У Минска все меньше возможностей сопротивляться давлению Москвы

Наиболее реальным шансом сохранить независимость видится возникновение у России таких собственных проблем, что ей станет не до Беларуси.

Главными составляющими белорусско-российской «интеграции» являются политическая, военная и экономическая. Сегодняшние события в этих направлениях показывают, что в конечном счете все может свестись к той или иной форме инкорпорации Беларуси.

Фото из архива пресс-службы президента РФ

 

Снова развернута игра в дорожные карты

Как сообщил белорусский премьер Роман Головченко, 23 апреля российской стороне были переданы завизированные проекты 26 союзных программ, подготовленных в рамках так называемых дорожных карт интеграции. По двум оставшимся документам «продолжаются конструктивные переговоры».

Таким образом, анонсировавший такую ситуацию белорусский посол в России Владимир Семашко на этот раз, кажется, не ошибся.

Впрочем, политически активную белорусскую общественность гораздо больше интересует, каково конкретное наполнение этих карт. Особую тревогу у приверженцев независимости страны вызывает одна из них, в прежнем исчислении 31-я, согласно которой в «союзном государстве» предусматривается создание наднациональных органов и введение единой валюты.

Правда, Александр Лукашенко в конце прошлого года заверил, что они с российским коллегой договорились разговор на эту тему не вести. Однако в кардинально изменившихся по сравнению с тем временем обстоятельствах нельзя исключать, что карта вновь находится если не в игре, то в рукаве у Кремля.

Вряд ли надо доказывать, что в случае воплощения в жизнь заложенных в нее идей, в каком бы формате это ни было реализовано, последствия для суверенитета Беларуси будут катастрофическими.

 

В политической и военной сферах Кремль продавливает свой интерес

Под впечатлением внутренних волнений, происходивших после президентских выборов, официальный Минск внезапно ощутил угрозу извне и срочно запросил российской помощи для противодействия «агрессивным намерениям» ее источников — Польши, США и НАТО в целом.

Просьба была удовлетворена в виде как полной политической поддержки, так и почти перманентного проведения широкомасштабных совместных маневров. Отношения Беларуси с западным миром оказались практически разорванными, что не могло не обрадовать Кремль.

Это, насколько можно судить, позволило ему вернуться к попыткам размещения на территории нашей страны авиабазы, что, кстати, напоминает историю с дорожными картами.

Россия выдвинула инициативу разместить авиабазу в Беларуси шесть лет назад, причем казалось, что решение уже состоялось, так как Путин даже распорядился подписать соответствующее соглашение. Однако на фоне российской аннексии Крыма и агрессии на юго-востоке Украины в Минске сообразили, что постоянно присутствующие в стране российские военнослужащие в один момент могут превратиться в «зеленых человечков» со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Теперь же тема, похоже, вернулась в повестку дня, хотя обе стороны это опровергают.

Так, после апрельской встречи в верхах в Москве пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил, что этот вопрос во время переговоров не поднимался. Чуть позже и сам Лукашенко подтвердил, что о военных базах речь не шла.

Но уж слишком заманчив этот проект для Москвы. Ведь помимо очередной демонстрации силы в обостряющемся противостоянии с Западом база станет символом фактического подчинения Беларуси.

Читайте также:

Впрочем, взаимодействие в военной сфере и без того переживает явный расцвет. Принято решение о создании трех российско-белорусских учебно-боевых центров, в том числе одного — в Гродненской области, между министерствами обороны подписана пятилетняя программа стратегического партнерства, количество запланированных на нынешний год совместных мероприятий увеличилось со 120 до 160.

В плане внешней политики Минск все чаще вынужден идти в фарватере Кремля, например, поддерживая его в украинском вопросе.

 

Так что угроза суверенитету нависает и с этой стороны.

Что может спасти независимость?

В общем, интеграционный процесс набирает ход. Как представляется, не все предложения «стратегического партнера» нравятся белорусскому руководству, поскольку каждое из них лишает его части властных полномочий. Однако в сложившейся внешне- и внутриполитической обстановке возможностей для сопротивления практически не осталось.

В результате почти все козыри сейчас в руках Москвы. При этом, вероятно, инкорпорация Беларуси по крымскому образцу для Кремля все же не наилучший вариант из-за опасения западных санкций. В то же время недавнее развертывание российских войск вблизи границ Украины показывает, что Кремль готов играть с огнем.

Лидеры белорусской оппозиции считают, что все соглашения, заключенные Лукашенко после истечения срока его предыдущих полномочий, то есть после 5 ноября 2020 года, не будут иметь юридической силы, а потому не должны признаваться международным сообществом. Но насчет решительности Запада есть сомнения.

И можно вспомнить, что непризнание оккупации Советским Союзом стран Балтии в 1939 году не очень мешало США и Европе взаимодействовать с ним в течение полувека.

Очевидно, что в конечном счете все должны решать граждане Беларуси. Но, несмотря на весьма существенные перемены в общественном сознании, полной уверенности в готовности значительного большинства отстаивать суверенитет пока все же нет.

Например, есть мнение, что здешние чиновники в массе против «добровольной инкорпорации», поскольку они не сохранят свои места. В целом логично, но их нынешнее поведение не убеждает, что они готовы рискнуть многим во избежание такого развития событий.

В итоге на сегодня наиболее реальным шансом сохранить независимость нашей страны видится возникновение у России таких собственных проблем, что ей станет не до вмешательства в чужие дела.

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber