Маловекторность. Режим Лукашенко меняет формат внешней политики

На Всебелорусском собрании ряд ораторов, в том числе Макей, говорили о необходимости пересмотреть внешнеполитическую доктрину Беларуси.

На Всебелорусском народном собрании (ВНС), прошедшем 11–12 февраля, правящий режим попытался одновременно продемонстрировать разрешение политического кризиса на своих условиях и отложить воплощение обещанного транзита власти хотя бы на год.

В значительной степени речи на ВНС были продиктованы политическим эскапизмом — уходом от реальности в мир чиновничьей показухи.

Показательно, что «главному европейцу» в правительстве — главе МИД Владимиру Макею не хватило места в президиуме ВНС, но там был управделами президента Виктор Шейман, которого считают главным «ястребом» в окружении Александра Лукашенко.

 

Откажутся ли власти от стремления к нейтралитету Беларуси?

Вполне возможно, что баланс в дворцовой политике правящего режима действительно сместился. Не случайно представители МИДа и Минобороны фактически в один голос призвали к отказу от конституционного положения о стремлении к нейтралитету Беларуси, а Лукашенко резюмировал: «Разные люди, военные и невоенные, предлагали конституционно закрепить принцип, противоположный нейтралитету. Нет нейтралитета, и, честно говоря, мы и не проводили курс, который был бы жестко связан с нейтралитетом, нарушая конституцию… Поэтому, видимо, надо нам обсудить этот вопрос со специалистами и изложить по-иному эти требования».

Сейчас в Основном законе сказано: «Республика Беларусь ставит целью сделать свою территорию безъядерной зоной, а государство — нейтральным». Лукашенко увязал пересмотр этих целей с принятием новой концепции национальной безопасности, что дает основание для предположений о намерении правящего режима пересмотреть военно-политические, военно-стратегические и военно-экономические основы безопасности Беларуси.

Сейчас действует принятая в 2010 году Концепция национальной безопасности, в которой утверждается: «Республика Беларусь является состоявшимся, независимым, суверенным европейским государством, которое не относится ни к одному из мировых центров силы, проводит миролюбивую внешнюю политику и стремится к созданию условий для приобретения нейтрального статуса».

Бывший депутат Верховного Совета XII созыва Сергей Наумчик предполагает, что планируемый отказ от стремления к нейтралитету приведет к использованию белорусских солдат в зарубежных военных конфликтах.

«Самый небезопасный результат сходки — намерение вычеркнуть из Конституции нейтралитет. Нейтралитет — важнейшее завоевание БНФ, норма, пробитая нами сначала в Декларацию (о государственном суверенитете. — П.Б.), потом в Конституцию. С 1990 года в Беларусь не шли гробы с белорусскими парнями. До сегодняшнего дня даже Лукашенко не осмеливался поднимать руку на нейтралитет. Потому что знал, что трупов ему не простят», — пишет Наумчик в фейсбуке.

Нужно иметь в виду, что Беларусь и ныне является членом регионального военного блока — Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), участницей Договора о создании Союзного государства (там есть военный компонент), двусторонних соглашений в сфере военно-политического сотрудничества в рамках СНГ. Официальный отказ от стремления к нейтральности может выглядеть как приведение конституции в соответствие с уже имеющейся реальностью.

Однако не исключено, что речь будет идти не об этом, а о движении в сторону углубления военного сотрудничества в качестве сателлита России — без оговорок о неиспользовании белорусских солдат в зарубежных военных конфликтах. Показательна ремарка Лукашенко: «Дай бог сохранить суверенитет и независимость без боев и крови».

 

От многовекторности — к концентрации на России и Китае

«Многовекторная и динамичная внешнеполитическая деятельность Беларуси стала важным международным фактором. Эта линия основывается на всестороннем сотрудничестве с Российской Федерацией, другими дружественными государствами на постсоветском пространстве и развитии диалога с западными государствами и структурами, активизации взаимодействия с Европейским союзом…» — сказано в действующей Концепции национальной безопасности.

Между тем ряд ораторов на ВНС, в том числе Макей, говорили о необходимости пересмотреть внешнеполитическую доктрину Беларуси.

В интервью телеканалу «Беларусь 1» глава белорусской дипломатии пояснил свою позицию: «Я не думаю, что новая концепция отринет старую и мы откажемся от всего позитивного, что существовало. Отнюдь нет. Основные вещи сохранятся, но мы вынуждены будем учитывать некоторые изменения в наших отношениях, например с коллективным Западом, санкционную риторику со стороны отдельных наших внешних партнеров».

По словам министра, в течение года возможно «выработать адекватную нашим устремлениям в будущее внешнеполитическую доктрину современного белорусского государства».

Судя по программному выступлению Лукашенко на ВНС, правящий режим не намерен полностью отказываться от официального тезиса о многовекторности внешней политики. Также Макей заявил: «Беларусь, если она хочет оставаться суверенным государством, должна и далее сохранять приверженность многовекторной внешней политике. Это абсолютно соответствует нашим национальным интересам».

Однако он же заявил о целесообразности изменить соотношения в ориентации экспорта с трех третей (поровну на ЕАЭС, ЕС и страны дальней дуги) на 50/25/25: «Россия всегда есть, была и будет нашим стратегическим партнером. Поэтому на взаимодействие с этой страной и государствами постсоветского пространства направлен основной вектор нашего развития… Возможно было бы более правильным сконцентрировать до половины нашего экспорта именно на этом векторе, разделив остальную половину на других направлениях».

До сих пор перед внешнеполитическим ведомством Беларуси стояла задача нарастить экспорт на отличных от России направлениях при сохранении поставок на российский рынок не ниже прежнего уровня, который и так превышает 40% от всего экспорта.

Судя по всему, отношения с Россией переходят на качественно новую стадию. Но при этом Лукашенко на ВНС сказал, что в Союзном государстве не нужно создавать новые наднациональные органы — следует использовать уже созданные. Представляется, что официальный Минск включится в диалог об углублении интеграции, но постарается каждый клочок суверенитета продавать как можно дороже.

Кроме того, особый акцент на ВНС был сделан на белорусско-китайской торговле, которая, как заявлено, имеет большие перспективы, хоть в 2020 году в ней и был отмечен спад.

 

Выполнение обещания о конституционной реформе отложено

На ВНС Лукашенко заявил: «Мы должны выполнить то, что обещано главой государства: приняв конституцию в течение предстоящих 11-12 месяцев, мы должны реализовать ее основные положения. Это потребует изменения целого массива законов и законодательных актов. Убежден, что мы на новый проект конституции к концу этого года выйдем и примем в течение предстоящих 11-12 месяцев этот основной юридический документ на референдуме, возможно, совместив его принятие с местными выборами».

Намерение разработать проект конституции к 2022 году означает попытку отложить решение политического кризиса.


Читайте также:


В августе на встрече с протестовавшими рабочими Лукашенко не исключил, что досрочные президентские выборы пройдут после смены конституции. Нечто подобное официальный Минск предлагал в качестве своего варианта разрешения кризиса, обращаясь к России и ОБСЕ. Но все идеи о перераспределении полномочий между ветвями власти оформились на ВНС как далекая перспектива.

Пока не понятно, как отсрочку выполнения обещаний воспримут в Москве. У Кремля нет прямых инструментов влияния на белорусскую политику, но есть возможность делать скидки углеводороды и предоставлять кредиты — или не делать этого.

Если Лукашенко действительно обещал Кремлю трансфер власти в результате конституционной реформы, то на ВНС он прямо огласил условия: «Первое: в стране мир, порядок, никаких протестных действий, высказывать мнение в рамках закона. Втрое условие. Если сложится так, что к власти придут не «те», то вторым пунктом запишем, что ни один волос со сторонников нынешнего президента упасть не может».

Этот торг принял причудливую форму: я уйду только тогда, когда вы перестанете требовать моего ухода, а еще мне нужны гарантии безопасности после того, как вы освободитесь от моей власти.

В транзитологии есть масса примеров трансформации авторитарных режимов без тотальной зачистки старых кадров, однако мало примеров, когда диктаторы уходили в ситуации прекращения протестов против них.

Судя по всему, закручивание гаек продолжится, так как власти все еще надеются, что политический кризис прекратится сам собой, если не будет заметен на улицах. Пока трудно прогнозировать, возобновится ли массовый протест весной, но и гарантировать, что репрессии его предупредят, также нет оснований. Слишком многим уже нечего терять и далеко не всех из них можно посадить за решетку или выдавить за границу.

Политическая оттепель возможна преимущественно в ситуации ухудшения отношений Лукашенко с Россией, когда для балансировки придется приложить усилия для нормализации отношений с Западом. Тогда возникнут условия для торга политзаключенными.

Сейчас правящий режим не чувствует себя вынужденным к таким действиям и постарается укрепить свои позиции.