Белорусский бизнес стал терять контакт с властью

Госорганы продолжают высылать на согласование в бизнес-объединения большое количество документов, однако они в основном касаются второстепенных вопросов.

Деловое сообщество Беларуси недовольно тем, как развиваются отношения между бизнесом и властью. Один из ведущих бизнес-союзов констатирует, что партнерство с госорганами «существенно ослабло», а фискальное давление на предпринимателей усилилось.

Фото пресс-службы правительства Беларуси

 

Пережитки советского прошлого

Эти темы обсуждались на апрельском заседании правления Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей имени Кунявского.

По данным БСПН, госорганы продолжают высылать на согласование в бизнес-объединения большое количество проектов документов, однако они в основном касаются второстепенных вопросов.

«Вроде бы документов много, но значимых среди них почти не было», — заявила на заседании правления директор и сопредседатель БСПН Жанна Тарасевич, оценивая работу с госорганами за последние месяцы.

А вот ключевые документы, которые генерируют госорганы, принимаются безо всякого согласования с бизнес-союзами. Так, например, постановление № 100, которым правительство в первом квартале заморозило цены на 112 наименований товаров, предварительно не обсуждалось с деловым сообществом.

Когда же предпринимательские союзы просят власти предоставить для ознакомления некоторые важные материалы, их запросы не удовлетворяются.

В частности, госорганы отказали бизнес-союзам в предоставлении информации по готовящимся дорожным картам, которые предполагают углубление экономической интеграции Беларуси и России. Кроме этого, госорганы не раскрыли данные мониторинга о результативности мер господдержки бизнеса в условиях пандемии COVID-19, сообщает Бизнес-союз предпринимателей и нанимателей имени Кунявского.

Впрочем, белорусских экономистов не удивляет поведение госорганов и их отказ предоставлять бизнесу доступ к интересующим материалам.

«Постановление правительства о социально-экономическом развитии на этот год также было засекречено. Это говорит о том, что власти не хотят делиться ключевыми документами по вопросам экономической политики. Такая практика — пережиток советского прошлого, тогда общество также многого не знало о политике государства», — отметила в комментарии для БелаПАН научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Мария Акулова.

Вместо открытости властей представители делового сообщества наблюдают сегодня негативные факты «взаимодействия» предпринимателей с проверяющими органами.

 

Бизнесу стоит готовиться к «стрижке овец»?

Тревожным сигналом стало применение налоговыми органами новаций, которые появились в Налоговом кодексе в 2019 году, а именно в 33-й статье.

Речь там идет о том, что сумма подлежащих уплате налогов контролирующими органами в некоторых ситуациях может быть увеличена. Например, в случаях, когда проверяющие приходят к выводу, что основной целью совершения хозяйственной операции является неполная уплата налогов.

И вот в последнее время участились примеры того, как жертвами проверок становятся компании, которые вели добросовестный бизнес в стране.

Деловое сообщество встревожено практикой использования ст. 33 Налогового кодекса, рассказал БелаПАН заместитель директора Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей имени профессора Кунявского Алесь Герасименко.

На практике оказалось, что один нормативный документ — декрет № 6 «О стимулировании предпринимательской деятельности на территории средних, малых городских поселений, сельской местности» — предоставляет право создавать предприятия в регионах и пользоваться налоговыми льготами, а ст. 33 Налогового кодекса дает основания наказывать бизнес за использование налоговых льгот.

«Например, известен случай, когда компания, взявшая кредит у Европейского банка реконструкции и развития и создавшая новое юрлицо для осуществления деятельности в рамках декрета № 6, в итоге столкнулась с требованием налоговиков пересчитать налогооблагаемую базу. Проверяющие посчитали, что реализация проекта с использованием налоговых льгот, предусмотренных для предприятий в малых городах и сельской местности, есть минимизация налогооблагаемой базы», — рассказал Герасименко.

На данный момент, продолжает эксперт бизнес-союза, предпринимателям сложно понять, в каких случаях применение льготного режима налогообложения является легальными, а какие случаи могут быть расценены проверяющими как минимизация налогов, что повлечет применение санкций и штрафов.

«Мы видим, что из-за отсутствия ясности в этом вопросе уже страдают, на наш взгляд, добросовестные компании, им предписывают доплатить крупные суммы в бюджет, и доходит даже до возбуждения уголовных дел», — уточнил Герасименко.

По его мнению, многие такого рода спорные вопросы можно благополучно решать, когда между бизнесом и госорганами присутствует регулярный диалог и когда позиция делового сообщества учитывается в процессе подготовки важных нормативных актов.

«Однако в последнее время мы все чаще получаем на согласование второстепенные документы из госорганов, тогда как ключевые проекты, касающиеся, например, ценообразования и налогообложения, с деловым сообществом не согласовываются. Члены правления нашего бизнес-союза и других бизнес-объединений наблюдают серьезный откат на уровень 1990-х — начала 2000-х в части взаимодействия между деловым сообществом и госорганами», — отметил Герасименко.

Это негативная тенденция, подчеркнул он.

«На негосударственный сектор приходится более половины занятых, частный сектор формирует значительную часть поступлений в бюджет. Совершенно очевидно, что для построения конкурентоспособной экономики, для обеспечения устойчивых темпов экономического роста госорганы должны учитывать позицию частного бизнеса», — резюмировал Герасименко.

Белорусские экономисты также полагают, что открытый диалог между бизнесом и властью в интересах страны.

Однако последние события наводят наблюдателей на мысль, что текущий дефицит бюджета будет негативно скажется на отношениях между властью и бизнесом.

«В стране сохраняется значительный дефицит бюджета, и власти активно думают, где найти деньги на покрытие этого дефицита. Поэтому этот год и начался с предложений госконтроля и Минфина о повышении налогов для индивидуальных предпринимателей. При сохранении такого подхода можно ожидать, что стрижка овец еще впереди», — предположила Акулова.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber