Безнал бьет рекорды. Введут ли запрет на наличные деньги?

Доля безналичного оборота в Беларуси достигла максимума, крупные операции с наличными деньгами госконтролю не нравятся.

В Беларуси продолжает расти доля безналичного оборота, однако денежные потоки, которые осуществляются с помощью наличных, остаются все еще значительными. Будет ли государство с этим жестко бороться?

 

Новый рекорд и кардинальные меры

Переход на безналичные расчеты приносит населению определенные выгоды — экономит время, позволяя дистанционно оплачивать товары и услуги, совершать валютообменные операции, и деньги, которые возвращаются в форме кэшбэка.

Рознице развитие безналичных операций также приносит плюсы, поскольку сокращаются расходы на инкассацию наличной денежной выручки и увеличивается выручка за счет развития онлайн-продаж.

Государству безналичные операции также весьма кстати — в первую очередь потому, что их распространение повышает контроль за денежным оборотом и способствует сокращению масштабов теневой экономики. Как следствие, появляется возможность получить дополнительные доходы в бюджет и предотвращать легализацию доходов, полученных незаконным путем.

В Беларуси власти стали активно заниматься развитием безналичных платежей еще в 2000-е и уже вышли на высокие результаты.

Согласно оперативным данным Нацбанка, в первом квартале 2021 года в стране было совершено 528,8 млн операций на 22,8 млрд рублей. Наличные операции в общем количестве составили 7,5%, безналичные — 92,5%.

Однако более важные показатели — наличный и безналичный оборот в денежном выражении. В первом квартале наличные операции были совершены на сумму 8,1 млрд рублей, безналичные — на 14,7 млрд рублей. Таким образом, доля наличного оборота составила в первом квартале 35,6%, безналичного — 64,4%.

Это рекордный показатель безналичного оборота за всю суверенную историю страны. К слову, десять лет назад, в недалеком 2011-м, данный показатель был в пять раз меньше.

Однако Комитет госконтроля считает, что доля наличного оборота остается в Беларуси все еще высокой и ссылается на данные Евросоюза. По данным КГК, в странах ЕС наличные платежи занимают 5-20%, а в Швеции — лишь 3-5%. Низкий уровень наличного оборота позволяет государству контролировать денежные потоки, бороться с уклонением от уплаты налогов, поэтому Комитет госконтроля выступает за кардинальное повышение доли безналичного оборота в стране.

В недавнем письме в адрес Минфина Комитет госконтроля предложил ввести плату в размере 13% с сумм денежных средств, ежемесячно снимаемых индивидуальными предпринимателями со своего расчетного счета сверх определенного размера (3000 рублей либо суммы, равной трехкратному размеру средней зарплаты по стране).

Кроме этого, госконтроль выступает за «сокращение использования наличных денежных средств в повседневной жизни граждан» путем введения «полных запретов на продажу товаров и услуг с использованием наличных денежных средств в отдельных сегментах потребительского рынка».

Также предлагается ввести комиссии за расчетно-кассовое обслуживание, запрет на предоставление скидок в тех случаях, когда физлица покупают товар за наличные денежные средства.

 

Борьба с налом чревата теневым оборотом

Белорусские экономисты полагают, что существуют объективные предпосылки для увеличения безналичного оборота.

«С учетом эпидемиологической ситуации население стало активнее пользоваться безналичными операциями, которые можно совершать с помощью смартфона. Кроме этого, банки, вводя плату за наличные операции, также стимулируют безналичный оборот. Поэтому существуют предпосылки для дальнейшего роста безналичного оборота», — отметил в комментарии для БелаПАН финансовый аналитик Исследовательской группы BusinessForecast.by Александр Муха.

В то же время, полагает он, кардинальные административные меры по увеличению безналичного оборота нецелесообразны.

«С учетом текущего дефицита бюджета и желания найти деньги для пополнения казны можно допустить любые решения, однако важно представлять последствия. Запреты на продажу отдельных товаров за наличный расчет могут привести к увеличению теневого оборота», — считает Муха.

Эксперт полагает, что «чрезмерное рвение» по увеличению доли безналичного оборота может привести не к увеличению, а к сокращению поступлений бюджета.

Аналогичного мнения придерживаются и другие эксперты.

«У нас нет границы с Россией, и дорогостоящий товар, который за наличный расчет нельзя будет купить в Беларуси, начнут приобретать в соседней стране. В результате белорусский бюджет больше проиграет от мер по стимулированию безналичного оборота, чем выиграет», — предположила в комментарии для БелаПАН старший аналитик Центра экономических исследований BEROC Мария Акулова.

Такого рода эффекты, добавила она, уже возникли, когда Беларусь ввела лимит на беспошлинные посылки (22 евро в месяц), и это породило поток импортных товаров в страну через Россию, в которой посылки, не облагаемые пошлиной, ограничены суммой в 500 евро.

Что касается стимулирования роста безналичного оборота за счет ограничения наличных операций для индивидуальных предпринимателей, то и эта мера представляется экспертам весьма сомнительной.

«Предлагаемые лимиты на снятие наличных для индивидуальных предпринимателей не учитывают специфику деятельности отдельных ИП. Например, клиент оплачивает услугу сразу на год, и в таких случаях выручка индивидуального предпринимателя, которой он захочет свободно распоряжаться, может превышать предлагаемый лимит», — предполагает Муха.

Тем не менее, ограничивать доступ индивидуальных предпринимателей к наличным будут — в июле индивидуальные предприниматели утратят возможность закупать товары за рубежом за наличные.

«Они закупают товары на российском рынке, а там расчеты за мелкие партии осуществляются в основном за наличные. Поэтому в данном случае стимулирование безналичного оборота может породить возникновение серых схем с участием белорусских ипэшников», — предположила Акулова.

 

 

Использованы стоковые изображения от Depositphotos

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber