Михаил Пастухов. ДЕ-ЮРЕ. Какую Конституцию нам предлагают? Часть 3

Михаил ПАСТУХОВ

Михаил ПАСТУХОВ

Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь, судья Конституционного суда Республики Беларусь первого состава (апрель 1994 — января 1997 гг.). Эксперт по вопросам судоустройства, судопроизводства, конституционного и европейского права. Один из разработчиков Концепции судебно-правовой реформы, проекта Конституции 1994 г., закона «О Конституционном суде Республики Беларусь» 1994 г.

Часть 3. Верховный Совет. Президент. Совет министров. Судебная власть

Продолжаем анализировать проект Конституции, представленный группой под руководством Анатолия Лебедько, и сегодня пойдет речь о системе высших органов власти.

Ранее

Часть 1. Преамбула. Основы конституционного строя. Права, свободы и обязанности человека

Часть 2. Выборы. Референдум

 

Верховный Совет Республики Беларусь (ст.ст.95—109)

В качестве названия парламента страны предлагается Верховный Совет. Численный состав нового парламента — 220 депутатов (по Конституции 1994 г. — 260 депутатов). Весьма вероятно, это сделано для перехода к смешанной избирательной системе: половина мест в парламенте может замещаться по прежней мажоритарной системе, а половина — по партийным спискам.

Если это так, то следовало бы в разделе «Выборы. Референдум» указать о переходе на смешанную систему выборов, а в последующем внести изменения и дополнения в избирательное законодательство.

Непонятно, по каким соображениям разработчики решили уменьшить срок полномочий Верховного Совета до четырех лет (в Конституции 1994 г. — пять лет). На мой взгляд, это может ослабить позиции парламента в отношениях с президентом, который будет избираться на пять лет.

После закрепления срока полномочий Верховного Совета неожиданно говорится о его досрочном роспуске: как по инициативе самого Верховного Совета, так и по инициативе президента (ст. 98). В частности, президент может распустить Верховный Совет в следующих случаях: 1) при двукратном отказе в утверждении кандидатуры, предлагаемой президентом на должность премьер-министра и при последовавшем после этого неизбрании кандидатуры, предложенной депутатами Верховного Совета; 2) при выражении двукратного вотума недоверия Совету министров в течение года.

Хочется спросить разработчиков: почему они так неуважительно относятся к будущему парламенту? Неужели нельзя предложить иную процедуру утверждения премьера (например, без участия президента)? Что касается выражения вотума недоверия правительству, то можно записать, что при повторном вотуме недоверия в течение года правительство должно уйти в отставку.

Зачем устанавливать точные даты парламентских выборов, если имеется процедура досрочного роспуска парламента (ст. 98)? И зачем детально прописывать, в какие сроки должны назначаться досрочные выборы?

Такое же замечание имеется по статье 99 проекта относительно случаев прекращения полномочий депутатов Верховного Совета. Такие вопросы целесообразно решать в соответствующих законах.

Ключевым моментом в статусе Верховного Совета является вопрос о его полномочиях. Он излагается в статье 101 проекта, в которой закрепляется 23 пункта полномочий Верховного Совета.

Прежде всего, бросается в глаза некорректность используемых формулировок. Например, «…назначает судей Конституционного суда, Верховного суда»; «…назначает на должность уполномоченного по правам человека»; «…назначает на должность, освобождает от должности председателя и членов Контрольной палаты…». Более подходящим, на мой взгляд, является термин «утверждает», «избирает».

Несогласие вызывает пункт 6 статьи 101 проекта: «…по представлению президента Республики Беларусь назначает премьер-министра, генерального прокурора, председателя правления Национального банка».

Во-первых, чем вызывается необходимость представления президенту права вносить кандидатуру премьер-министра? Ведь это право может реализовать сам парламент, в частности, путем договоренностей между парламентскими фракциями. Тем более что премьер позднее представляет на утверждение парламента весь состав правительства.

Во-вторых, сомнение вызывает представление президенту права вносить кандидатуры генпрокурора и председателя правления Нацбанка. Это «привязывает» указанных должностных лиц к президенту и ограничивает возможности парламента контролировать их деятельность. К тому же в целях обеспечения независимости и самостоятельности прокуратуре и Нацбанку важнее находиться под покровительством парламента, чем президента.

В-третьих, следует учитывать, что «сращивание» президента с генпрокурором и председателем Нацбанка может привести к укреплению президентской власти, развязыванию репрессий против политических оппонентов, росту коррупции в системе органов власти.

На мой взгляд, неудачно изложен пункт 7 данной статьи: «…по предложению премьер-министра утверждает состав Совета министров, выражает доверие Совету министров, принимает его отставку». Получается, что Верховный Совет не только утверждает состав Совета министров, но и выражает ему доверие. А можно ли не утвердить состав правительства или выразить ему недоверие? Очевидно, что можно. Значит, редакция данного пункта нуждается в корректировке.

Неуместным представляется пункт 14, согласно которому Верховный Совет «…проводит в соответствии с регламентом изучение и обсуждение любых вопросов, представляющих общественный интерес». Это связано с тем, что в тексте Конституции делается ссылка на регламент (подзаконный акт). Кроме того, через эту ссылку расширяется сфера деятельности Верховного Совета.

Заслуживает обсуждения вопрос о правомерности утверждения парламентом по предложению президента военной доктрины, объявлении войны и заключении мира (п. 15). Как отмечается в статье 23 проекта Конституции, Республика Беларусь стремится к статусу постоянного нейтралитета, а здесь, в противоречие с данной нормой, президент предлагает, а Верховный Совет утверждает военную доктрину и даже объявляет кому-то войну. Видимо, указанный пункт следует исключить из полномочий и президента, и парламента.

В пункте 18 статьи 101 проекта говорится о праве Верховного Совета принять решение о досрочном освобождении, смещении или отрешении президента от должности. Такое нагромождение терминов может быть затруднительно для понимания граждан.

Вызывает удивление, что разработчики сократили количество субъектов, которые могут пользоваться правом законодательной инициативы, исключив из их числа постоянные комиссии парламента, Верховный суд, Контрольную палату, Генерального прокурора (ст. 106). В то же время они уменьшили численность инициативной группы граждан, которые наделяются таким правом (25 тысяч человек по сравнению с прежними 50 тысячами). Однако на практике данный субъект себя не проявил. Возможно, по той причине, что предусматривался ряд требований, которое следовало выполнить для реализации права законодательной инициативы.

Очевидно, что число субъектов законодательной инициативы следует увеличить, включив в список Конституционный суд, уполномоченного по правам человека, политические партии и иные общественные объединения, местные органы самоуправления. Целесообразно также указать форму и порядок реализации этого права.

Говоря о статусе Верховного Совета, следует обратить внимание на то, что президент вправе назначить своего представителя в Верховном Совете (п. 22 ст. 115 проекта).

Как это понимать? Мне представляется, что наличие такого права означает, что президент занимает более высокое место во властной иерархии и может контролировать Верховный Совет. Это позволит президенту влиять на депутатский корпус, формировать в нем группу влияния, задабривать депутатов «хлебными» должностями и, тем самым, лоббировать свои интересы в парламенте.

Можно предположить, что представитель президента, имея влияние на депутатов, может позднее занять должность премьер-министра или, на крайний случай, генерального прокурора. В результате верховная власть превратится в «междусобойчик» во главе с президентом.

 

Президент Республики Беларусь (ст.ст. 110—120)

Как и в Конституции 1994 года, главу о президенте разработчики проекта разместили после парламента. Однако по своим полномочиям президент находится на более высоком уровне, чем парламент.

Согласно статьи 110 проекта, президент является главой государства (в Конституции 1994 г. президент являлся главой государства и исполнительной власти, то есть на него возлагалась ответственность за управление страной).

Далее в этой статье указывается, что президент представляет Республику Беларусь в отношениях с другими государствами и международными организациями, а также «принимает меры по охране суверенитета Республики Беларусь, ее национальной безопасности и территориальной целостности».

Разработчики проекта среди требований к кандидату на должность президента, кроме возраста, оставили гражданство по рождению. Такое требование не называлось в Конституции 1994 года, но было включено в новую редакцию Конституцию, введенную по итогам референдума 1996 года.

Получается, что в разделе «Выборы. Референдум» разработчики пишут о равных избирательных правах и запрете какой-либо дискриминации граждан, а на должность президента допускают лишь граждан Республики Беларусь «по рождению». Это — не что иное, как нарушение избирательных прав и дискриминация.

