Светлана Тихановская: я боюсь, что после себя Лукашенко оставит только руины

«Наша стратегия — давить на режим до момента, когда люди снова будут готовы выйти на улицу», — заявила лидер перемен.

Светлана Тихановская каждый день думает о возвращении в Беларусь, которую вынуждена была покинуть под давлением властей почти сразу после президентских выборов в августе 2020 года. Об этом экс-кандидат на пост главы государства заявила в интервью швейцарской газете Le Temps.

«Конечно, хотелось бы сделать это безопасно. В идеале — когда ситуация уже изменится. Или, может, с помощью европейских лидеров», — отметила она.

«Но должна признаться, — продолжила Тихановская, — что иногда борьба становится настолько трудной, давление — настолько сильным, что наступают моменты отчаяния. Иногда мне кажется, что было бы лучше вернуться в Беларусь и пусть они меня там арестуют, и тогда мне не нужно было бы брать на себя эти трудные обязанности, соглашаться на эти жертвы, пытаться решить проблемы, которые кажутся неразрешимыми. Да, иногда такое бывает. Но тут же понимаешь, что не можешь это сделать, когда ты символ, национальный лидер; что не можешь взять и бросить все это. И ты уединяешься на несколько минут, чтобы поплакать».

По словам экс-кандидата в президенты, путь к демократии занимает больше времени, чем предполагалось. Политик считает, что Лукашенко согласится на переговоры только тогда, когда «упрется в стену». «И я боюсь, что после себя он оставит только руины», — заявила Тихановская.

Она констатировала трудную ситуацию с уличными протестами: «Соглашусь, что мы потеряли улицу. У нас нет средств бороться с насилием режима против демонстрантов: он вооружен, силен, поэтому да, сейчас кажется, что мы проиграли. Знаю, что белорусы устали, им страшно».

«Но мы отстраиваем сегодня структуры, чтобы бороться завтра. Мы работаем над тем, чтобы объединить различные оппозиционные инициативы, которые возникают почти повсюду: врачи, ученые, силовики… Наша стратегия состоит в том, чтобы лучше организоваться, постоянно давить на режим до момента, когда люди снова будут готовы выйти на улицу, возможно, весной», — заявила политик.

По словам Тихановской, есть люди, считающие необходимым перейти к более радикальным действиям, особенно в условиях сжатия легального поля.

«Думаю, у меня нет никакого права давать советы. Я знаю, что еще больше должна разговаривать с белорусами, но я несу ответственность за свои слова и не могу просить сделать то или это. Я ответственна за то, что с ними может произойти. Я не в силах требовать от белорусов подвергать себя опасности, и это, возможно, показатель того, что я не являюсь лидером [протестов]… Я не могу переоценивать свой вклад в белорусскую революцию. Любой человек, находящийся в Беларуси, делает намного больше, чем я, которая находится в безопасности в Литве», — подчеркнула экс-кандидат в президенты.