«Бояться нет смысла». Три сестры из Витебска — о протестах, сутках и переменах

Сестры Терентьевы — девушки с активной гражданской позицией, работают в третьем секторе. Всех троих неоднократно задерживали после президентских выборов — были и штрафы, и сутки. Но это не сломало стремление сестер быть причастными к процессу перемен.

Сестры Станислава, Каролина и София Терентьевы живут в Витебске и участвуют в различных гражданских инициативах и проектах. В июле 2020 года они создали собственную инициативу «Задвиж_ка», цель которой — просвещение людей по темам дополнительного образования, борьбы с дискриминацией и домашним насилием. Но события, последовавшие за президентскими выборами, внесли коррективы в жизнь сестер.

Старшая из сестер — Станислава — окончила Полоцкий госуниверситет по специальности «туризм и гостеприимство». Сейчас она работает в Витебске координатором в одной из общественных организаций, занимающейся реализацией различных местных инициатив.

Каролина — ветеринар в городском приюте для бездомных животных. А в свободное от основной работы время помогает организовывать благотворительные проекты.

Младшая София училась в витебском колледже, филиале БГТУ, но в конце октября прошлого года ее отчислили со второго курса. По мнению Софии, причиной этого стала ее активная гражданская позиция. Как и сестры, она тоже занята в третьем секторе, в частности, участвует в работе совета Союза белорусских молодежных организаций «Рада» и ЛГБТК+ инициативы Closet free в Витебске.

 

На троих больше 10 задержаний, штрафов почти на 40 базовых и 27 суток ареста

«Чемпион по суткам — это я», — уверенно заявляет Каролина.

«Это потому, что тебе сразу дали 15 суток», — уточняет София, которую арестовывали трижды. В общей сложности она отсидела 12 суток ареста.

Самой первой с задержаниями столкнулась Станислава. Это произошло 12 августа, когда вместе с другими витеблянками она вышла на улицу с цветами.

«По примеру Минска мы тоже решили сделать цепь солидарности, — рассказывает Станислава. — Простояли минут пять тогда — столько времени потребовалось бусику, который был припаркован на другой стороне улицы, чтобы развернуться и забрать нас. В РОВД тогда продержали пять часов».

Составили протокол, назначили дату суда и отпустили.

«Судили за участие в митинге и за то, что у меня якобы было бело-красно-белое полотнище, — говорит девушка. — Все мои аргументы о том, что это был флаг Швейцарии, что он есть у меня с собой — всё это было неважно. Меня оштрафовали на 12 базовых».

Вновь Станиславу задержали в октябре, когда она с подругами гуляла по городу. В руках у девушек снова были цветы.

«Нас остановили, проверили документы и сказали, что эти цветы мы украли с городских клумб, что нас подозревают в хищении декоративных растений. У меня прямо в протоколе так и написано», — смеется Станислава.

В Октябрьском РОВД девушек продержали несколько часов, а у Станиславы еще и арестовали телефон.

«Якобы за неуплату предыдущего штрафа, но дело в том, что я обжаловала решение суда первой инстанции и ждала рассмотрения жалобы, но никого это не волновало — телефон мне не отдавали», — отмечает она.

Самым неприятным стало последнее задержание, когда в частный дом за городом, где Станислава с друзьями собрались на вечеринку по случаю Хэллоуина, приехал ОМОН. К появлению силовиков часть гостей уже уехала, кто-то спал. По словам Станиславы, она проснулась от того, что в ее комнату ворвались трое сотрудников ОМОН. 

«В Октябрьском РОВД, куда нас всех привезли, мне заявили, что я организую политические мероприятия. Также нам говорили, что есть якобы какие-то листовки на территории, где нас задержали, что мы употребляем и распространяем наркотики», — рассказывает Станислава.

Так как задерживали их по подозрению в употреблении наркотиков, то проводили медосвидетельствование. Станислава также самостоятельно сдала анализы в частной лаборатории.

«Сделала это специально, чтобы в случае чего иметь возможность себя защитить», — уточняет она.

Результаты медосвидетельствования, которые пришли через месяц, показали, что следов наркотиков в ее крови нет.

«Дело не возбуждено, так как нет состава преступления. Это была такая акция устрашения, когда ОМОН приехал ночью, выломал двери, похитил людей», — подчеркивает девушка.

Отдельно она отмечает «любовь витебских сотрудников к съемке фильмов» — в одном из пропагандистских телеграм-каналов были опубликованы кадры ее задержания, которые до этого не видели ни она, ни ее адвокат, но видео оказалось в сети. В нем также сообщалось о якобы найденных в доме шприцах, в которых могли быть наркотические средства. Авторы фильма, конечно, не стали уточнять, что результаты экспертизы оказались отрицательными.

По словам Станиславы, после этого видео многие люди связывались с ней, чтобы поддержать.

«Но много было и тех, кто писал гадости и желал мне смерти. И зачастую эти люди, которые предлагают другой взгляд на жизнь, очень навязчивы, — говорит она. — И это другая сторона медали. Про информационную войну, которую ведут органы, тоже нужно говорить. Это очень сильно влияет на продуктивность, на ментальное состояние, потому что человека просто травят».

Каролину, которой пришлось отсидеть 15 суток, задерживали дважды. В октябре она пришла с друзьями в суд, чтобы поддержать тех, кого судили по административным статьям. В ее паспорте нашли две бчб-наклейки и задержали по подозрению в том, что она наклеила похожие на здание суда.

В Октябрьском РОВД составили протокол по ст. 21.12. «А я понятия не имела, что это за статья», — говорит Каролина. Оказалось, это нарушение правил благоустройства и содержания населенных пунктов.

«Мне дали почитать протокол, потом расписаться об ознакомлении со своими правами. И я такая возмутилась: А где мой телефонный звонок? И мне разрешили позвонить родным и сообщить, что меня задержали. Но они уже знали. Всего я тогда в РОВД провела три с половиной часа, потом меня отпустили», — рассказывает девушка.

В итоге суда так и не было, а дело закрыли за недоказанностью.

Во второй раз ей позвонили из милиции и попросили прийти за телефоном, который она якобы потеряла.

«Я удивилась, потому что телефон не теряла, но звонивший мужчина сказал: Если вы сейчас не приедете, то я сам приеду за вами. Я решила, что лучше съезжу сама, — рассказывает Каролина. — И меня оформили по ст. 23.34. При том, что ни в каком массовом мероприятии я не участвовала. До суда ночь провела в ИВС, потом весь день шел суд — и мне дали 15 суток». 

Больше всего задержаний было у Софии — пять.

«Первые два раза это произошло прямо в колледже, где я училась. Причем оба раза во время занятий по английскому языку, — рассказывает девушка. — Это было за участие в мирных акциях протеста. По первому протоколу я отсидела двое суток до суда, и потом суд назначил мне те же двое суток. По второму протоколу меня оштрафовали на две базовые».

Потом было задержание за участие в пикете — в холле своего колледжа София стояла с плакатом, на котором было изображение жесткого задержания одной из студенток витебского медуниверситета и надпись «Это нормально?».

«Мне хотелось услышать мнение наших преподавателей и руководства о происходящем, — поясняет София. — В тот день меня отчислили и задержали, потом суд дал штраф 25 базовых».

Еще один протокол на нее составили за пикет в поддержку правозащитницы Марфы Рабковой, которую София хорошо знает и которая уже несколько месяцев находится в СИЗО КГБ.

«Суд тогда почему-то закрыл дело, посчитав, что я не участвовала в пикете. Но поскольку уже истекли два месяца для привлечения к административной ответственности, могу сказать, что я там была», — отмечает София.

Ее также задерживали за участие в дворовом марше в январе этого года.

«Я была уже почти у дома, когда меня задержал ОМОН. Я бежала очень быстро, но поскользнулась и упала. Было очень обидно, — рассказывает девушка. — Потом была длинная и неприятная ночь до суда с шутками про изнасилования со стороны сотрудников правоохранительных органов. Они считали, что это очень смешно. Одного мужчину в машине избили. Тогда мне суд дал семь суток».

Последнее задержание было странным: ей позвонили, когда она была на работе, и сказали, что у нее остались двое неотбытых суток ареста. Потом приехали в рабочее время, забрали и опять привезли в Октябрьское РОВД.

«Просидела там два часа, в итоге мне сказали, что ошиблись, и отвезли меня обратно», — говорит София.

 

Невозможно все время бояться

Рассказывая о своих задержаниях, штрафах и сутках, сестры шутят и смеются.

«Это такой способ защиты, — поясняет Станислава. — Понятно, что какого-то базового чувства безопасности нет ни у кого из нас, потому что нас задерживали на работе, на учебе, на улице. Я просыпалась от того, что в моей спальне был ОМОН. В пределах границ Республики Беларусь ты не можешь чувствовать себя в безопасности нигде, потому что ты понимаешь, что законы, если им надо, не будут работать».

По ее словам, помогает поддержка семьи. «У нас только мама. Она, конечно, очень переживает, когда нас задерживают, но это она нас воспитала так, чтобы мы отстаивали свои взгляды. Ну, а остальные мои родные, — Станислава кивает на сестер и смеется, — периодически сами сидят, поэтому кто на свободе, тот и разруливает».

Каролина и София говорят, что им справиться со страхом и стрессом от происходящего помогла работа с психологами.

«Иногда, конечно, флешбэки неприятные всплывают, но ничего страшного, — отмечает Каролина. — С психологом начала работать где-то с осени, когда начали задерживать сестер, потому что было не по себе. Был какой-то такой момент, что страшно было дома находиться, потому что все время думаешь о том, когда за тобой придут. Когда сидела в РОВД первый раз, мне там было спокойней, потому что ты понимаешь, что хуже уже не будет, как говорится. А потом выходишь за пределы РОВД, и становится грустно, страшно. Но юмор помогает».

София признается, что в какой-то момент почувствовала сильную усталость и выгорание.

«Это такой защитный механизм психики. Она не может находиться в стрессе и бояться всё время, — говорит девушка. — Поэтому всё задвигается куда-то назад, как будто этого нет, но периодически всплывает и, в целом, влияет на ментальное и физическое здоровье. Меня мотало из стороны в сторону. Работа с психологом, друзья и семья помогли из этого выйти».

Станислава добавляет, что всё время бояться не имеет смысла.

«Это бесполезно, — считает она. — Если постоянно всего этого бояться, то нужно просто брать и уезжать. А я взвесила всё в своей жизни — и не хочу. Я хочу работать тут. Я люблю свою работу, люблю то, чем занимаюсь. Мне не хочется уезжать. Поэтому приходится искать способы относиться к этому более философски. И юмор — это один из таких способов не принимать всё близко к сердцу так, чтобы это влияло на твою работу и твое состояние».

 

Гражданское общество и чиновники замерли в ожидании

Сейчас сестры, кроме основной работы, смогли вновь вернуться к реализации своей инициативы «Задвиж_ка». В предыдущие месяцы не было возможности ею заниматься, так как много сил отнимала помощь другим людям.

«Мы ходили в суды поддерживать тех, кого судят, а также помогали информационно, потому что было много запросов. У людей не было понимания, что и как делать, если задержали близкого, а мы многие вещи уже на себе испробовали и знали какие-то моменты, — объясняет Станислава. — Но сейчас мы стараемся все равно реализовывать ту повестку, которая у нас стояла изначально. Уже даже вопреки тому, что происходит. Мы работаем с обществом города Витебск, с городскими проектами по темам просвещения, дополнительного образования, борьбы с дискриминацией и домашним насилием. Эти темы важны для нас».

Одно из последних мероприятий, которые сестры Терентьевы провели в начале марта — это лекция о том, как в массовой культуре популяризируется насилие и абьюзивные отношения.

При этом они отмечают, что на общественную жизнь Витебска повлияли не только послевыборные события, но и пандемия COVID-19.

«У людей сейчас есть очень большой запрос на офлайн-мероприятия, потому что они устали от онлайна, устали от того, что нет каких-то выставок, встреч, мероприятий и так далее, — говорит Станислава. — С другой стороны, люди сейчас начали интересоваться, как и что происходит, как должно работать общество. И ответы на эти вопросы они стараются искать в том числе и в общественных организациях и инициативах. Но тут тоже стоит понимать, что ситуация в Минске или Витебске, как крупных городах, может быть одна, а маленькие районные центры или деревни — там совершенно другая ситуация, совершенно другое отношение и к НГО, и к происходящим событиям. И совершенно другой доступ к каким-то образовательным и просветительским мероприятиям».

Еще один важный момент — это отношение местных властей к тому, что делают организации третьего сектора.

Раньше Витебск выгодно выделялся тем, что местные чиновники были открыты к диалогу с гражданским обществом и активистами, помогали в организации мероприятий и даже участвовали в них. Сейчас никто особо и не пытается наладить контакты.

«Это двусторонняя ситуация, — поясняет Станислава. — С одной стороны, как и в Минске, тут многие организации приняли этическое решение не сотрудничать с представителями госорганов, потому что они так или иначе поддерживают эту систему. С другой — чиновники и сами боятся сделать какой-то шаг, потому что сейчас нет понятного алгоритма. Неизвестно, чем для них закончится согласие что-то разрешить или поучаствовать в каком-то мероприятии, как это аукнется для них. Когда нет понятного механизма и процедур, люди осторожничают. Сейчас такое затишье, когда многие выжидают».

 

Мы все бежим не спринт, а марафон

На вопрос, разделяют ли они настроения тех, кто считает, что протест проиграл и никаких изменений добиться не получится, сестры хором отвечают: «Нет!»

«Я понимаю этих людей, потому что они столкнулись с очень сильными репрессиями, они очень выгорели, очень устали. Им нужен отдых и психотерапия, — говорит София. — И это нормально: когда ты сильно вкладываешь, полностью и искренне, а сталкиваешься с насилием и уголовными делами, то ты разочаровываешься или устаешь от этого. Мне кажется, сейчас такой период, когда всем нужно немножко восстановиться».

То, что произошло, изменило общество, уверена Станислава.

«Так, как было раньше, уже не будет, — отмечает она. — Но иногда хочется быстрых побед, пробежать спринт, а у нас это долгий марафон, где очень много факторов и событий, влияющих на происходящее. Понятно, что это всё затянется. До этого всё длилось 26 лет и не может уйти в один день. Но люди изменились, они уже не примут этого. Просто нужно еще время».

Станислава также говорит о том, что, несмотря на все трудности, важно не обесценивать того, что происходит с тобой и другими людьми.

«Существует такая ситуация, когда вместо того, чтобы поддерживать инициативы и людей, которые пытаются что-то изменить, начинают критиковать, осуждать, обесценивать значимость. И это очень сильно демотивирует и сильно влияет на общие настроения», — подчеркивает она.

«А у меня все равно оптимистичные настроения, — добавляет Каролина. — Как-то в милиции долго допытывались, какая у меня гражданская позиция. И я отвечала: Позитивная. И они не понимали, что значит позитивная. А позитивная значит, что я вижу свет в конце пути — и это круто».

 

 

Фото и видео Алеся Пилецкого