Торговля со странами дальней дуги погоды белорусскому экспорту не делает

Главная причина заключается в том, что у большинства тамошних стран не хватает денег.

В условиях серьезно испорченных отношений с Западом все большее значение для белорусского руководства приобретает экономическое взаимодействие с государствами так называемой дальней дуги. Однако перспективы там не слишком обнадеживают.

Встреча заместителя министра иностранных дел Беларуси Николая Борисевича с послом Республики Сьерра-Леоне в РФ и РБ (по совместительству) Мохамедом Йонгаво. Фото: МИД Беларуси.

13 мая Александр Лукашенко принял верительные грамоты послов Ирака, Никарагуа, России, Руанды, Саудовской Аравии и Сьерра-Леоне. В ноябре прошлого года подобная церемония прошла с участием послов Венесуэлы, Ирана, КНДР, Сирии, Турции и Японии.

Такой состав в определенной степени стал следствием того, что Запад не признал официально объявленных итогов состоявшихся в прошлом году в

Беларуси президентских выборов. Соответственно, уже назначенный глава дипломатической миссии Франции Николя де Лакост в церемонии не участвовал. Также, по неофициальным данным, не приняли приглашения на нее послы Греции и Люксембурга. Назначенный же посол США Джули Фишер вообще не может получить въездную визу.

По традиции на мероприятии много говорилось о значительном потенциале и больших перспективах сотрудничества с представленными партнерами в разных сферах: торговле, промышленности, сельском хозяйстве, образовании, туризме.

Курс на расширение сотрудничества с государствами дальней дуги был провозглашен уже два десятка лет назад, и с тех пор никаких признаков пересмотра этой концепции не наблюдалось. Как же обстоят дела на этом векторе в цифрах?

 

Показатели прыгают

По стечению обстоятельств в двух последних группах послов, вручавших верительные грамоты Лукашенко, преобладали дипломаты, представляющие как раз страны дуги, то есть расположенные в Азии, Африке, Латинской Америке и на Ближнем Востоке.

Прежде всего следует отметить, что отношения с такими государствами стабильностью, как правило, не отличаются.

Так, некоторое время назад белорусские власти считали Венесуэлу примером едва ли не самого значительного дипломатического успеха.

В итоге пример действительно получился весьма наглядный, только, в противоположном смысле. С 2006 по 2010 год двусторонний товарооборот с этой страной вырос с 6 млн до 1,5 млрд долларов, правда, при отрицательном для нашей страны сальдо в 1,2 млрд долларов. Кроме того, Каракас выделил Минску кредит в 500 млн долларов. Но потом последовал обвал. В минувшем году стороны наторговали всего на 1,3 млн долларов.

Подобные взлеты и падения, пусть и не столь крутые, характерны для отношений Беларуси с большинством партнеров из этих регионов, в том числе и упомянутыми выше. В частности, по такому важному показателю, как экспорт. Ирак: 2016 год — 40 млн долларов, 2020-й — 2,7 млн долларов; Руанда: 2015 год — 1,23 млн долларов, 2018-й — 1 тыс. долларов; Саудовская Аравия: 2016 год — 1,7 млн долларов, 2020-й — 13 млн долларов; Сьерра-Леоне: 2013 год — 12,4 тыс. долларов, 2016-й — 1,9 млн долларов.

К тому же в некоторых случаях имеют место довольно интересные моменты в плане ассортимента экспортных и импортных товаров.

Скажем, иногда весьма экзотично выглядит в плане импорта та же Сьерра-Леоне. Согласно информации Белстата, в 2016 году практически все потраченные белорусской стороной в рамках двусторонней торговли 16,4 млн долларов пошли на приобретение разнообразной плодоовощной продукции, что представляется вполне логичным.

А вот за 750 тыс. долларов, затраченных в первом квартале нынешнего года, там были куплены почти исключительно «машины для приема, преобразования и передачи или восстановления голоса, изображений или других данных», «антенны и антенные отражатели», «переключатели, патроны для ламп, штепселя и розетки на напряжение не более 1000 В» и «статические преобразователи».

Если учесть, что за этот же период туда были экспортированы лишь калийные удобрения на 22,3 тыс. долларов, то возникает вопрос, кто для кого оказался сырьевым придатком.

 

У одних мало денег, другие предпочитают покупать у конкурентов

Наверное, этот пример нетипичен. Но и в целом достичь даже сниженной до 25% (раньше целью была треть) доли экспорта в страны дальней дуги для Беларуси едва ли реально.

За три месяца текущего года экспорт товаров в страны Азии (без Китая и Японии), Африки, Латинской Америки и Ближнего Востока составил всего 7,2% от общего объема белорусского экспорта (в прошлом году за аналогичный период — 8,4%).

Причем включение в дальнюю дугу Австралии, Канады, Новой Зеландии, Соединенных Штатов и Японии кардинально ситуацию не поменяло бы, так как увеличило бы долю всего на полтора процента.

Между тем сам по себе белорусский экспорт в те края за первый квартал 2021 года по большей части вырос довольно заметно: по 16% прибавили Ближний Восток и Латинская Америка, 4,4% — Азия. Только по Африке произошло падение на 13%, но ее удельный вес всегда был невелик. Да и в принципе на дальнюю дугу приходится малая доля белорусского экспорта.

Причем складывается впечатление, что такие не слишком благоприятные итоги связаны не с плохой квалификацией действующих там белорусских специалистов или какими-то случайными факторами.

Главная причина заключается в том, что у большинства тамошних стран не хватает денег, чтобы регулярно покупать в серьезных объемах продукцию белорусского машиностроения, которая провозглашается основой экспорта в те края. У тех же, кто побогаче, соображения цены далеко не всегда на первом месте. А по качеству, новизне белорусский товар не всегда выдерживает конкуренцию, что, в свою очередь, во многом связано с нереформированностью отечественной экономики.

Есть сильное подозрение, что в обозримом будущем в торговле с государствами этих регионов радикальных перемен в положительную сторону не произойдет. Поэтому вряд ли стоит рассчитывать, что на этом направлении Минск хоть отчасти сможет компенсировать потери на Западе.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber