В Гомеле подростка за «массовые беспорядки» осудили на пять лет

22 февраля суд Железнодорожного района (судья Дмитрий Дебой) вынес приговор по резонансному делу о «массовых беспорядках» с использованием «коктейлей Молотова» на акции протеста в Гомеле 10 августа.

Один из обвиняемых 16-летний Никита Золотарев наказан лишением свободы на пять лет с отбыванием наказания в воспитательной колонии. Два других обвиняемых — Дмитрий Корнеев и Леонид Ковалев — приговорены к лишению свободы сроком на восемь и шесть лет соответственно.

Все трое признаны виновными по статье 293 Уголовного кодекса (массовые беспорядки). При этом они оправданы по статье 364 (насилие в отношении сотрудников милиции).

Отец Никиты Золотарева рассказал СМИ и написал заявление в следственные органы о применении насилия в отношении сына, который болеет эпилепсией, но в возбуждении уголовного дела было отказано. Подросток заявлял в суде, что его били электрошокером и не давали ему лекарства.

По версии обвинения, Ковалев изготовил «коктейли Молотова» и предложил Корнееву и Золотареву использовать их на акции протеста 10 августа. Молодые люди были остановлены военнослужащими внутренних войск вечером того же дня и убежали, бросив одну из бутылок в их сторону. Бутылка разбилась об асфальт.

В обвинении говорится, что Ковалев и его знакомые планировали массовые беспорядки (статья 293 УК), которые заключались в «насилии, погромах, поджогах, уничтожении имущества, вооруженном сопротивлении властям, провокациях, направленных на разжигание агрессии толпы».

Все трое вину не признали.

Адвокат Золотарева Сергей Краснов заявил в суде, что уголовное дело построено лишь на предположениях, а не фактах.

«Прокурор в выступлении именно предполагал в отношении моего подзащитного. Ни одного прямого доказательства не приведено, только лишь «может так, а может так». Он — подросток, попал в милицию, оттуда поехал в реанимацию! Что произошло в Железнодорожном РОВД, можно только предполагать… Золотарев утверждал, что его избивали в милиции. Мы писали жалобу, но, естественно, не нашли состава преступления. Два сотрудника милиции, предупрежденные об ответственности за дачу ложных показаний, четко опознают Золотарева как того, кто бросал в них бутылку. На следствии и суде оказалось, что бросал бутылку Корнеев. Милиционеры говорят: «Ну обознались, ничего страшного»… Есть предположение, что была вторая бутылка с «коктейлем Молотова» и ее нес Золотарев. Но это только предположение. Но бутылка — не оружие. Для оружия нужна экспертиза. А на основании предположения для моего подзащитного просят столь суровое наказание!» — сказал адвокат.

Он попросил оправдать Золотарева, так как приговор не может строиться на предположениях.

Адвокат третьего фигуранта — Корнеева — считает, что в его действиях нет состава преступления, такого, как массовые беспорядки, сопряженные с поджогами, погромами, вооруженным сопротивлением.

«На видео с проспекта Ленина мы не видели большой толпы людей, никто не выходил на проезжую часть, люди останавливаются на красный свет… Какое было вооруженное сопротивление представителям власти?» — обратила внимание адвокат.

Дмитрий Корнеев в последнем слове заявил, что хотя ранее и судим, но не совершал тяжких преступлений. «Было дело — воровал, не отрицаю. Признаюсь, я находился 10 августа в толпе. Может, по своей юридической неграмотности виновен. Я, когда меня задержали, даже не знал, что нужно подавать заявку на митинг. У меня нет неприязни к милиции. Преступление я не признаю. Как меня здесь выставляют радикальным оппозиционером… Александр Григорьевич [Лукашенко] сказал, что «за милицию отрубать руки на месте». Ну, сделайте так...», — заявил обвиняемый.

Золотарев в последнем слове заявил, что не видит своей вины и не совершал преступления.

 

Фото из архива