Почему бы среди требований к кандидату на эту должность не написать о проживании в Беларуси не менее 10 лет, владении белорусским языком, широкой известности и незапятнанной репутации, наличии медицинского заключения о допуске к высокой должности? Возраст для занятия должности президента целесообразно поднять до 45 лет. Можно установить и верхний предел для выдвижения, например, 65 лет.

На мой взгляд, президент должен избираться на четыре года и на один срок. Более того, целесообразно соблюдать гендерный баланс и чередовать избрание на должность президента мужчин и женщин. Это позволит избежать «прирастания» к должности, обеспечит обновление власти, формирование новых избирательных блоков и лидеров.

Недостатком редакции статьи 112 проекта следует признать и то, что не указан порядок выдвижения на должность президента (дается лишь отсылка на закон).

Как и в случае с парламентом, определяющим моментом в статусе президента являются его полномочия. Об этом говорится в статье 115 проекта.

Согласно пункта 1 указанной статьи, президент «…решает важнейшие вопросы внешней политики и осуществляет ее совместно с Советом министров». Это означает, что президент отвечает за внешнюю политику страны и привлекает к этой работе правительство, и, прежде всего, Министерство иностранных дел. Он участвует в международных переговорах, подписывает их, вносит в Верховный Совет для ратификации. Не менее важно и то, что президент назначает и отзывает дипломатических представителей Республики Беларусь в иностранных государствах и при международных организациях. Он же принимает верительные и отзывные грамоты дипломатических представителей иностранных государств и международных организаций; присваивает высшие дипломатические ранги и специальные звания.

На мой взгляд, этих полномочий  вполне достаточно для того, чтобы оказывать влияние и на правительство, и на Верховный Совет. По сути, Министерство иностранных дел будет в большей степени подчиняться президенту, чем правительству, поскольку все служащие министерства в скором времени станут протеже президента, будут выслуживаться перед ним для получения должностей послов в «теплых странах» или высших дипломатических рангов и званий. Многие депутаты также будут рады поехать в зарубежные поездки, а еще больше — поехать послами в иностранные государства или перейти на «хлебные должности».

Широкие возможности открывает президенту право назначать национальные (республиканские) референдумы (пункт 6). С одной стороны, депутаты парламента вынуждены будут просить президента назначить референдум по предлагаемым вопросам, как и инициативные группы граждан, собравшие не менее 250 тысяч подписей (что весьма проблематично при строгих требованиях к сбору подписей и возможном противодействии властей). С другой стороны, президент может «торговаться» с инициаторами по поводу формулировок вопросов, а также даты проведения референдума. Он может предлагать для голосования «свои вопросы», может отказаться от назначения референдума.

Почему бы не предоставить право назначать республиканские референдумы парламенту? Пусть президент падает ниц перед депутатами, если захочет вынести на референдум какой-то вопрос. Так было по Конституции 1994 года (п. 1 ст. 83) и так должно быть в демократическом государстве, где решающую роль в жизни государства должен играть парламент, а не президент.

Парламент также может сам формировать состав правительства, избирать высших должностных лиц, включая генпрокурора и председателя правления Нацбанка и даже президента, если урезать его полномочия.

Разработчики дают президенту право назначать на должности судей (впервые на пять лет) по представлению Национального совета правосудия. Однако как может президент назначать судей, если он их не знает? Логичнее было бы это делать самому Национальному совету правосудия или предоставить такое право Министру юстиции.

Большую власть президенту дает должность главнокомандующего Вооруженными силами. Он получает право назначать высшее командование Вооруженных сил, а также присваивать высшие воинские звания. То есть, весь генералитет перейдет под командование президента и будет выполнять его приказы. Это создает предпосылки для последующего захвата и удержания государственной власти, а равным образом для применения армии для разгона мирных акций протеста. При этом может возникнуть интересная ситуация, если президентом станет женщина. Захочет ли она носить мундир, принимать парады? Не проще ли упразднить эту пустую должность?

Президенту разрешается сформировать свой офис (пункт 20). Как определить пределы деятельности этого «офиса»? Сколько нужно помощников, секретарей, охраны? Нужен ли личный врач, повар, портной, парикмахер? Сколько должно быть резиденций? Нужен ли автопарк, вертолет, самолет? Можно ли иметь управление делами, президентский фонд?

Разработчики предлагают сохранить при президенте полусекретный Совет безопасности, который будет формировать сам президент из числа своих генералов и «силовых министров». В результате эти министры перейдут на службе к президенту, образовав второй (или первый) ярус правительства, который будет прирастать за счет создания «консультативно-совещательных органов». Можно ожидать, что со временем «офис президента» снова образует администрацию и управление делами президента.

Для реализации своих полномочий президент вправе издавать указы и распоряжения, имеющие обязательную силу на территории страны (ст. 116). Формально президентские акты не должны противоречить Конституции и законам. В качестве дополнительной гарантии законности указов разработчики предлагают скреплять их подписью премьер-министра или соответствующего министра (ч. 3 ст. 116). На практике это требование может превратиться в формальность и приведет к еще большей зависимости премьера и министров от президента. Опять начнется «перетягивание каната» между президентом и парламентом.

Порядок досрочного освобождения президента от должности, как и смещения его с должности и отрешения от должности, предусмотренный статьей 118 проекта, сложный и практически нереализуемый. Хотя бы потому, что собрать 2/3 голосов депутатов для принятия решения будет затруднительно (представитель от президента и его «команда» будут этому всячески препятствовать).

Трудно будет рассчитывать на объективность специального прокурора, которому Верховный Совет поручит проводить расследование по факту совершения президентом измены государству или иного тяжкого преступления, поскольку генпрокурор, по Конституции, — креатура президента. Расследование дела может растянуться на длительный срок или будет прекращено в связи с недоказанностью каких-то обстоятельств.

В итоге президент становится всевластной и неподсудной фигурой. Он вполне может рассчитывать, что проведет на высоком олимпе два срока по пять лет. Позднее он может «вручить» должность президента своему протеже, а сам пересесть в кресло премьер-министра, укрепив «круг власти».

Мне лично непонятно, какими мотивами руководствуются разработчики проекта Конституции, когда сохраняют институт президентской власти со значительными полномочиями. Ведь можно обойтись без этой трагикомической должности. В лучшем случае можно учредить почетную должность президента на один срок с передачей «эстафетной палочки». Такого президента будут все любить, поскольку это будет авторитетный и порядочный человек.

 

Совет министров Республики Беларусь (ст.ст. 121—128)

По замыслу разработчиков, правительство — Совет министров Республики Беларусь — высший коллегиальный орган исполнительной власти (ст. 121 проекта). Он будет нести ответственность перед Верховным Советом.

Главное лицо в правительстве — премьер-министр — избирается Верховным Советом по предложению президента. До этого президент должен провести консультации с руководителями парламентских фракций (почему не постоянных комиссий? — Авт.).

Такой порядок предполагает, что президент может сразу предложить депутатам «свою» кандидатуру премьера. В случае несогласия руководителей парламентских фракций с предложенной кандидатурой президент может предложить вторую, третью и четвертую кандидатуру. Конечно, он может согласиться и с кандидатурой, предложенной депутатами, если это будет отвечать его интересам. Более того, кто-то из депутатов, по предварительной договоренности, может внести желательную для президента кандидатуру.

Как видим, предлагаемый порядок выдвижения кандидатуры премьера будет выгоден президенту, поскольку он проведет на эту должность своего человека, и весьма вероятно, обеспечит угодный для него состав правительства, который предлагается премьером.

Значит, правительство на самом деле будет формироваться с участием президента и лишь формально утверждаться Верховным Советом. К тому же реализация полномочий президента, особенно во внешнеполитической, оборонной и правоохранительной сферах, приведет к подчинению правительства указаниям президента.

На мой взгляд, излишне детально прописана процедура решения вопроса о вотуме недоверия правительству (ст. 123). Она также подтверждает зависимость правительства от воли президента в сложных ситуациях. В случае если Верховный Совет дважды в течение года выразит недоверие Совету министров, то президент может распустить Верховный Совет. При этом Совет министров продолжает свою работу до формирования нового состава Верховного Совета.

Значит, в этот период страна будет оставаться без парламента, что позволит исполнительной власти укрепиться и организовать досрочные выборы в Верховный Совет на выгодных для себя условиях.

Считаю, что с позиции конституционной законности такая ситуация (страна без парламента) недопустима. Это будет содействовать возрождению авторитаризма. Новый состав Верховного Совета не сможет восстановить прежний баланс властей. Более того, он окажется в сильной зависимости от исполнительной власти. В этой ситуации президент может без труда утвердить свое главенствующее положение в системе власти.

В статье 124 проекта перечисляются полномочия Совета министров в различных сферах деятельности. В своей основе они повторяют положения статьи 107 новой редакции Конституции образца 1996 года. Только вместо слова «президент» указано слово «Верховный Совет» в части представления проекта государственного бюджета и отчета о его исполнении.

Новыми полномочиями правительства можно признать право заключать международные договоры (пункт 7) и осуществлять надзор за законностью деятельности органов местного самоуправления «в пределах и формах, определенных Конституцией и законами» (пункт 11).

С последним из полномочий нельзя согласиться, поскольку это станет формой вмешательства исполнительной власти в деятельность органов местного самоуправления. Тем более, имеются органы прокуратуры, которые призваны осуществлять надзор за соблюдением законности.

Несогласие вызывает также введение должностей «уполномоченных представителей Совета министров в соответствующих административно-территориальных единицах» (ст. 128 проекта). На них возлагается контроль «…за единообразным исполнением актов законодательства органами местного самоуправления». Это следует понимать так, что создается еще одна разновидность контрольно-надзорных органов.

Тем самым, Совет министров Республики Беларусь создается как высший орган исполнительной власти. Кандидатура главы правительства предлагается президентом, что предопределяет дальнейшую зависимость правительства от президента. В случае досрочного роспуска Верховного Совета страна на долгое время останется без высшего представительного и законодательного органа власти.

 

Судебная власть (ст.ст.129—146)

В главе 6 «Судебная власть» бросается в глаза то, что отсутствует норма о предлагаемой судебной системе. Делается лишь отсылка на закон о судоустройстве.

Как и в действующей редакции Конституции, в главу о судебной власти включен Конституционный суд (в Конституции 1994 года Конституционный суд находится в разделе VI «Государственный контроль и надзор». — Авт.).

Полномочия Конституционного суда расширены. В частности, он вправе проверять конституционность формулировок вопросов, выносимых на национальные референдумы, определять конституционность решений о назначении или об отказе в назначении национальных референдумов президентом, разрешать вопросы о разграничении компетенции между высшими органами государственной власти. Он может давать толкование Конституции, а также принимать к рассмотрению жалобы граждан при определенных условиях.

Удивление вызывает порядок формирования Конституционного суда: по пять кандидатур от президента, председателя Верховного Совета и председателя Верховного суда (ст. 131 проекта). Причем, это должны быть кандидатуры, имеющие безукоризненную репутацию, высшее юридическое образование, обладающие общепризнанными достижениями в сфере права и проработавшие по юридической специальности не менее 15 лет. В этой связи возникает вопрос: откуда указанные субъекты знают таких кандидатов?

Результат может быть следующим. Президент поручает своему «офису» подыскать подходящих кандидатов из своего окружения и проведет с ними беседу на предмет служения «благодетелю». Председатель Верховного Совета будет вынужден рассматривать кандидатуры, предлагаемые ему депутатами. Некоторые депутаты сами захотят занять «хлебные должности», заручившись поддержкой своих коллег. Председатель Верховного суда будет искать кандидатов из числа судей «близкого круга». В итоге получится 15 «блатных» кандидатов в судьи Конституционного суда, далеких от конституционного правосудия, но верных своим «благодетелям».

Можно заранее угадать, кто станет председателем Конституционного суда, которого избирают судьи. Без сомнения, это будет «назначенец» от президента, пролоббированный несколькими судьями. «Выбраковка» судей через три года будет проходить по такой же схеме, как и пополнение состава. Тем самым, Конституционный суд будет судить, прежде всего, в интересах президента и защищать его в сложных ситуациях.

В статье 132 проекта перечисляются субъекты, уполномоченные обращаться в Конституционный суд. Их достаточно много, включая президента, правительство, группы депутатов, суды всех уровней, уполномоченный по правам человека, местные органы самоуправления, граждане. Возможно, следовало бы дать такое право политическим партиям и иным общественным объединениям.

Считаю неверной регламентацию статуса Верховного суда Республики Беларусь в ст. 134 проекта. Этот суд объявляется судебной инстанцией, которая осуществляет правосудие по всем делам, кроме тех, которые отнесены к компетенции Конституционного суда. Верховный суд обычно осуществляет надзор за законностью в деятельности нижестоящих судов. Также нельзя согласиться с тем, что Верховный суд дает толкование законов. В постановлениях пленума Верховного суда лишь разъясняется практика применения тех или иных законов.

Еще одним ошибочным положением в статье 131 проекта является утверждение, что «…нормативный правовой акт (или его часть), признанный Верховным судом не соответствующим закону, утрачивает юридическую силу со дня, указанного в решении Верховного суда». Это — прерогатива Конституционного суда. В этой связи Верховный суд должен обратиться в Конституционный суд (смотри статью 135).

Обращает на себя внимание то, что судьи, по общему правилу, назначаются на должность бессрочно, кроме судей Конституционного суда, мировых судей и судей, назначаемых на должность судьи впервые (ст. 139). При этом первое назначение на должность судьи сроком на пять лет осуществляется президентом по предложению Национального совета правосудия. Судьи Верховного суда назначаются на должность Верховным Советом по представлению Национального совета правосудия. Председатель и заместители председателя Верховного суда избираются на должность самими судьями.

Интерес представляет новый орган судейского самоуправления — Национальный совет правосудия, предусмотренный в статье 145 проекта. Он должен формироваться Съездом судей Республики Беларусь и Национальной коллегией адвокатов (в настоящее время созданы органы судейского сообщества: Съезд судей Республики Беларусь, Республиканская конференция судей и Республиканский совет судей. — Авт.).

Можно предположить, что Национальный совет правосудия будет фиктивной структурой, послушно выполняющей указания руководства Верховного суда и Национальной коллегии адвокатов. В результате из этой фиктивной структуры ничего хорошего не получится, кроме протекционизма и коррупции.

В проекте главы «Судебная власть» ничего не говорится о создании специализированных судов, в том числе хозяйственных (система этих судов была незаконно упразднена на основе президентского декрета от 29 ноября 2013 г. № 6 «О совершенствовании судебной системы Республики Беларусь». — Авт.). Нет упоминания и о суде с участием присяжных заседателей, который мог бы украсить судебную систему. В то же время допускается возможность образования мировых судей (ст. 139 проекта).

 

***

По итогам анализа можно сделать следующие выводы.

 

Новый парламент предполагается меньшим по количеству депутатов, чем в Конституции 1994 года, и будет избираться сроком на четыре года. В проекте не указывается, по какой избирательной системе будут проводиться выборы депутатов.

 

Парламент не имеет права назначать республиканские референдумы. Сокращается число субъектов законодательной инициативы. За парламентом будет «присматривать» представитель от президента. В ряде случаев парламент может быть распущен президентом, и страна на длительный период останется без парламента.

 

Президент сохранит свое лидирующее положение в системе органов власти. Он наделяется значительными полномочиями, в том числе назначает референдумы, предлагает кандидатуру премьера, генпрокурора и председателя правления Нацбанка. При нем образуется Совет безопасности, консультативно-совещательные органы. Он будет главнокомандующим и назначать генералитет. Он будет определять внешнюю политику белорусского государства, и в этой части правительство будет выполнять его указания. Президент будет назначать на должности судей (впервые на пять лет), участвовать в формировании Центризбиркома и Конституционного суда. У него будет офис с финансовыми и людскими ресурсами. Он вправе издавать указы, имеющие обязательное значение для всех органов, должностных лиц и граждан. При этом сместить президента с должности будет практически невозможно.

 

Правительство будет формироваться президентом и Верховным Советом. При этом решающая роль остается за президентом, который может навязать депутатам свою кандидатуру. Правительство снова не будет самостоятельным, служа двум «господам» — президенту и Верховному Совету.

 

Судебная власть получается слабой и зависимой. Как и прежде, значительную часть судей будет назначаться президентом. Остальных судей будет назначать Национальный совет правосудия, формируемый руководством Верховного суда и Республиканской (Национальной) коллегией адвокатов.

 

Конституционный суд может стать марионеткой в руках президента, поскольку его кандидаты будут иметь наибольший вес и занимать руководящие должности.

 

Верховный суд останется руководящим органом в системе общих судов. О создании специализированных судов в проекте не говорится, как и о возможности учреждения суда с участием присяжных заседателей.

 

Национальный совет правосудия, которому разработчики придают большое значение, может оказаться фиктивной структурой, не способной обеспечить независимость судей.

 

следующей публикации проанализируем проекты разделов о местном самоуправлении и о контрольно-надзорных органах).

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».