Лукашенко уповает на красавцев в погонах

Но страна, где в фаворе силовики, а не созидатели, не может нормально развиваться…

Александр Лукашенко продолжает — или, скорее, заканчивает — перетряхивать кадры силового блока. Очередные назначения состоялись 11 марта. Новым главой Следственного комитета стал выходец из КГБ Дмитрий Гора, во главе МЧС поставлен генерал-майор милиции Вадим Синявский. Назначен новый начальник армейского Генштаба, получили повышения еще ряд людей в погонах.

К этой категории кадров у Лукашенко всегда был сантимент. А прошлогодние события его усилили. Не раз за последние месяцы вождь политического режима любовно называл силовиков красавцами.

Сантимент понятен: именно жесткие действия силовых структур вкупе с кремлевской поддержкой помогли человеку, правящему Беларусью с 1994 года, удержать власть в ходе августовской революции.

Впрочем, и в этих структурах не обошлось без колебаний, брожения. Не всем по душе пришлась та жесть, посредством которой удушали революцию.

Так что вождь режима взялся чистить руководящие кадры в силовом блоке, отодвигая слишком, по его разумению, мягкотелых, не вполне надежных. Всюду должны быть своего рода железные Феликсы. К слову, питомцам КГБ сейчас дают все больше ответственных постов.

 

Силовики стали главной опорой вождя

Лукашенко придает особое значение кадрам силового блока, потому что именно от него «зависит выживание режима», отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич. Он обращает внимание на то, что с начала внутриполитического кризиса Лукашенко поменял почти всех ключевых силовиков.

«Это означает, что там не всё в порядке, что есть проблемы с лояльностью. Лукашенко лихорадочно тасует эти кадры, чтобы найти оптимальный вариант», — считает аналитик.

Действительно, за неполный год Лукашенко сменил министра внутренних дел, председателей КГБ, Комитета госконтроля, Таможенного комитета, генпрокурора, дважды — госсекретаря Совета безопасности. В частности, колода силовиков была серьезно перетасована в октябре, а в январе на Совбез назначили Александра Вольфовича. Сегодня же лишился должности возглавлявший Следственный комитет Иван Носкевич.

Ходили разговоры, что это ведомство оказалось неожиданно крамольным: мол, многие подписались в прошлом году за альтернативных кандидатов в президенты и т.д. В ноябре соперница Лукашенко Светлана Тихановская утверждала, что «все больше следователей отказываются браться за политические дела, видя, что они полностью сфабрикованы и недоказуемы».

В то же время руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников заявил в комментарии для Naviny.by, что о причинах отставок силовиков «мы можем только догадываться». Во всяком случае, «в той ситуации, которая была в августе — ноябре 2020 года, все эти люди доказали свою безусловную лояльность».

Аналитик предполагает, что причины могут быть чисто субъективные, например то, как Лукашенко воспринял поведение того или иного начальника в погонах на пике кризиса в прошлом году: может быть, «кто-то что-то не так сказал, недостаточно решительно, с его точки зрения, действовал».

 

Защитников Отечества превращают в защитников режима

Показательна мини-лекция, которую прочел сегодня Лукашенко высокопоставленным силовикам, прежде всего военным. Он заявил, что «никто на нас группировками наступать не будет, как шли в 1941 году <…> Будут подрывать изнутри».

«Чуть-чуть нас зацепили с августа после выборов, попробовали на зуб. Зуб сломали. Сейчас на все зубы будут пробовать и будут пробовать изнутри», — предупредил Лукашенко. И дал наказ: «Не надо сидеть в войсках и ждать, что кто-то пересечет нашу границу — и вот тогда мы ружье возьмем и начнем воевать. Воевать будем отсюда. Вы к этому должны быть готовы».

То есть получается, что нападения извне главнокомандующий не ожидает. Но ведь в прошлом году после выборов он твердил именно о такой угрозе со стороны натовских орд и перебрасывал войска к западным границам. Выходит, это было блефом, переводом фокуса с внутреннего кризиса на мифические опасности?

Однако более интересен другой вопрос. Если натовское вторжение неактуально, то с кем призывает воевать главнокомандующий? На кого военным предстоит направлять ружье внутри страны?

«Лукашенко фактически переориентирует армию с борьбы против внешнего врага на борьбу против врага внутреннего, против протестующего общества», — делает вывод Карбалевич.

«И если раньше, — добавляет он, — были, наверное, какие-то отдельные, локальные случаи, когда армия привлекалась к подавлению протестов, то сейчас Лукашенко, видимо, хочет поставить это на постоянную основу, сделать постоянным элементом защиты режима».

Здесь можно вспомнить, что перед выборами прошлого года Лукашенко объезжал элитные подразделения сил специальных операций. На недавнем судебном процессе в Бресте выяснилось, что участника протестов в августе прошлого года Геннадия Шутова застрелил из пистолета переодетый в гражданское капитан спецназа из Марьиной Горки. Есть свидетельства, что военнослужащих привлекали к подавлению протестов не только там.

Теперь, надо понимать, эту практику предполагается расширить в случае новых гражданских волнений. Так защитников Отечества превращают в защитников режима, защитников Лукашенко. И это грозит сильно подмочить авторитет армии, которую белорусы прежде четко отделяли от репрессивных структур. Сейчас власти могут стереть эту грань.

«По сути, армия превратилась в часть карательного аппарата режима», — говорит Поротников.

 

Эксперт: «Они на самом деле в тупиковой ситуации»

Вместе с тем Поротников не считает, что в Беларуси установился военный или военно-полицейский режим. В частности потому, что для таких режимов «необходима идеологическая база».

Укрепление роли силовиков в Беларуси аналитик считает временным явлением, которое вызвано «массовым народным сопротивлением». Традиционно режим держался «за счет бюрократии и покупки лояльности», репрессии же использовались как дополнительный инструмент на определенных этапах, подчеркивает собеседник Naviny.by.

Отмечу, что Лукашенко сегодня пытался выдать усиленное перетряхивание кадров — как в погонах, так и цивильных — за признак прогресса: «Кто бы как ни говорил, что мы закостенели, ничего подобного. Мы практически обновили все руководство страны и уровень губернатора, да и председателей райисполкомов на новых людей».

Да, формально лица новые, но сама система — старая. Вливать же молодое вино в старые мехи — занятие, как известно, малопродуктивное. К тому же если говорить о силовиках, то они, конечно, горазды бабахать на полигонах и молотить дубинками, но не создают благ. И если власть ради самосохранения опирается на людей в погонах, а не на созидателей, то деградация экономики и других сфер жизни общества неизбежна.

При этом Поротников считает, что руководство силового блока в принципе адекватно понимает положение дел в стране, «никто в эти тонны тротила и террористов не верит», однако специфика системы такова, что лучше «тупо исполнять» приказы и «подводить основания под заявления высшего руководства».

По версии аналитика, режим — в частности под давлением экономических реалий — в ближайшее время начнет искать пути выхода из нынешней «ситуации репрессий». Но при этом в руководстве страны «очень боятся, что любое их ослабление приведет к новому всплеску протестов, на которые опять придется реагировать репрессиями, а это новые санкции, которые бьют по экономике».

«Они на самом деле в тупиковой ситуации, в которую сами себя загнали и из которой хороших выходов нет», — резюмировал Поротников.