​​​​​​​Белорусский ИТ-сектор под давлением. Случится ли массовый релокейт?

Айтишники не чувствуют себя в безопасности, но в ближайшее время массового переезда компаний не будет, уверены эксперты.

Несмотря на то, что финансовые условия, созданные в Беларуси для ИТ-индустрии, по-прежнему являются наиболее привлекательными по сравнению со странами-соседями, многие компании рассматривают полную либо частичную релокацию в случае ухудшения политических и экономических условий.

На днях директор администрации Парка высоких технологий Всеволод Янчевский рапортовал о результатах работы за прошлый год.

«В 2020 году мы существенно увеличили экспорт — темп роста составил 125%. В результате его объем достиг 2 млрд 735 млн долларов. Общий объем производства — 7 млрд 400 млн рублей с темпом роста 143%. Это абсолютный рекорд за всю историю Парка», — заявил Янчевский в программе «Главный эфир» на телеканале «Беларусь 1».

Действительно, на фоне всеобщего кризиса результаты работы белорусского ИT-хаба выглядят впечатляюще. Доля Парка в ВВП Беларуси по итогам года превысила 4%, при том, что в ПВТ работает около 1,5% всех занятых в экономике страны. Резиденты более чем на треть увеличили налоговые отчисления в бюджет, за прошлый год они составили 418 млн рублей (рост на 138%).

Надо напомнить, что ускорение для развития белорусская ИТ-сфера получила после принятия декрета № 8 «О развитии цифровой экономики» в 2017 году, который предусматривал для резидентов ПВТ весьма благоприятные условия: айтишники освобождались от большинства налогов, включая налоги на прибыль, добавленную стоимость и недвижимость. Вместо этого резиденты один раз в квартал перечисляют ПВТ 1% выручки. До недавнего времени подоходный налог для сотрудников составлял 9%.

Все эти меры привели к активному росту ПВТ. Количество компаний-резидентов достигло 1021. По информации администрации Парка, только за прошлый год сюда пришли 236 новых резидентов, в марте 2021-го — еще 65.

 

Для оценки состояния ИТ-отрасли более показательны будут результаты 2021 года

Для научного сотрудника Центра экономических исследований BEROC Анны Огинской финансовые результаты работы Парка высоких технологий не удивительны.

«Положительная динамика ПВТ достигнута за счет, во-первых, доходов новых резидентов, число которых росло в 2020-м; во-вторых, рост обеспечивался новыми контрактами, а также расширением существующих центров разработки, чему способствовали привлекательные условия налогообложения и возрастающий интерес и доверие к Беларуси как региональному ИТ-хабу», — отметила эксперт.

Кроме того, в краткосрочном периоде суммы экспортной выручки сгенерированы поступлениями от ранее заключенных контрактов.

И все же более показательными для оценки, по мнению Огинской, будут цифры за 2021 год, причем по всей отрасли информационных технологий, ведь не все компании являются резидентами ПВТ.

Также необходимо учитывать, что пандемия ускорила глобальную цифровизацию, в 2020 году мир вынужден был переселиться в онлайн. Это способствовало динамичному росту отдельных сегментов ИТ-решений.

«Но будет ли долгосрочным этот рост, когда коронавирус пойдет на спад?» — задается вопросом Анна Огинская.

По мнению сооснователя и главного операционного директора софтверной компании 1PT, резидента ПВТ Лены Зински, одной из причин успеха белорусских айтишников является еще и то, что в связи с пандемией на западных рынках были огромные сокращения штатов, и «поставщики услуг могли перехватить те проекты, которые в другой ситуации остались бы in-house».

 

«Я своими руками, как умел, вас создавал…»

Александр Лукашенко неоднократно повторял, что создание ПВТ — его инициатива.

«Я своими руками, как умел, вас создавал, а потом вы выросли, начали предлагать, как идти. Мы будем двигаться в этом направлении настолько эффективно, насколько вы этого захотите», — говорил Лукашенко еще два года назад.

Для него Парк высоких технологий был неким витринным проектом, который он выставлял, когда надо было показать, что в стране с хайтеком всё ок. Например, госсекретарю США Майку Помпео в феврале прошлого года в рамках визита с гордостью показывали белорусскую «кремниевую долину».

Все изменилось в августе 2020 года. Блокировки интернета на фоне общественных протестов после президентских выборов в стране ударили по бизнесу ИT-компаний.

