​​​​​​​Москва готова раскрыть объятия. Бросится ли в них Лукашенко?

Скандал с самолетом Ryanair разрушает и без того слабые возможности белорусского руководства балансировать на международной арене.

Драматическая история с посадкой самолета компании Ryanair и задержанием блогера Романа Протасевича вновь резко обострила несколько, казалось, успокоившуюся в последнее время ситуацию в противостоянии между официальным Минском и Западом.

В результате на сегодня их позиции выглядят совершенно непримиримыми. При этом настораживает пауза, которую держит непременный участник всех событий вокруг Беларуси — Россия.

 

Запад негодует и вводит санкции

На основании первых откликов из Брюсселя и Вашингтона складывается впечатление об их готовности перейти в отношении белорусского режима от преимущественно риторических угроз к более решительным мерам.

Буквально на следующий день после посадки самолета Ryanair в Минске состоялся саммит Европейского совета. И хотя до инцидента белорусский вопрос в повестке дня вообще не фигурировал, в итоге он отодвинул на задний план планировавшуюся стратегическую дискуссию по России. При этом одобренные на саммите документы предполагают переход от уже привычных персональных ограничений к секторальным экономическим санкциям в отношении белорусского режима.

Эксперты утверждают, что если ЕС хотя бы только прекратит покупать у Беларуси нефтепродукты и перекроет экспорт удобрений, который сейчас идет главным образом через страны Балтии, то ущерб уже будет чрезвычайно болезненным. Полный же бойкот Западом белорусских товаров лишит страну 5 млрд долларов.

Пока, правда, до решений, предполагающих столь грозные последствия, дело вроде бы не дошло. Но уже принятые меры в плане блокады воздушных перевозок («Белавиа» запрещено летать в Европу, а европейские авиаперевозчики отказываются летать в Беларусь) грозят стране потерей до 2% ВВП. Если же будет блокировано движение всех видов транспорта, потери могут дойти до 5%.

Кроме того, на фоне скандала рухнули в цене гособлигации Беларуси, резко снизились котировки всех выпусков белорусских евробондов.

Если учесть, что и президент США подтвердил возможность введения новых американских санкций, то перспективы для Минска вырисовываются мрачные.

 

Минск не сдается

Тем не менее, белорусское руководство демонстрирует готовность стоять до конца.

На состоявшейся 26 мая в парламенте встрече с политическим и экономическим активом Александр Лукашенко заявил: «Не хочет Запад быть нашим соседом — не надо. Мы санкции компенсируем нашими активными действиями на других направлениях на других рынках. Заменим неумолимо стареющую Европу стремительно растущей Азией. Психологически наше общество готово стать частью новой Евразии, ее форпостом».

При этом было обещано, что «на любые санкции, нападки и провокации мы будем реагировать жестко».

Один из возможных вариантов такой реакции раскрыл глава внешнеполитического ведомства Владимир Макей. По его словам, на тот случай, если Запад не одумается, официальный Минск рассматривает сворачивание сотрудничества с Евросоюзом по нелегальной миграции, гуманитарным проектам и другим направлениям.

Правда, непонятно, как будет решаться вопрос с теми же нелегальными мигрантами на территории самой Беларуси, если западные соседи все же умудрятся предотвратить их вторжение…

 

Москва выжидает в засаде?

Едва ли могут быть какие-то сомнения в том, что стойкость белорусских властей подпитывается надеждами на всестороннее российское содействие.

Между тем поведение Кремля в контексте скандала с посадкой авиалайнера и задержанием Протасевича выглядит несколько непривычным. В прежние времена в аналогичных случаях он самоотверженно бросался на защиту своего «главного союзника» — достаточно вспомнить хотя бы недавнюю историю с подготовкой покушения на Лукашенко.

Теперь же заступничество было поручено второстепенным персонажам вроде рупора российского МИД Марии Захаровой и малоизвестных депутатов Государственной думы. Более тяжелая артиллерия в лице Дмитрия Пескова, пресс-секретаря президента РФ, ограничилась призывами к сдержанности и советом дождаться заключения специалистов.

Как представляется, одной из причин могла стать намеченная на 16 июня встреча американского и российского президентов. Для Владимира Путина она крайне важна, так как должна стать свидетельством признания России державой, равновеликой Америке.

А поскольку у Москвы с Вашингтоном существует масса собственных серьезных противоречий, то усугублять обстановку, ломая копья вокруг истории с посадкой борта Ryanair в Минске, стороны вполне могли счесть нецелесообразным. Тем более что комментаторы муссируют версию о причастности к инциденту российских спецслужб.

К тому же в последнее время все большую популярность приобретает мнение, что у Кремля есть план, который в целом сводится к тому, что Запад, устав от Беларуси, махнет на нее рукой и отдаст на откуп Москве. Что сделает для нее вполне реальной задачей либо инкорпорацию страны, либо как минимум превращение ее в полного российского сателлита.

Причем склоняются к такому прогнозу как некоторые критики нынешнего белорусского руководства, так и иные его приверженцы. Например, известный певец российского империализма Александр Проханов утверждает, что после инцидента с самолетом «мы можем справить панихиду по многовекторной политике президента Лукашенко, этой многовекторной политики больше никогда не будет, а будет мощное усиление давления Запада и его паническое, думаю, сближение с Россией».

Действительно, в создавшихся условиях продолжать многолетнее балансирование на внешней арене белорусскому руководству, судя по всему, уже не удастся. На этом фоне очередные заверения Лукашенко о том, что России, дескать, не нужна такая головная боль, как включение в свой состав Беларуси, звучат, мягко говоря, не слишком убедительно.