Тихановская ставит на диалог, режим Лукашенко готовится к бою

Лукашенко, скорее, предпочтет отстреливаться, чем садиться за стол переговоров с «протестунами» и «беглыми»…

В интригующе анонсированном обращении Светлана Тихановская 18 марта призвала белорусов проголосовать за переговоры с властями. Те же спешно затачивают законодательство против протестов. «А если выйдут, всё, что было, мы с большим удовольствием повторим», — заявил накануне заместитель министра внутренних дел — командующий внутренними войсками Николай Карпенков.

К диалогу оппоненты призывают режим Александра Лукашенко уже давно. Сейчас Тихановская предложила провести на онлайн-платформе «Голос» общенациональное голосование за организацию переговоров с представителями власти при международном посредничестве.

Процесс пошел, на момент, когда готовится этот текст, проголосовало уже более 340 тысяч человек. Идея, видимо, заключается в том, что если за переговоры выскажется очень много белорусов, то это подтолкнет международных игроков активнее взяться за белорусский вопрос да и режиму будет трудно отмахнуться.

Однако режим, судя по всему, пока и не думает садиться за круглый или любой другой стол с теми, кого Лукашенко презрительно именует «протестунами» и «беглыми».

 

Никакой волшебной стратегии победы нет

Выступление Тихановской, сильно распиаренное накануне, похоже, разочаровало часть протестно настроенной публики. Кто-то, видимо, наивно ожидал, что будет оглашен чудодейственный план победы. Или что она заявит о неких мощных договоренностях с Западом, в результате которых дни режима будут сочтены.

Но трезвомыслящим людям понятно, что никакой волшебной стратегии, гарантирующей победу в конкретные сжатые сроки, в нынешней белорусской ситуации в принципе быть не может. Ничего более концептуального по сути, чем «долбить, долбить и долбить эту власть» (формула Марии Колесниковой, прозвучавшая еще летом прошлого года), штабы противников Лукашенко не сгенерировали.

И дело не в креативных способностях этих команд, а в том, что мирный протест (а другим он и не мыслится) на этом этапе объективно оказался не в состоянии разрушить твердыню консолидированного авторитарного режима.

Да, трещинки пошли, отдельные фрагменты отпали, но в целом сцементированная страхом и вооруженная насилием система оказалась довольно устойчивой. Раскола элит, без которого такие жесткие режимы не падают, пока не произошло.

 

Посмотрим, кто кого раздолбит, решили власти

Более того, режим, отойдя от августовского шока, сам принялся долбить актив и инфраструктуру протестного движения, вообще все очаги свободомыслия, ячейки гражданского общества. Власти выносят демонстративно жестокие приговоры участникам протестов, громят независимые СМИ, арестовывают администраторов локальных чатов с крамольным содержанием.

Наконец, подготовлен пакет еще более драконовских законов, рассчитанных на то, чтобы все сидели как мышь под метлой. Об этих новациях шла речь на совещании у Лукашенко 18 марта.

В частности, как сообщает Генпрокуратура, будет усилена ответственность за экстремизм и реабилитацию нацизма. При этом нетрудно предположить, что власти продолжат натягивать сову на глобус, объявляя экстремизмом любую политическую активность, которая им против шерсти, и выискивая нацизм там, где им и не пахнет (по типу: все, кто под БЧБ, — фашисты).

Силовики особенно усердно запугивают граждан накануне сакрального для оппозиции Дня Воли 25 марта, чтобы минимизировать приуроченные к дате уличные акции. По данным инициативы ByPol, к 25 марта тренируют не только МВД, но и армию. В общем, готовятся, как к настоящей войне.

 

Бабуля, установи чат-бот!

Вероятно, многие предполагали, что в выступлении 18 марта Тихановская сделает пафосный акцент именно на Дне Воли. Но она и ее команда разумно сочли, что звать народ на улицу, под дубинки и аресты, да еще звать из-за границы, — с моральной точки зрения не комильфо.

Платформу «Голос» в августе прошлого года оппоненты режима пытались использовать для альтернативного подсчета голосов. Но картина оказалась далеко не полной: удалось получить и обработать итоговые протоколы с 1310 избирательных участков, при том что всего их было 5767. Вдобавок организаторы не смогли четко и доходчиво распиарить свои выводы насчет фальсификаций и прочего, так что в итоге официальная пропаганда раструбила, что даже «Голос» подтвердил-де победу Лукашенко.

На момент, когда пишутся эти строки, на платформе зарегистрировано чуть более 1 млн 440 тысяч пользователей. Из них только около 464 тысяч участвовали в опросе о конституции. По данным же Центризбиркома на июль прошлого года в Беларуси было 6,84 млн избирателей.

Как видим, пока на «Голосе» активничает отнюдь не большинство избирателей. Надо думать, это в основном ядро протестного электората и к тому же продвинутые интернет-пользователи. Тихановская призвала активистов не только проголосовать самим при помощи чат-бота, но и призвать к этому соседей, бабушек, дедушек, помочь им.

Но понятно, что часть пожилых людей, особенно на селе, и прочих категорий граждан, далеких от понятия о чат-боте или просто не имеющих свободного доступа к интернету (военнослужащие, например), окажется в стороне от процесса.

Тихановская и ее команда могут получить серьезный аргумент, если за эту инициативу проголосует более половины избирателей, то есть нужно набирать как минимум 3,5 млн голосов.

Если цифра окажется заметно меньше, то власти и госпропаганда только посмеются. Но и в случае солидной цифры найдутся тезисы — типа «накрутили искусственно» и т.п.

 

ООН и ОБСЕ не в состоянии сильно влиять на Минск

Но самый главный вопрос — как отнесется к идее переговоров Лукашенко. Правда, Тихановская намекает, что на нем свет клином не сошелся: «Мы запускаем это голосование, чтобы провести переговоры с теми представителями режима, которые готовы думать о будущем и принимать зрелые решения, а не затягивать кризис до полной катастрофы. Такие люди есть».

Они-то есть, но никто не рыпнется, пока Лукашенко крепко держит бразды.

Кроме того, Тихановская заявила, что ОБСЕ и ООН «готовы организовать площадку и выступить посредниками, а также вынудить режим пойти на переговоры».

Но за время с начала белорусского кризиса ОБСЕ и ООН, а также европейские структуры и лидеры (вспомним хотя бы германского канцлера Ангелу Меркель и президента Франции Эмманюэля Макрона) не единожды апеллировали к Минску — и критиковали, и увещевали, и предлагали пути разрешения кризиса. А Васька слушает да ест. Если же и говорит, то в духе: не лезьте в наши внутренние дела!

Санкции ЕС в ближайшее время вряд ли будут серьезно усилены, да и в принципе нет единого мнения, сделают ли они режим сговорчивее. Насколько решительной будет в белорусском вопросе новая вашингтонская администрация (и даже — насколько до него дойдут руки), тоже пока не очевидно.

Кто-то может предположить, что оппозиционеры подвигли Запад на некие принципиально новые ходы, которые Тихановская пока не хочет афишировать, но это далеко не факт.

 

Лукашенко пока не чувствует себя загнанным в угол

Сильнее других на белорусский вопрос способен повлиять Кремль. Однако новое обострение его отношений с США после того, как Джо Байден назвал Владимира Путина убийцей, объективно на руку Лукашенко, так как сближает два режима на антизападной почве.

В общем, пока белорусский вождь не в той ситуации, чтобы идти на переговоры с людьми, которых режим объявил предателями и уголовниками. Хотя чем дальше, тем сильнее Лукашенко будут поджимать, в частности, экономические реалии. И попытки лавировать с его стороны не исключены. Но вообще психология Лукашенко такова, что он, скорее, предпочтет отстреливаться из «калашникова», чем садиться за стол переговоров с «домохозяйкой» (да и с любым из врагов его системы).

В принципе Тихановская и ее команда задумали логичный ход — заручиться хотя бы виртуальной поддержкой массы белорусов и таким образом усилить позиции альтернативного лидера в ситуации, когда новая волна протестов под вопросом. Это также — попытка мобилизовать сторонников перемен и переформатировать повестку дня. Однако преувеличивать значение этого хода не следует.