«Отключение интернета нанесло урон имиджу нашей страны как надежного поставщика услуг. Дело в том, что местные новости не всегда долетают до иностранных партнеров, а вот когда сервисная поддержка, оказываемая из Беларуси, пропала из-за отсутствия интернета, они сразу же ощутили последствия этого на себе, а значит — обратили внимание на проблему», — сказала руководитель софтверной компании Лена Зински.

Протестные настроения среди белорусских айтишников были особенно сильны, они первыми из предпринимателей призвали Лукашенко остановить насилие, освободить политзаключенных и провести новые прозрачные выборы, активно высказывались о фальсификации результатов выборов в соцсетях, создали фонд для уволившихся силовиков, собирали деньги для пострадавших во время протестов, нанимали и переучивали уволенных активистов.

После этого последовали обыски, суды и массовые репрессии, в результате которых многие предприниматели вынуждены были переводить бизнес за рубеж и уезжать — началась релокация.

Власти стали применять и экономические санкции: так, в январе, несмотря на то, что условия для ПВТ должны были быть неизменными до 2049 года, подоходный налог подняли до 13%, списывая это необходимыми мерами борьбы с коронавирусом.

Многие посчитали, что это месть за нелояльность айтишников, которую они проявили после президентских выборов. Ходил слух даже о закрытии ПВТ по политическим причинам

Но на днях газета Администрации президента напечатала статью члена постоянной комиссии по образованию, культуре и науке Палаты представителей Сергея Клишевича, где он предлагает «на фоне мер по ликвидации предпосылок протестов максимально связать ИТ-сферу государственными заказами, что будут оплачиваться в счет налоговых вычетов, которые имеет эта сфера».

«Мы не можем иметь внутри страны целый анклав, который никак не зависит от национальной экономики, имеет гигантский разрыв в доходах с основным населением и очень невнятное идеологическое наполнение», — говорит далее Клишевич.

Можно, конечно, посмеяться над топорными рассуждениями депутата, но обычно такие информационные вбросы предваряют вполне реальные шаги.

В последние месяцы мы видим, что лояльность важнее, чем любые экономические результаты. Лукашенко посылает айтишникам месседж — он не прощает обиды. Мол, я создал все условия для зарабатывания, а вы вместо благодарности стали с жиру беситься и открыто поддерживать протест.

«Трудно представить, что остатки ИТ-сектора, который не разбежится и не разъедется, вместо того, чтобы привлекать валюту в страну, будут пытаться переориентироваться на госзаказ. Я не знаю, какую это принесет пользу экономике, и что имели в виду те деятели, которые с таким бредовым заявлением выступают», — прокомментировал предложение депутата Клишевича старший аналитик компании «Альпари Евразия» Вадим Иосуб.

16 марта в ходе совещания, посвященного ИТ-отрасли, Лукашенко обратил внимание на проблемы цифрового развития страны и сообщил, что по вопросам ИТ-тематики готовится комплексный указ.

Речь идет о создании единого органа госрегулирования ИТ-отрасли и максимальном использовании опыта Китая в построении цифрового общества. Всем известно, что в этой стране осуществляется интернет-цензура — ряд сайтов и социальных сетей блокируется, ведется идеологическая работа в социальных сетях.

Немаловажный факт: на совещании не было ни одного представителя ИТ-индустрии.

 

Полная релокация бизнеса — это сложный процесс, на нее пойдут единицы

Белорусские участники ИT-сектора видят риски дальнейшего углубления политического кризиса.

В опросе, который проводился компанией MIA Research в декабре прошлого года по заказу Центра экономических исследований BEROC, у представителей ИT-отрасли поинтересовались, какие наиболее вероятные риски для своей деятельности они видят.

Почти две трети опрошенных (64,1%) заявили, что считают возможным и очень возможным углубление политического кризиса в стране. Также высоки ожидания рисков, связанных с техническими сбоями (работа интернета, платежных систем и т.п.); резким повышением налоговой нагрузки и/или новыми обязательными платежами, а также угроз, связанных с государственным регулированием деятельности компаний.

Треть опрошенных считают возможной релокацию в той или иной форме (полную либо частичную с переводом отдельных сотрудников или подразделений).

Изменение ситуации в Беларуси заставляет многие компании генерировать «План В» и задуматься о вариантах диверсификации рисков, отметила руководитель бизнес-клуба BICС Елизавета Капитанова.

«Один из способов — размещение дополнительного офиса разработки за рубежом. Полная релокация бизнеса — это крайне сложный и дорогостоящий процесс, поэтому в нынешних условиях на нее пойдут, по нашим оценкам, 3-5% относительно небольших компаний. На одной из встреч в клубе мы сравнивали налоговые режимы разных стран. Пока в Беларуси самые выгодные условия, а также приемлемый уровень зарплат разработчиков. Кроме ощутимого «удорожания» сотрудников, при релокации растет риск их потери из-за высокой конкуренции за кадры», — заметила она.

Многие страны сейчас борются за белорусских айтишников, разрабатывая для них различные программы.

С прошлого лета в Украину из Беларуси переехали около 40 компаний и примерно 2 тысячи их сотрудников. В сентябре Польша запустила программу релокации Poland. Business Harbour. Ею уже воспользовались более 2,5 тысячи ИТ-специалистов. Для перевода бизнеса белорусские предприниматели также рассматривают Литву, Латвию, Эстонию, меньше Россию — из-за значительных западных санкций против этой страны.

 

Что будет, если айтишники уедут из Беларуси?

Очевидно, что если в стране будет продолжаться политический и экономический кризис, большое количество айтишников уедет.

«Массовый исход компаний может начаться при условии ужесточения налогового законодательства до того уровня, когда экономическая нецелесообразность ведения бизнеса в Беларуси в сочетании с другими негативными факторами перекроет издержки полной релокации для большого процента компаний, — оценивает ситуацию руководитель бизнес-клуба BICС Елизавета Капитанова. — К сожалению, по данным нашего последнего опроса, 70% руководителей ожидают ухудшения условий для ИТ-бизнеса».

По ее словам, в Беларуси уже ощущается нехватка кадров. Судя по комментариям в бизнес-сообществе, 10-15% разработчиков рассматривают возможность переезда в другую страну. По некоторым признакам, это уже начинает создавать перекос на рынке труда, что вынуждает компании искать ресурсы за рубежом.

«Намного сложнее стало привлекать специалистов. Очень многие претенденты рассматривают позиции только с релокейтом из-за того, что напуганы сложившейся в стране ситуацией. Самый популярный вопрос на собеседованиях: что у вас с релокацией, куда можете эвакуировать? — отмечает топ-менеджер софтверной компании 1PT Лена Зински. — Айтишники на чемоданах были всегда, и у них всегда была возможность уехать. Сейчас они не чувствуют себя в безопасности в нашей стране и не видят позитивных перспектив».

Аналитик BEROC Анна Огинская считает, что для белорусской экономики релокейт будет «если не плачевным, то ощутимым».

«Медианная зарплата в ИТ самая высокая — в четыре раза выше, чем в среднем по экономике. Она служила драйвером развития малого и среднего предпринимательства в стране: недвижимости, сферы услуг, общепита... Эти бизнесы больше всего пострадают из-за отъезда айтишников», — отметила эксперт.

Уход ИT-компаний из Беларуси может стать причиной архаизации экономики, приостановится процесс цифрового развития.

По словам аналитика BEROC, несмотря на то, что в ходе опроса представители ИT-сектора невысоко оценили вероятность сокращения спроса на внешнем рынке и нежелание заказчиков работать с белорусскими компаниями, новые клиенты с большой долей вероятности будут ассоциировать Беларусь со страной, где могут полностью выключить интернет. И это не лучшим образом скажется на контрактах.

«Возможно, компании предпочтут вовсе не упоминать название страны, благо, что сменить юрисдикцию в свете программ поддержки ИТ-бизнеса соседних стран не так сложно. Но вместе с тем, там окажутся и центры прибыли», — считает Анна Огинская.

А после того, как налоговый режим работы ПВТ был внепланово скорректирован в одностороннем порядке и понятие правового дефолта прочно вошло в обиход в отдельных сферах жизни, привлекательность Беларуси для инвесторов, да и объемы внутренних инвестиций оказались под большим вопросом, добавляет она.

«Говорить на этом фоне о том, что надо привлекать иностранные инвестиции в белорусскую ИТ-сферу, сложно. И речь здесь даже не о ее специфике и особенностях, речь надо вести об инвестиционном климате Беларуси, который и раньше не отличался привлекательностью, а с прошлого года он упал ниже плинтуса. В ситуации, когда законы не работают, право не работает, увеличивают налоги в сферах, в которых были гарантированные льготы на длительный период, в условиях, когда уезжают лучшие специалисты, непонятно каким образом сюда заманить какие-то инвестиции. Это маниловщина», — резюмировал Вадим Иосуб.