Перед референдумом белорусские власти, похоже, намерены все закатать в асфальт

При этом по поводу новой конституции и транзита власти может идти жесткая борьба между Лукашенко и Кремлем…

Референдум по конституции предполагается провести в начале 2022 года, при этом он «не спровоцирует новую волну протестной активности». Об этом заявил журналистам 19 мая руководитель Администрации президента Беларуси Игорь Сергеенко. И власти, судя по всему, готовятся к кампании специфическим образом — насаждая страх, максимально зачищая политическое поле, медиасферу (свежий пример — атака на популярнейший портал TUT.by).

Между тем пока не очень понятно, какова концепция новой конституции. Также не ясно, насколько быстро по ней проведут новые выборы. И, что особенно важно, будет ли в них участвовать первый и пока бессменный президент Беларуси. А если не будет, то какую роль себе готовит?

И наконец, а как на все это смотрит Москва, которая с августа прошлого года не раз подчеркивала, что Беларуси нужна конституционная реформа?

 

У президента отберут право издавать декреты?

Кое-какие вероятные изменения основного закона были обрисованы на заседании конституционной комиссии в Минске 14 марта. В частности, как следует из слов председателя Конституционного суда Петра Миклашевича, президента хотят лишить права издавать декреты. И понятно, что комиссия не предлагала бы такую смелую новацию без ведома Лукашенко.

Таким образом, тот выполняет свои обещания уменьшить полномочия президента, отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

Здесь, правда, можно заметить: а что помешает президенту проводить нужные ему законы через карманный парламент? Да, но сегодня он карманный, а завтра нет, говорит Карбалевич.

Что ж, стоит согласиться: такая конституционная новация теоретически выглядит шагом в сторону большего баланса властей.

Также на заседании комиссии было заявлено, что Всебелорусскому народному собранию (ВНС) предлагается придать конституционный статус. Что отнюдь не стало сенсацией, поскольку Лукашенко выступил за это давно.

Но при этом возможная компетенция ВНС обрисована комиссией так: вдобавок к утверждению пятилеток оно сможет определять основные направления внутренней и внешней политики страны, принимать решения по концептуальным вопросам развития государства и общества.

«Кроме того, следует обсудить наделение собрания правом обращения к президенту с предложением о назначении референдумов, об отставке правительства или к парламенту с предложением выразить вотум недоверия правительству и так далее», — сообщил член комиссии Валерий Мицкевич.

В такой трактовке «статус Всебелорусского собрания выглядит неопределенно», считает Карбалевич. По его мнению, «не очень очевидно», что Лукашенко захочет возглавить структуру с полномочиями, которые не выглядят сверхмощными (при том что недавно аналитики оживленно обсуждали возможность такого ухода на запасной аэродром).

Так что остается интрига: каким видит первый президент процесс транзита власти и какую роль отводит себе в будущем? Собирается ли он вообще уступать кресло в обозримой перспективе?

 

Эксперт: Москва хотела бы видеть политическую конструкцию без Лукашенко

Пока официальные лица твердят о том, что плебисцит по конституции пройдет в начале будущего года. Об этом заявлял и сам Лукашенко, не исключив, что голосование по изменениям основного закона могут совместить с местными выборами (дедлайн которых — 16 января 2022 года).

Однако на самом деле референдум может пройти гораздо раньше — уже в сентябре, предположил в комментарии для Naviny.by руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников. По его мнению, на скорейшей конституционной реформе и новых выборах настаивает Москва.

Возможно, именно поэтому, полагает аналитик, задерживается второй транш в 500 млн долларов из обещанного Владимиром Путиным в прошлом году миллиардного кредита.

Эксперт обращает внимание на то, что установлен дедлайн — 1 августа, когда проект новой конституции должен лечь на стол Лукашенко. А если учесть, что «это человек, основная политическая стратегия которого — затягивать решение любого принципиального вопроса», можно сделать вывод, что «есть политический календарь», на котором настаивает Кремль, полагает собеседник Naviny.by.

«Россия настроена на то, чтобы новые выборы в Беларуси прошли максимально быстро и чтобы в течение этого года здесь имелась легитимная с точки зрения Запада власть, с которой можно договариваться по серьезным вопросам», — заявил Поротников. По сути, говорит он, Москва хотела бы на белорусской почве повторить молдавский сценарий со слабым президентом и своей возможностью влиять на внутриполитическую борьбу.

Лукашенко же предпочел бы оставить систему с сильной президентской властью и вообще «затянуть процесс», чтобы досидеть в нынешнем кресле до 2025 года. Или — это компромиссный вариант — уйти на руководство Советом безопасности, который получит мощные полномочия («казахстанский вариант»). Отсюда и декрет № 2, и разговоры об усилении Совбеза, считает аналитик.

По его мнению, Лукашенко понимает, что не сможет выиграть новые выборы, да и в принципе они для него нежелательны как фактор мобилизации общества.

Эксперт также допускает, что белорусский вопрос может быть обсужден на предстоящей встрече Путина с американским президентом Джо Байденом. Причем американцы могут пойти на сделку типа «Украина — наша, Беларусь — ваша, но решайте вопрос с Лукашенко, чтобы не было картинки, которая заставляет Запад реагировать: права человека, политзаключенные и вот это вот все. Пускай будет пророссийский режим, но чтобы все лайтово и аккуратно»

В общем, на сегодня «есть фактор напряжения между Минском и Москвой», поскольку та «не видит Лукашенко» в политической системе, которая должна сформироваться по итогам конституционной реформы, полагает Поротников.

Отметим в этом контексте, что на конец мая намечена очередная загадочная встреча Лукашенко с Путиным.

 

Ловушка для противников режима

Но в любом случае конституционный референдум (будет ли он сам по себе или в одном флаконе с местными выборами) белорусское руководство очевидно намерено провести по суровому сценарию. И перед этим — максимально тщательно зачистить внутриполитическое поле.

Иными словами, стиль предполагается не мягче, чем во время прошлогодней президентской кампании, но с учетом ее уроков власть хочет настолько поднять уровень страха и настолько обескровить своих оппонентов, чтобы никто не рыпнулся.

Карбалевич не сомневается, что перед электоральной кампанией «всё попытаются закатать в асфальт». В частности, он предполагает, что под маркой перерегистрации могут быть ликвидированы оппозиционные политические партии, также, вероятно, продолжится уничтожение независимых медиаресурсов. Другой вопрос — насколько это удастся, подчеркивает аналитик.

«Взрыв протестов — это всегда сочетание нескольких факторов. Как писали в прошлом году — идеальный шторм. В прошлом году он был. Случится ли сейчас — далеко не очевидно», — продолжил собеседник Naviny.by.

Он также отметил, что пока у оппонентов режима нет позиции, как им действовать во время референдума. Приходить и голосовать против? Но если новая конституция не наберет достаточно голосов — останется действующая, что вполне может устроить Лукашенко. Бойкот же референдума — отнюдь не мобилизующая стратегия. А протащить в избирательный бюллетень альтернативный проект конституции, разработанный по поручению штаба Светланы Тихановской, совершенно нереально, говорит аналитик.

Таким образом, грядущий референдум представляет собой серьезный вызов для тех, кто хочет смены режима. Власти не только методично продолжают репрессии, но и готовы создать для своих политических врагов чисто концептуальную ловушку.

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber