Лукашенко в море проблем. Бросит ли Путин спасательный круг?

Финансово-экономические итоги визита белорусского вождя в Сочи выглядят пока скромно…

Неизвестно, состоялось ли совместное купание, которое предлагал Владимир Путин накануне, но вот на яхте под российским флагом он Александра Лукашенко и его младшего сына Николая 29 мая покатал. По итогам второго, неформального раунда переговоров в Сочи стало известно, что Минск до конца июня получит 500 млн долларов. Также договорились открыть новые рейсы «Белавиа» в российские города.

Большим достижением эти 500 млн долларов не назовешь. Ведь речь идет о втором транше межгосударственного кредита, который Путин пообещал еще в сентябре прошлого года. Соглашение о предоставлении этого займа было подписано 21 декабря, первый полумиллиардный транш Минск получил под елочку — 30 декабря.

 

Договорились о том, что и так было обещано

Иными словами, сейчас российская сторона, по сути, лишь подтвердила, что остаток обещанных денег зажимать не собирается.

Среди аналитиков бродила версия, что Москва придерживала эти полмиллиарда, желая подтолкнуть Лукашенко к выполнению обещаний относительно конституционной реформы. Если версия верна, то можно допустить, что вождь белорусского политического режима в Сочи дал некие гарантии на этот счет.

Во всяком случае, мы видим, что создана конституционная комиссия, которая регулярно заседает и должна до 1 августа представить Лукашенко выработанные предложения об изменении основного закона для их вынесения на референдум. Сам референдум, как анонсировал глава политического режима, пройдет в начале 2021 года.

То есть некий график обозначен, и вполне вероятно, что на нем настаивал Кремль. Белорусский вождь такое давление отрицает, но при этом не демонстрирует сильного рвения по части переделки конституции, твердит, что и эта хороша.

Возможно, в последние месяцы между ним и Путиным идет дискуссия о характере изменения политической системы. Ряд аналитиков предполагает, что Кремль хотел бы ослабить полномочия президента Беларуси, добиться усиления иных ветвей власти, чтобы в итоге получить простор для своей игры на белорусском политическом поле.

 

А что будет с нефтью?

С чем же в целом возвращается Лукашенко из Сочи? Чего удалось добиться и на какие вопросы пока нет ответа (во всяком случае известного широкой публике)?

Накануне переговоров он, в частности, заявлял, что рассчитывает договориться о полном возобновлении авиасообщения между двумя странами. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил 29 мая, что Путин и Лукашенко поручили своим министерствам транспорта «организовать все аспекты воздушного сообщения».

По словам Пескова, это будет делаться «с учетом большого количества граждан Белоруссии, которые хотят приехать на Черноморское побережье России, а также, что немаловажно, с учетом того, что большое количество граждан Белоруссии предстоит как-то возвращать на свою родину».

То есть речь идет об эвакуации застрявших за бугром бедолаг и заполнении российских курортов. При этом расширение авиасообщения с Россией и через Россию наверняка не компенсирует «Белавиа» потери от авиаблокады, которую устроили Европа и Вашингтон, возмущенные насильственной, как они считают, посадкой в Минске самолета Ryanair и задержанием оппозиционера Романа Протасевича.

Остается неизвестным, что ответил Путин на вопрос (Лукашенко обещал его поднять) о поставках нефти, которые были сокращены в мае якобы из-за того, что российские компании убоялись санкций США. Если белорусские НПЗ окажутся на голодном пайке, то может в чем-то повториться ситуация начала прошлого года, когда из-за нефтяных терок с Россией белорусская казна недосчиталась больших сумм доходов от экспорта нефтепродуктов.

 

Почему гость поскромничал?

Также Песков сообщил, что лидеры не затрагивали тему перехода к единой валюте, а Лукашенко не поднимал вопроса о дополнительной экономической помощи Беларуси.

И если первое понятно (Путин в начале переговоров сам миролюбиво подчеркнул, что в деле строительства Союзного государства спешка ни к чему), то второе может вызвать удивление, если учесть, как отчаянно Минск нуждается в деньгах (прежде всего — чтобы расплатиться по внешнему долгу) и сколь важно ему заполучить энергоресурсы подешевле.

Можно также вспомнить, что ранее Лукашенко артикулировал намерение договориться, чтобы Путин позволил белорусской стороне израсходовать сэкономленную часть российского кредита на строительство АЭС. Неужели и эта тема завяла?

Остается предположить, что или спикер Кремля лукавит, или белорусский гость не стал просить экономической помощи по той причине, что она обусловлена неприемлемыми для него условиями. Эти условия могут касаться интеграции (по словам Пескова, в Сочи обсуждали перспективы взаимодействия таможенных и налоговых органов), усиления военного присутствия России в Беларуси, конституционных изменений, транзита власти.

Но ведь нужда в деньгах и прочих ресурсах никуда не делась. А усугубляющаяся ссора с Западом делает Москву практически единственным партнером, который может бросить спасательный круг.

Причем ей ничто не мешает хладнокровно взирать со своей белоснежной яхты, как союзник барахтается в пучине проблем (которых сильно прибавилось после злосчастной посадки борта Ryanair) и вот-вот начнет пускать пузыри. Тогда можно будет выдвинуть и еще более жесткие условия.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber