

2. Дальнейшее продвижение переживания — признание: «да, это со мной и моими близкими, в нашем дворе, в нашей стране, это насилие одних наших людей над другими нашими, белорусскими людьми».

Горько — тогда откат назад (нет «опухоли», мы здоровое процветающее общество, образец психического здоровья).

Выдерживаем реальность, признаём, что наше общество больно — обследуемся, лечим раковые клетки, заботимся о пострадавших «клеточках белорусского организма».

3. Последняя стадия — благодарность: мы начинаем видеть позитивные моменты, что в нас изменилось благодаря этой ситуации. В чём каждый из нас и наши отношения друг к другу стали лучше. Помним историю и не теряем «амбулаторную карту» страны.

 

«И вот кто-то плачет, а кто-то молчит, А кто-то так рад, кто-то так рад…»

Надо сделать замечание, что есть путь группы, а есть путь индивидуума. Всё общество уже признало, а кто-то всё еще утверждает, что этого не было.

Трудно сказать, на каком мы этапе как группа. Скорее всего, мы на этапе проживания и признания: да, это есть. Когда мы признаем, то в нас врывается просто шквал эмоций, это очень интенсивное тяжелое переживание.

И сейчас эта волна эмоций нас затопила — ярость, разочарование, бессилие, ненависть, недоумение, безысходность, растерянность, обида, поиск смыслов... Но какая-то часть людей еще на этапе отрицания.

 

«Ты должен быть сильным, иначе зачем тебе быть». Как пережить этот ад?

Психологическая поддержка нужна на каждом этапе. Легко признавать красивую и вкусную реальность. Тяжело признавать страшную реальность.

Есть люди, которые любили картинку тихой мирной страны с красивыми полями и любящим президентом-батькой. Им больно видеть эту реальность. Они чувствуют примерно то, что чувствует мать, которой показали внезапно умершего сына. Мы так можем психоз спровоцировать, уйти в галлюцинации и бред.

К чувствам этих людей нужно с уважением относиться и тем не менее двигать к тому, чтобы они эту реальность признавали.

 

Использованы стоковые изображения от Depositphotos, а также рисунки шестилетней Евы — девочки с аутизмом

 

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber