Эхо Карабаха. Для армии Беларуси остро встал вопрос борьбы с беспилотниками

Конфликт между Баку и Ереваном, в котором активно применялись БПЛА, актуализировал эту проблему.

Технологический и интеллектуальный потенциал предприятий белорусского оборонно-промышленного комплекса позволяет создать эффективную систему противодействия беспилотным летательным аппаратам (БПЛА). Эта задача стала еще актуальнее в свете недавних боевых действий в Нагорном Карабахе.

Фото mod.gov.az

В середине января в вооруженных силах Беларуси прошла совместная подготовка родов войск и специальных войск ВВС и ПВО. По словам командующего ВВС и войсками ПВО генерал-майора Игоря Голуба, эта подготовка отличалась рядом особенностей. В условиях радиоэлектронного подавления на практике отрабатывались приемы борьбы с маловысотными малоскоростными воздушными целями, в том числе БПЛА.

Опыт, полученный личным составом во время подготовки, будет использован во время совместных белорусско-российских стратегических командно-штабных учений «Запад-2021». В их ходе, как следует из сообщения пресс-службы Западного военного округа вооруженных сил России, особое внимание будет уделено борьбе с крылатыми ракетами и БПЛА.

Ныне противодействие БПЛА занимает все более важное место в боевой подготовке армий многих стран. Этот вопрос особенно актуализировался после недавно завершившегося вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе.

По мнению наблюдателей, его главная особенность — это массированное использование Азербайджаном БПЛА различных классов. Аналитики считают, что подобная модель боевых действий в перспективе может полностью изменить картину сухопутного боя.

Видеозаписи, на которых ударные БПЛА и барражирующие боеприпасы поражают армянскую бронетехнику, автоколонны с живой силой и материальными средствами, заставили экспертов серьезно задуматься о чрезмерной уязвимости основных образцов современных вооружений и боевой техники перед ударами беспилотников. С особой остротой встал вопрос создания эффективных систем обороны от ударов дронов.

Чтобы успешно бороться с БПЛА, необходим комплексный подход к решению этой проблемы, заявил один из ведущих российских экспертов в области ПВО Михаил Ходаренок.

 

Все начинается с разведки

По мнению экспертов, построение ПВО для борьбы с БПЛА следует начинать с создания эффективного комплекса радиолокационной разведки. Зоны обнаружения радиолокационных станций (РЛC), включенных в его состав, должны с многократным перекрытием обеспечивать обнаружение и сопровождение всех воздушных объектов, начиная с предельно малых высот. Причем практически все задействованные РЛС необходимо дополнить оптическими каналами.

Предприятиям белорусского оборонно-промышленного комплекса уже сейчас есть что предложить военным в этой области.

В частности, ОАО «КБ Радар» разработало целый ряд РЛС, предназначенных для обнаружения целей всех типов (в том числе малоразмерных и малозаметных) на больших, средних, малых и сверхмалых высотах.

Радиолокатор «Восток-3D». Фото kbradar.by

В первую очередь здесь следует назвать радиолокатор «Восток-3D». Это трехкоординатная комбинированная твердотельная РЛС, которая, по сути дела, представляет собой комплекс из двух станций — VHF- (0,9–6 м) и S- (7,5–15 см) диапазонов, смонтированных на одном автомобильной шасси высокой проходимости марки МЗКТ. «Восток-3D» обеспечивает эффективное обнаружение малоразмерных воздушных объектов и объектов, изготовленных по стелс-технологии. Максимальная дальность действия — до 360 км.

В июне прошлого года Министерство обороны Беларуси сообщило о принятии на вооружение еще одного изделия «КБ Радар» — мобильного радиолокационного комплекса «Роса-РБ-М» X-диапазона (2,5–3,75 см). Он создан на основе кольцевой цифровой активной фазированной антенной решетки. Это позволяет эффективно обнаруживать воздушные объекты (самолеты, БПЛА и крылатые ракеты) с малой эффективной отражающей поверхностью (ЭОП) на предельно малых высотах, в условиях постановки противником активных и пассивных помех. Максимальная дальность действия — до 120 км.

Особый интерес в плане борьбы с беспилотниками представляет РЛС X-диапазона «Родник», впервые продемонстрированная «КБ Радар» на минской выставке вооружений и военной техники Milex-2019. По данным изготовителя, эта РЛС предназначена для обнаружения маловысотных и наземных объектов. В том числе:

- БПЛА планерного типа с ЭОП = 0,1 кв. м на высоте 200 м и дальности до 16 км;

- БПЛА планерного типа с ЭОП = 0,01 кв. м на высоте от 200 до 1000 м и дальности до 10 км;

- БПЛА мультироторного типа с ЭОП = 0,001 кв. м на высоте от 500 до 500 м и дальности до 6 км.

По мнению Ходаренка, весьма важно создание автоматизированной системы (АС) сбора радиолокационной информации, ее анализа, подготовки и максимально быстрого доведения целеуказаний до всех задействованных огневых средств поражения. При создании подобной АС, скорее всего, придется использовать элементы искусственного интеллекта, так как необходимо будет максимально сократить запаздывание между получением исходной информации и выдачей целеуказаний.

Учитывая степень компетенции белорусских разработчиков в этой сфере, можно предположить, что создание в стране подобной АС является реальной задачей.

 

Нужны вертолеты с мощными пушками

Не менее значимым компонентом противодронной ПВО является группировка огневых средств (ОС) поражения БПЛА. В качестве одного из них предлагается использовать боевые вертолеты со встроенными и/или подвесными пулеметно-пушечными установками, укомплектованные экипажами, специально подготовленными для ведения огня по малоразмерным воздушным целям.

Так как белорусские предприятия не производят авиатехнику, то в качестве вертолета-перехватчика нашим войскам ПВО и ВВС логично было бы использовать российские транспортно-боевые вертолеты Ми-35М, первая партия которых из четырех машин должна поступить в текущем году.

Фото airforce.ru

Ми-35М оснащается несъемной подвижной установкой с двуствольной 23-миллиметровой пушкой ГШ-23Л, а также двумя подвесными контейнерами с пушками ГШ-23Л.

Однако в связи с тем, что сегодня на вооружение ряда стран поступают БПЛА, которые по скорости превосходят даже современные вертолеты, то для их перехвата, очевидно, придется привлекать учебно-боевые самолеты, в частности Як-130. 12 таких машин российского производства состоят на вооружении белорусских войск ПВО и ВВС.

Каждая из них может нести на подкрыльевых пилонах две ракеты класса «воздух — воздух» Р-73Э с инфракрасными головками самонаведения, а на подфюзеляжном узле подвески — контейнер с авиационной 23-миллиметровой пушкой.

Но чтобы превратить Як-130 в полноценный истребитель БПЛА, понадобится обновить его оптико-электронный прицельно-навигационный комплекс и установить на борту РЛС. Для чего, скорее всего, понадобится помощь изготовителя Як-130 — Иркутского авиационного производственного объединения.

 

«Бук» белорусской разработки

Но, несмотря на важность воздушного компонента, основу группировки ОС поражения БПЛА должны составлять зенитные ракетные комплексы (ЗРК). В Беларуси в их перечень прежде всего следует включить ЗРК средней дальности «Бук-МБ3К», разработанный белорусской компанией ОКБ ТСП. Аппаратура и программное обеспечение отечественной версии «Бука» позволяют интегрировать его в любую систему ПВО.

Фото Miroslav Gyűrösi

Несмотря на частичное совпадение его обозначения с известным советско-российским брендом, «Бук-МБ3К» является оригинальной конструкцией.

Для этого ЗРК была спроектирована новая твердотельная РЛС S-диапазона с фазированной антенной решеткой. Заново создана оптико-электронная система обнаружения и сопровождения целей, включающая лазерный дальномер, тепловизор и оптический канал. Это значительно расширило разведывательные возможности комплекса. А применение оригинальных методов и алгоритмов обработки сигналов позволило в 1,5-2 раза улучшить точность определения координат целей и распознавание их класса по акустическому портрету.

Отдельно следует упомянуть о новой зенитной управляемой ракете (ЗУР) 9М318, также разработанной ОКБ ТСП. Благодаря высокому энергетическому потенциалу и применению активной головки самонаведения эта ЗУР способна поражать цели с ЭОП = 0,1 кв. м на дальности до 70 км и на высоте до 25 км. При этом сохраняется возможность использования ЗУР других ЗРК семейства «Бук» с полуактивными головками самонаведения: 9М38, 9М38М1, 9М317, 9М38МБ, 9М38МБ1 — дальностью 35-50 км.

Между тем не все БПЛА стоят того, чтобы расходовать на них дорогой боеприпас весом до 815 кг со сложной электронной начинкой.

Потенциальными целями для «Бука-М3БК» являются беспилотные аппараты большого и среднего класса. Такие как тактические БПЛА Bayraktar TB2, ставшие основной ударной силой азербайджанской армии в последнем конфликте в Нагорном Карабахе.

Для поражения малых БПЛА в состав группировки ЗРК должны включатся комплексы малой дальности (до 30 км) и ближнего действия (до 10 км). В Беларуси на эту роль подходят ЗРК российского производства «Тор-М2Э(К)» и белорусские версии советских ЗРК «Оса-АКМ».

С точки зрения тактико-технических характеристик к ЗРК «Тор-М2К» нет особых вопросов: его зона поражения целей по дальности составляет 12-15 км (в зависимости от года выпуска), зона поражения по высоте — 10 км. Что делает тот же грозный Bayraktar вполне посильной добычей для «Тора».

Проблема в другом: ныне войска ВВС и ПВО Беларуси располагают пятью батареями ЗРК «Тор-М2Э(К)», которые в составе 1146-го гвардейского зенитно-ракетного полка охраняют воздушное пространство над Белорусской АЭС. Возникает вопрос, смогут ли они в случае необходимости быть отвлечены на выполнение других боевых задач в составе противодронной системы ПВО.

Если подобный маневр окажется невозможным, основная нагрузка по противодействию малым БПЛА ляжет на белорусские версии ЗРК «Оса-АКМ», даже лучшим из которых будет трудно противодействовать современным моделям малых беспилотников по высотности и дальности применения оружия.

 

Боевое трио: «Стрела-10», «Шилка» и «Берсерк»

Эффективным средством для борьбы c БПЛА сверхмалого класса могут стать авиационные управляемые ракеты класса «воздух — воздух», запускаемые с наземных ЗРК. А средством для успешного противостояния так называемым москитным БПЛА, атакующим большими группами («роями»), вполне могут стать многоствольные скорострельные пушки и пулеметы, способные поставить сплошную огневую завесу.

В этом контексте особый интерес представляет зенитный комплекс (ЗК) «Трио», разработанный специалистами белорусского ОАО «БСВТ — новые технологии». В состав этого ЗК входят следующие огневые средства:

- модернизированная боевая машина (БМ) ЗРК «Стрела-10»,

- модернизированная зенитная самоходная установка «Шилка»

- роботизированный боевой комплекс «Берсерк».

ЗРК «Стрела-10»

По замыслу разработчиков, ОС комплекса «Трио» должны обеспечивать надежное поражение воздушных целей широкой номенклатуры, и прежде всего БПЛА. Координирует работу ОС этого ЗК передвижной пункт управления со средствами разведки.

БМ модернизированного ЗРК «Стрела-10» оснащена оптико-электронной системой «Стриж-М3». Это позволяет в пассивном режиме вести оптическую разведку и обнаружение воздушных целей на дальности до 15 км, их сопровождение и обстрел на дальности до 8 км и высоте до 5 км.

Модернизированная версия советской «Шилки» вместо устаревшего радиолокационного комплекса имеет современный оптико-электронный комплекс разведки и наведения. Он позволяет в пассивном режиме обнаруживать вертолеты и самолеты на дальности до 20 км и сопровождать их начиная с 16 км, а малоразмерные цели (30×30 см) обнаруживать и сопровождать с 7 км. Дальность открытия огня — 0,2-2,5 км.

«Берсерк» предназначен для ведения эффективного пулеметного огня с места по воздушным объектам, летящим со скоростью до 300 км/час на дальности до 1000 м. Комплекс оснащен двумя авиационными пулеметами ГШГ-7,62 (калибра 7,62 мм). Максимальный темп стрельбы — 6000 выстрелов в минуту.

 

Не всегда обязательно стрелять

Как отмечает тот же Ходаренок, с уменьшением массо-габаритных характеристик БПЛА и увеличением количества аппаратов, принимающих участие в одном ударе, поражать их становится все дороже. Барражирующий боеприпас может стоить несколько сотен долларов, а цена ЗУР даже ближнего действия, способной его поразить, по самым скромным оценкам, находится в районе нескольких десятков тысяч долларов.

Гораздо более эффективным, чем ОС, средством борьбы с БПЛА всех типов являются комплексы радиоэлектронной борьбы (РЭБ). Они в значительной степени могут нейтрализовать боевые возможности беспилотников, блокировав радиоканалы, без которых невозможны управление БПЛА, их навигация и боевое применение. Блокировка ведет к потере ориентации, приводящей либо к вынужденной посадке, либо к крушению. Современные средства РЭБ могут «подсовывать» бортовой системе управления БПЛА ложные координаты, уводя их нужном для обороняющейся стороны направлении, или просто перехватывать управление.

Одним из таких мощных средств РЭБ является станция «Гроза-6», разработанная «КБ Радар». Согласно данным открытых источников, дальность ее действия составляет порядка 250 км.

Эксперты подчеркивают: если в комплексной системе противодействия БПЛА будет отсутствовать хотя бы одно из перечисленных звеньев, эффективную защиту от беспилотников обеспечить не удастся.