Катерина Борисевич дала первое интервью после освобождения

Вышедшая на свободу утром 19 мая после полугодового заключения журналистка TUT.by Екатерина Борисевич дала первое интервью встречавшим ее в Гомеле журналистам. Интервью опубликовано в телеграм-канале портала.

На вопрос, планирует ли она продолжить работу, она отметила, что долгосрочных планов у нее нет, а в ближайшее время «увидеть родных, весну, съездить на море, а потом уже все остальное».

«Я больше не мыслю категориями, что будет дальше. Дальше может быть все, что угодно. В ноябре я тоже не рассчитывала, что окажусь в КГБ, а потом на Володарке, поэтому долгосрочных планов у меня нет. А в краткосрочных — хочу обнять дочку, родных, коллег и сказать спасибо всем за ту поддержку, которую мне оказывали», — сказала Борисевич.

Этой ночью, отметила журналистка, она впервые выспалась, хотя проснулась, конечно, рано — очень ждала освобождения.

«Меня заранее предупредили, что сегодня утром я выйду, поэтому с 4-5 утра я ждала, когда меня позовут — и все, выйду на свободу, — рассказала Катерина. — Я до этого переболела, но занималась спортом, час в день, как положено, дышала свежим воздухом».

По ее словам, в колонии на три дня ей выдали специальную форму — «симпатичное платье в цветочки, пиджак, косыночку и телогрейку, на случай, если будет холодно».

После освобождения Борисевич журналисты сразу обратили внимание, что справа на майке у девушки желтая нашивка с ее фамилией. «Это значит, что ты политзаключенная?» — поинтересовались представители СМИ. «Это значит лишь то, что я содержалась в колонии, — пояснила журналистка. — Я ее [желтую бирку] сама пришивала».

Она сообщила, что когда этапировали из Жодино в Могилев, а потом из Могилева в Гомель, ее перевозили в наручниках. Но при этом сотрудники были «максимально корректны».

«Не могу сказать, что ко мне было какое-то особое отношение, — отметила журналистка. — Но у меня была коричневая карточка, как у человека склонного к экстремизму. Всех таких заключенных перевозят данным образом. Со мной были две женщины, которые осуждены за убийства. У них сроки 9-10 лет. Они шутили, что ехали просто, спокойно, а я как экстремист (или склонная к экстремизму) ехала в наручниках».

О том, что сейчас происходит с TUT.by, Борисевич в курсе, но никаких подробностей пока не знает. Журналисты спросили, ожидала ли она такого резонанса от статьи о смерти Романа Бондаренко, после которой ей заинтересовались оперативники.

«Никто об этом не думал, я работаю журналистом 15 лет и не задумывалась даже, что из-за статьи могу оказаться в тюрьме», — ответила она.

На вопрос, что было самое тяжелое из бытовой жизни за решеткой, она заметила: «Я на то и журналист, чтобы находить общий язык с разными людьми. Мы все там танцевали. Единственное, я не курю, а когда в камере курят 10-14 человек, было непросто. Первое время я ходила в медицинской маске. А вот в Гомеле все курят только на улице, поэтому, когда меня заселили, я отметила: "О, у вас не курят, классно"».

По словам журналистки, сейчас ей больше всего хочется обнять близких и родных, съесть маминых сырников и борща. А еще сильнее всего хочется поехать в свою деревню и выращивать цветы.

«Кстати, в колонии я попросила себе хоть какую-то работу. Мне дали высаживать календулы и васильки. Получила невероятное удовольствие», — отметила Борисевич.

 

Катерина Борисевич и врач Артем Сорокин были задержаны 19 ноября 2020 года. Поводом стала опубликованная 13 ноября на портале TUT.by статья Борисевич, в которой говорилось, что в крови 31-летнего Романа Бондаренко, умершего от телесных повреждений 12 ноября, не было алкоголя.

Сперва Борисевич содержалась в СИЗО КГБ и в следственном изоляторе на улице Володарского в Минске, затем ее перевели в тюрьму в Жодино и поставили на учет как склонную к экстремизму, а за неделю до планируемого освобождения — в Могилев. За два дня до истечения срока Катерину перевели в Гомель.

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber