Игры с процентами. Так сколько набрали Лукашенко и Тихановская на выборах-2020?

Власти пытаются подпереть легитимность вождя разными способами, но получается худо…

В нашумевшем интервью телеканалу «Беларусь 1» министр иностранных дел Владимир Макей, кроме всего прочего, оригинально высказался об итогах прошлогодних президентских выборов. Получается, власти сами косвенно признают, что с официальными цифрами дело нечисто.

«…Сегодня никто не спорит, что Александр Лукашенко выиграл выборы. Речь идет о том, та это цифра, не та эта цифра. Но факт остается фактом: Александр Лукашенко победил и избран президентом Беларуси», — заявил Макей.

 

Власти решили тихо отрулить от 80%?

Начнем с того, что насчет «никто не спорит» главный белорусский дипломат погорячился. Очень даже спорят.

Сам массовый выход людей на улицы после того, как Центризбирком дал Лукашенко 80,1%, а Светлане Тихановской — 10,1%, был яростным спором о результатах голосования: многие посчитали, что их голоса украли. И было много плакатов типа «Света — президент».

Да, сейчас репрессиями, от которых повеяло 1937-м, и драконовскими законами (вместо 15 суток получайте по три года) властям удалось прибить уличную активность. Но это не означает, что все поверили в те самые 80% и расслабились.

Мощнейшее недоверие к официальным результатам выборов наверняка ощутили на самом верху. И впечатление таково, что какое-то время назад придворные пиарщики предложили мягко отрулить от объявленной в августе цифры, чтобы не дразнить народ чересчур. Мол, давайте продвигать тезис, что, ладно, пусть не 80%, но все равно победил Он.

Так что тирада Макея, вероятно, прозвучала отнюдь не экспромтом.

 

Взялись апеллировать к данным EcooM

Перед Всебелорусским собранием был проведен соцопрос, который превентивно рекламировал сам Лукашенко, уговаривая людей не бояться отвечать (что само по себе говорит про обстановку в стране).

Так вот, согласно проведенному в январе — феврале исследованию EcooM, Лукашенко доверяют 66,5% жителей Беларуси, в то время как Виктору Бабарико — 2,5%, Светлане Тихановской — 1,5%, Павлу Латушко — 1,3%. То есть показатели основных политических противников вождя аккуратно уместились в пределах статистической погрешности. Ну не доверяет народ «банкиру-ворюге» и «беглым»!

Однако закавыка в том, что в среде независимых экспертов не доверяют самому EcooM, считая эту структуру ангажированной. Показательно и то, что исследование проводилось по заказу БелТА. И никаких авторитетных заграничных социологических фирм к этому опросу, вопреки громогласным анонсам Лукашенко, не привлекали.

Стоит также заметить, что рейтинг доверия обычно заметно выше электорального рейтинга. Например, в июне 2016 года — согласно последнему национальному исследованию, которое удалось провести перед разгромом НИСЭПИ, — рейтинг доверия Лукашенко был 38,6%, а электоральный — 29,5%.

Иными словами, даже если ориентироваться на EcooM, то можно предположить, что электоральный рейтинг Лукашенко в январе — феврале нынешнего года был, видимо, заметно ниже 66,5%.

 

Подумаешь, сколько-то процентов туда-сюда, не будьте занудами

Так или иначе, но данные этого исследования (которое скептики считают исследованием в кавычках) власти стали усиленно пиарить (даже в извещениях об оплате жилищно-коммунальных услуг). Похоже, это делается в рамках стратегии «тихо отрулить от 80%».

И Лукашенко на Всебелорусском собрании, апеллируя к тому самому опросу, как бы великодушно согласился сбавить цифру «за себя»: «Ну хорошо, если кому-то не нравится 80, пусть будет 76. Пусть даже будет 68, как в среднем сейчас по анкетам…» Главное, мол, что «все равно мы победители, за нами подавляющее большинство народа».

Не правда ли, оригинальный торг? Но прозвучало и кое-что похлеще: «Я думаю, ну знаете, вот откровенно, у наших же губернаторов есть привычка показать, у кого лучше. И кто-то там полпроцента-процент, два мог дописать. Ну слушайте, ну нельзя нарисовать 80%».

Что это, если не фактическое признание фальсификаций? Какое вообще право имеют вертикальщики влезать в процедуру определения результатов выборов? По идее, тут же следовало возбудить уголовное дело. Но вы же сами всё понимаете.

Похоже, большие начальники настолько свыклись с максимой «иногда не до законов» (так выразился Лукашенко перед прокурорами после выборов-2020), что не видят ничего зазорного в этой игре с цифрами. И не понимают, что такого рода рассуждения (мол, подумаешь, сколько-то процентов туда-сюда, не будьте занудами) способны только сильнее возмутить тех, кто считает, что их голоса украдены.

 

Что показали исследования «Голоса», Chatham House и ZOiS

Стоит вспомнить и о попытке альтернативного подсчета голосов в августе прошлого года на платформе «Голос». Да, удалось собрать протоколы только с 1310 участков из 5767. Но вот какая арифметика получилась у «Голоса»: «На участках, по которым у нас есть протоколы, голосов за Светлану Тихановскую в среднем в 13 раз больше, чем на участках, протоколы по которым получить не удалось».

К слову, провластные пропагандисты уцепились было за то, что согласно протоколам с этих 1310 участков, Лукашенко набрал около 61,7% голосов. Ага, мол, даже оппоненты подтверждают, что он выиграл. Заметьте, и здесь подход: подумаешь, столько-то процентов туда-сюда — не будем мелочиться.

Но, во-первых, колоссальная разница между этой цифрой и данными ЦИК — уже повод для грандиозного скандала в нормальной стране. Во-вторых, пропагандисты умалчивали, что не менее 30% протоколов, участвовавших в анализе на «Голосе», были признаны сфальсифицированными (на самом деле эта доля могла быть и гораздо больше). То есть и результат 61,7% нельзя считать достоверным. Иными словами, истинный вывод «Голоса» заключался в том, что даже у фальсификаций концы с концами не сходились.

Да, и вот еще незадача: как ни уничтожали в стране социологию («Вчера котов душили-душили…»), но полной зачистки не получилось. Сегодня ведь можно опросить из-за границы через интернет.

Так вот, согласно январскому онлайн-опросу британского Chatham House, за Лукашенко на выборах 2020 года проголосовало 21,2% респондентов, в то время как за Тихановскую — 50,4%. У немецкого ZOiS (онлайн-опрос проводился в декабре 2020 года) расклад таков: 52,5% ответили, что голосовали за Тихановскую, и 17,6% — что за Лукашенко.

При этом по данным ZOiS 65% опрошенных считают, что результат этих выборов был сфальсифицирован в пользу Лукашенко.

Безусловно, нужно учитывать, что опрашивались только горожане и только те, естественно, кто пользуется интернетом. Однако в городах сейчас живет 78% белорусов, а в Сеть заходит подавляющее их большинство. И даже с поправкой на консерватизм сельчан можно сделать вывод, что по данным этих опросов сокрушительная победа Лукашенко ну никак не выплясывается. Скорее, вырисовывается если не победа Тихановской, то уж точно второй тур.

И если представить себе такой вариант в реале, то история могла бы повториться. В 1994 году перед вторым туром первых президентских выборов номенклатура массово побежала от прежнего хозяина — премьера Вячеслава Кебича к молодому тогда Лукашенко. И Кебич был повержен.

Лукашенко прекрасно помнит тот исход окружения от старого, потерявшего драйв вождя. И при Лукашенко вторых туров не будет.

 

А представим, что Бабарико был бы зарегистрирован

Наконец, для полноты картины стоит вспомнить, в сколь брутальном стиле провели власти избирательную кампанию 2020 года. Самые опасные соперники Лукашенко (Сергей Тихановский, Виктор Бабарико) были посажены за решетку практически на старте. Оппозиционные команды были обескровлены, лишились значительной части денег. Тихановской не давали нормально вести агитацию: отказывали в размещении агитационных билбордов, сорвали намечавшийся на 6 августа митинг в Минске и т.д.

А представим, что Бабарико был бы зарегистрирован и вступил в прямую конкуренцию с Лукашенко. Ведь с момента своего заявления о готовности участвовать в выборах бывший глава «Белгазпромбанка» стремительно набирал популярность.

И даже в январе, когда он уже долго находился в неволе и нещадно поливался пропагандой, 28,8% белорусов-горожан, отвечая на вопрос Chatham House, кто из предложенного списка политиков достоин стать президентом Беларуси, назвали именно Бабарико. Лукашенко же отдали предпочтение 27,4%.

Ох уж эта чертова социология! Не зря власти теперь задумали законодательно запретить СМИ публиковать данные опросов, проведенных без официального разрешения. Хотят, чтобы был сплошной EcooM.

Эти попытки дремучими методами заглушить потоки неугодной, дискомфортной информации в цифровом, пронизанном интернетом мире выглядят нелепо и жалко. Во всяком случае, с телеграм-каналами режиму явно не совладать.

 

«Ха-ха-ха три раза»

Но вернемся к кампании 2020 года. Продолжим мечтать: а если бы тогда еще и оппозицию включили в избиркомы, и независимых наблюдателей пустили бы на участки, и каждый бюллетень бы им показывали? Иначе говоря, если бы провели нормальные, прозрачные выборы. Вам не кажется, что с большой долей вероятности мы жили бы сегодня в другой стране?

Однако кампания была проведена с невиданной жестокостью, по принципу игры в одни ворота, с кровью и хрустом костей. А теперь тем, кто выходил с требованием честных выборов и схлопотал за это по полной программе, предлагают перевернуть страницу, не мелочиться: да подумаешь, сколько-то там процентов туда-сюда!

И потом, даже если вынести за скобки то, что было, — ведь скоро местные выборы, которые, как заявлял Лукашенко, будут, вероятно, совмещены с референдумом по новой конституции. А после ее принятия, по идее, нужно проводить внеочередные парламентские и президентские выборы.

И что, власти собираются провести их в подобном зубодробительном стиле, потом объяснять, что губернаторы могли перестараться и сколько-то там процентов дописать, — и при этом хотят рассчитывать на какую-то легитимность? Говоря словами господина Макея из нашумевшего интервью, «ха-ха-ха три раза».

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber