Без шума и пыли. Кремль хочет зайти в Беларусь тихой сапой

Лукашенко же будет, как обычно, лавировать и увертываться…

Сегодня российские журналисты допытывались у Дмитрия Пескова, пресс-секретаря Владимира Путина, обсуждалась ли на переговорах с Александром Лукашенко в Сочи тема продажи российским компаниям белорусских активов. Эту тему в последнее время муссировали телеграм-каналы и аналитики.

Песков ответил уклончиво: мол, Москва и Минск активно сотрудничают по вопросам инвестиций, но «в конкретном плане каких-то перечней и так далее, конечно, быть не может, потому что это все вопрос экономической целесообразности и выгодного экономического предложения. Как и везде в мире».

Однако история белорусско-российских отношений свидетельствует, что в них чистой экономики не бывает — всегда вылезают как шило из мешка политические интересы сторон.

И у аналитиков, в частности, есть основания считать: Москва заинтересована глубже войти в белорусскую экономику, чтобы плотнее контролировать соседнюю страну в политическом, стратегическом плане. Что особенно важно при глубоком внутреннем кризисе и перспективе транзита власти в Беларуси.

 

Проникновение через экономику

На переговорах 22 февраля в Сочи вдруг всплыла тема апгрейда дорожных карт интеграции. Но опыт показывает, что этот процесс может быть очень тягучим и в любой момент сорваться.

К тому же Москву, как считают многие политологи, смущает перспектива подписывать интеграционные документы с Лукашенко, у которого после прошлогодних выборов и протестов большие проблемы с легитимностью.

Но ведь продвинуть свои интересы в Беларуси можно и безо всяких дорожных карт, без подписания соглашений на высшем уровне. Например, через приобретение активов или какие-то формы промышленной кооперации, что выглядит как отношения между хозяйствующими субъектами. И какой бы ни оказалась новая белорусская власть, эти сделки ей будет трудно, а скорее всего невозможно отменить.

В принципе, Москва давно пробовала таким образом зайти в белорусскую экономику. Еще в декабре 2012 года Дмитрий Медведев, тогда премьер РФ, предложил Минску определить пять интеграционных проектов с приватизацией. В итоге наметили создать холдинг на базе МАЗа и КамАЗа, интегрировать «Интеграл» и Минский завод колесных тягачей (МЗКТ) со структурами госкорпорации «Ростех», «Пеленг» — с «Роскосмосом», «Гродно Азот» — с «Еврохимом» или «Газпромом».

Но тогда эти планы сорвались. Лукашенко, в частности, публично воспротивился продаже МЗКТ, а об идее слить МАЗ с КамАЗом высказался предельно категорично: «Я на эту акцию бандитскую не пойду». Он предположил, что иностранные акционеры «заинтересованы, чтобы здесь нас опустить, закрыть. Не надо им лишней конкуренции, будем выпускать какую-нибудь полуось или кабину варить вручную».

Потом эти совместные интеграционные проекты пытались апгрейдить, но снова ничего не вышло. Лукашенко и в принципе не великий сторонник приватизации, а уж в случае с Россией он, надо думать, прекрасно понимает, что это не чистая экономика, а уступка части власти над страной.

 

Лакомый кусок — белорусская оборонка

Однако при этом после прошлогодних белорусских протестов зависимость Лукашенко от Москвы очевидно усилилась. И сейчас для нее, по идее, самое время прибирать к рукам привлекательные белорусские активы.

«Россия этой идеи не оставила», — отметил в комментарии для Naviny.by аналитик Украинского института будущего Игорь Тышкевич. При этом Москве «не нужно скупать всё», она рассчитывает «входить через отдельные активы и, контролируя их, фактически контролировать экономику».

«России интересны потенциально прибыльные активы», второе условие — чтобы на этих предприятиях работало достаточно много людей, говорит аналитик. И в частности «Россию очень интересует белорусский военпром — не как отдельные компании, а именно как комплекс».

За последние годы он «очень сильно отвязался от российского рынка». Если раньше белорусская оборонка фактически была «системой изготовления составных частей российских комплексов вооружения и техники», то сейчас она «все больше и больше выходит на завершенные образцы», отметил Тышкевич.

Добавлю: в сфере ВПК Минск стал довольно плотно сотрудничать с Пекином, были совместные проекты с Украиной, что тоже могло напрягать Москву. Ей очевидно выгодно посильнее привязать белорусскую оборонку к себе.

Белорусский военный эксперт Александр Алесин в комментарии для Naviny.by предположил, что в сфере ВПК россиян особенно могут интересовать минские «Интеграл» и «Пеленг».

«Интеграл» — потому, что из-за западных санкций у России возникли проблемы с получением микросхем для военной техники. «Пеленг» же производит специальные фотокамеры для оптического зондирования Земли, что помогает составлять карты для наведения высокоточного оружия, такого как «Искандеры», крылатые ракеты «Калибр».

А вот МЗКТ вряд ли станет предметом торга, пока в России не завершится перевооружение ракетных войск стратегического назначения и создание системы ПРО «Нудоль». Во-первых, сами россияне не захотят ставить под удар этот процесс, завязанный на поставки с МЗКТ, во-вторых, Лукашенко особенно ревностно оберегает это предприятие, отметил Алесин.

 

Также в поле зрения НПЗ, МАЗ, «Гродно Азот», Белорусская железная дорога

Какие еще активы могут интересовать Москву? По мнению Тышкевича, это предприятия нефтепереработки, нефтехимии и химической отрасли. В частности, россиянам «важно взять под контроль хотя бы один из двух белорусских НПЗ». Алесин тоже считает, что белорусская нефтепереработка сейчас становится интересной россиянам, поскольку в их руки уже попадает транзит белорусских нефтепродуктов.

Тышкевич допускает, что россиянам покажется привлекательным и «Гродно Азот». Не исключено, что снова будет поставлен вопрос о создании холдинга МАЗа и КамАЗа.

Вообще, отмечает аналитик, форма холдинга, когда объединяются активы предприятий, удобна для российской стороны. Ведь не обязательно владеть предприятием, достаточно иметь над ним операционный контроль. При создании холдинга формально не происходит продажи, не нужно платить деньги, но де-факто предприятие попадает под контроль Российской Федерации.

Такой алгоритм интересен для россиян потому, что позволяет «получить желаемое без дополнительных вливаний». Вдобавок все это не требует подписания межправительственных соглашений, подчеркнул эксперт.

По его мнению, Россия заинтересована и в операционном контроле над Белорусской железной дорогой — возможно, тоже через создание холдинга. Сверхзадача при этом — «взять под контроль обеспечение транзитных потоков через территорию Беларуси», что связано уже с отношениями России и КНР, поскольку через Беларусь сейчас идет много китайских грузов в Европу.

 

Плюс гуманитарная, информационная сфера, конституционная реформа

Все эти планы выглядят, конечно, красиво, но ведь и Лукашенко крепкий орешек. Прежние проекты промышленной кооперации он заваливал со скандалом. Сейчас его позиции ослабли, однако норов остался прежним.

«Взрываться [по поводу уступки активов россиянам] Лукашенко еще будет. Но сейчас он откровенно тянет время. Он надеется, что как минимум год можно потратить на обсуждение всех этих сделок, а потом в нужный момент дать задний ход», — говорит Тышкевич.

Он полагает, что Россия это понимает, а поэтому ставит среди прочего на продвижение своих интересов в гуманитарной и информационной сфере. Речь идет о проектах мягкой силы в области образования, истории, культуры. Причем финансирование этих проектов Москва, зная придирчивое отношение белорусских властей к зарубежным грантам, старается «зашить в бюджет Союзного государства».

Также, по словам аналитика, Россия старается усилить свое влияние в Беларуси не только через классические СМИ, но и через социальные сети, интернет-сервисы («Яндекс», Mail.ru, «Рамблер» и другие). Вообще Москве, у которой на белорусском направлении «колоссальная кадровая проблема», важно «воспитать в Беларуси лояльную к российским нарративам элиту».

Но у этой элиты должны быть еще возможности выступать на политическом поле. Так что Кремль, по мнению Тышкевича, заинтересован в запуске партийной жизни при трансформации политической системы в Беларуси. В частности — чтобы хоть часть депутатов (причем желательно не только парламента, но и местных советов) избирались по партийным спискам.

Да, пророссийский проект имеет ограниченную поддержку в белорусском обществе. Однако Москве достаточно, чтобы пророссийская фракция стала своеобразной третьей силой (наряду со сторонниками и оппонентами режима), владела, образно говоря, золотой акцией в парламенте. Кремлю не нужно, чтобы лояльные ему партии бегали под российскими триколорами, важно, как они будут голосовать, подчеркивает эксперт.

При этом, отмечает он, Москва по опыту знает, что если передавить, то Лукашенко становится в позу. «Россия старается использовать время, чтобы на следующем этапе ее позиции внутри Беларуси были на порядок более сильными», — резюмировал Тышкевич. Новым этапом он считает грядущий референдум по конституции.

 

Белорусский вождь не хочет уступать никому

Таким образом, улыбки двух вождей перед телекамерами в Сочи отнюдь не свидетельствуют о безоблачности отношений. Похоже, что перед Лукашенко там поставили трудные вопросы. И он прекрасно видит, что Кремль намерен входить в Беларусь через разные точки, чтобы развить здесь инфраструктуру своего влияния, а в итоге усилить контроль над страной.

Да, после прошлогодних событий вождю белорусского политического режима пришлось придвинуться к Кремлю, на всю катушку врубить пророссийскую риторику. Но при этом Лукашенко не хочет уступать ни капли власти над страной никому — ни тем, кого он презрительно называет «протестунами» и «беглыми», ни распрекрасной в его речах Москве.

Так что он будет в своей излюбленной манере лавировать и увертываться. Вполне вероятно, что уже в нынешнем году между союзниками снова заискрит, а главе дипломатии Владимиру Макею опять будет поручено свершить чудо и разблокировать отношения с Западом.

Как видим, вся внешняя политика сводится к лавированию для спасения режима. При том что сам режим чем дальше, тем жестче сковывает развитие страны.