«Привести в чувство» всех. Лукашенко ужесточает контроль над ценами и обществом

Правящей верхушке глубоко чужда идея свободного развития…

На обострение проблем в экономике, политике и других сферах Александр Лукашенко реагирует одинаково. Его универсальный инструмент — большой разводной ключ, которым вождь режима стремится закрутить все гайки. В частности, 1 марта он в очередной раз озаботился ценами, особенно на лекарства, ополчился на посредников, зарплаты в конвертах и пригрозил закрытием частным аптекам, если не удастся «привести в чувство» их хозяев.

«Это же не дело, что мы там 60 позиций взяли под контроль. Знаете, молоко взяли под контроль, будем придерживаться. А вот масло — пусть растет любыми темпами цена? А что, наши люди масло не употребляют?» — рассуждал Лукашенко 1 марта, принимая с докладом председателя Комитета государственного контроля Василия Герасимова.

 

Священная война против «очумелых» частников

Говоря о 60 позициях, Лукашенко имел в виду постановление Совмина № 100 от 23 февраля «О временных мерах по стабилизации цен на социально значимые товары первой необходимости», которым практически замораживаются цены на 62 товара.

Это решение и так поставило на уши бизнес-сообщество. Независимые же эксперты заявили, что если власти не одумаются, то в итоге магазинные полки опустеют, а инфляция только ускорится.

Однако Лукашенко считает, что «надо посматривать на ценообразование» относительно еще более широкого круга товаров. Более того, по его мнению, КГК должен играть «какую-то концептуальную роль» в вопросе контроля над ценообразованием.

Вдобавок Лукашенко в очередной раз вернулся к идее дать укорот посредникам, которые-де «способствуют повышению стоимости товара процентов до 30, а то иногда и больше по отдельным позициям». В частности, как он полагает, «нужно исключить всякое посредничество внутри Беларуси».

«Но самое главное — лекарства. Мы не должны позволить этим разного рода очумелым наживаться на бедах людей», — подчеркнул Лукашенко. Далее прозвучала прозрачная угроза: «Ну, у нас 50% государственных аптек, 50% примерно частных. Если в чувство не приведем частников, ну что ж, тогда будут работать государственные аптеки».

Первый президент Беларуси пытается обуздать цены и привести в чувство частников на протяжении всех 26 с лишним лет своего правления. Многострадальный белорусский бизнес выживает вопреки всему в крайне агрессивной среде. По росту же цен Беларусь обогнала все государства СНГ. По подсчетам экономиста Леонида Злотникова, c 1995 года (Лукашенко пришел к власти в 1994-м) цены в стране выросли в сто миллионов раз.

 

Эксперт: людям в погонах нечего делать в ценообразовании

Независимые эксперты подчеркивают: особенно быстро растут именно те цены, которые пытается регулировать государство. Но власти раз за разом наступают на те же грабли. И тон по-прежнему задает Лукашенко. Откуда такое упорство?

Руководитель проекта «Кошт урада» экономист Владимир Ковалкин в комментарии для Naviny.by выделил две причины. Первая — чисто психологическая: «Это желание Лукашенко контролировать абсолютно всё, насколько это возможно и даже невозможно».

Второй причиной эксперт считает популизм: Лукашенко стремится «заработать очки защитника простого народа, в глазах доверчивых пожилых людей выглядеть этаким Робин Гудом, который забирает деньги у плохих коммерсантов».

Долговременный жесткий контроль над ценами, по прогнозу собеседника, приведет к дефициту товаров и росту цен на них на сером или черном рынке — всё это люди постарше хорошо помнят по советским временам.

Кроме того, подобный контроль порождает «соревнование между госуправленцами в погонах и коммерсантами, которые придумывают способы, как обойти эти ограничения». Например, поясняет эксперт, изменяется название товара. Можно также цены на основной товар не повышать или повысить немного, а вот на сопутствующий товар — поднять серьезно. В итоге покупатель, которому нужно и то, и другое, все равно расплачивается сполна.

Вообще «людям в погонах абсолютно нечего делать в ценообразовании», убежден экономист.

 

Без посредников вы бы ездили за молоком на ферму

Также Ковалкин отмечает, что посредники, против которых давно пытается воевать белорусское руководство, на самом деле выполняют важную функцию. И прежде всего «крупный опт и крупные поставки превращают в мелкий опт», а параллельно могут заниматься переупаковкой, пересортировкой и пр.

Экономист приводит бытовой пример: представьте, что вам, обыкновенному потребителю, нужно отдельно ехать на хлебозавод за батоном, на ферму за молоком и т.д. Понятно, что несравненно удобнее одним махом, пусть и немного дороже, купить всё в универсаме. Этот комфорт и обеспечивают посредники, чей бизнес, кстати, является низкомаржинальным.

«Другое дело, если это какая-то кормушка, если мы говорим про кумовство, коррупцию», — подчеркивает собеседник Naviny.by. Например, когда под видом посредничества родственники того или иного начальника что-то поставляют на госпредприятие или, наоборот, что-то с него продают.

«Вот тогда это действительно нарост. Но эта проблема не связана с бизнесом», — говорит экономист. По его мнению, причины здесь нужно искать в системе, которая позволяет «конвертировать власть в деньги».

 

Общество стало другим, а методы управления — прежние

Саму систему, однако, ее архитектор трогать не хочет. Сохраняется большой неэффективный госсектор. Для контроля над всем и вся нужен громоздкий госаппарат. А если от воли чиновника зависит слишком многое, то у него появляется соблазн извлечь выгоду из своих полномочий. В итоге — заколдованный круг, и гидру коррупции никак не победить.

По идее, чтобы укротить инфляцию, следовало бы, напротив, раскрепостить экономику. Рыночная конкуренция сдерживает рост цен не в пример эффективнее, чем грозные контролеры. Что видно на примере соседних стран ЕС, где инфляция заметно ниже, чем в Беларуси.

Но для Лукашенко этот путь неприемлем, поскольку чреват ослаблением автократии. И особенно ополчился он на бизнес, на частника после прошлогоднего психологического потрясения, вызванного небывалыми протестами. Лукашенко заподозрил предпринимателей в политической нелояльности и дал отмашку на их зажим.

И в принципе опасения вождя режима небезосновательны. Рост бизнеса расширяет слой независимых людей, которым тесно в клетке авторитарного режима, которые хотят независимого суда, независимой прессы и вообще гражданских свобод.

Развитие частного сектора, информационных технологий, расширение контактов с внешним миром — все это и многое другое сильно продвинуло белорусское общество за последнюю четверть века.

Человек же, пришедший к власти в 1994-м, по-прежнему пытается управлять методами прошлого тысячелетия. В его системе взглядов нет идеи свободного развития — всё подминает под себя идея тотального контроля и закручивания гаек.

 

Власти сжимают пружину

При этом курс на закручивание гаек взят не только в экономике, но и в других сферах. С 1 марта вступил в силу новый Кодекс об административных правонарушениях. В частности, за повторное участие в неразрешенной акции могут посадить уже не на 15, а на 30 суток, сильно выросли штрафы.

Но это еще цветочки. В Администрацию президента поступил проект новой редакции Уголовного кодекса. И вот в нем против тех, кого Лукашенко называет «протестунами», предусмотрены меры покруче. Причем власти спешат заточить законодательство к предполагаемой «горячей весне». Новый УК может быть принят в экстренном порядке уже на весенней сессии парламента.

В частности, предусматривается уголовная ответственность за экстремизм, неоднократное нарушение порядка проведения массовых мероприятий, распространение владельцем интернет-ресурса запрещенной информации и т.д. К экстремизму же и запрещенной информации, судя по тенденциям, могут причислить все что угодно.

Короче, под раздачу рискует попасть любой политически активный белорус (и даже, как показывает опыт, случайный зевака).

Таким образом правящая верхушка рассчитывает «привести в чувство» всю недовольную ею часть белорусского общества. Но это похоже на сжимание пружины, которая когда-нибудь непременно распрямится.