Журналисток «Белсата» приговорили к двум годам колонии

Екатерина Андреева и Дарья Чульцова были задержаны после репортажа об одной из протестных акций в Минске.

Суд Фрунзенского района 17 февраля вынес решение по делу журналисток телеканала «Белсат» Екатерины Андреевой и Дарьи Чульцовой. Они приговорены к двум годам лишения свободы в колонии общего режима. Именно такое наказание запрашивала прокурор Алина Касьянчик. Дело рассматривала судья Наталья Бугук.

Андреева и Чульцова были задержаны 15 ноября 2020 года после прямого эфира с места разгона силовиками демонстрантов — на символической «площади Перемен» в Минске (двор на улице Червякова в Минске). Обеим было предъявлено обвинение по ст. 342 Уголовного кодекса (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них). Журналисткам также вменялось в вину нанесение ущерба «Минсктрансу» на 11 562 рубля 14 копеек — якобы в результате их действий была нарушена работа общественного транспорта.

Судебный процесс начался 9 февраля и проходил практически без участия журналистов независимых медиа. В первый день, несмотря на предварительную аккредитацию, на заседание смогли попасть лишь несколько представителей негосударственных белорусских СМИ, а также сотрудники государственных и российских изданий, близкие родственники, представители дипмиссий. На заседание 16 февраля пустили только родственников, дипломатов и сотрудников государственных телеканалов СТВ и ОНТ.

В день оглашения приговора на заседание пустили журналистов и друзей обвиняемых.

Екатерина Андреева
Дарья Чульцова

В течение трех заседаний в суде были допрошены свидетели — жители домов на «площади Перемен» в Минске (двор на улице Червякова), откуда журналистки вели стрим.

Один из них заявил, что несколько часов наблюдал из окна за происходящим 15 ноября. Видел, что не ездит 18-й автобус и что из машины во дворе координируют протестующих, из-за чего и позвонил в милицию. Андрееву и Чульцову на месте событий он не видел.

Хозяин квартиры, из которой велся стрим, отметил, что не видел противоправных действий со стороны журналисток, иначе он попросил бы их уйти. Его жена добавила, что тоже не слышала от них никаких призывов.

В суде показали отрывки из стрима журналисток, хотя защита просила показать видеозапись полностью. Прокурор также зачитала около десяти цитат Андреевой, которые, по версии обвинения, доказывают ее вину. Среди прозвучавших цитат была следующая: «Посмотрите на этих смелых парней, которые сначала сбежали, а потом вернулись на проезжую часть. А сейчас стоят напротив ГУБОПиКа и не уходят».

Прокурор Алина Касьянчик

Прокурор зачитала расшифровку телефонных разговоров местных жителей, которые звонили в милицию, жаловались на молодых людей, блокирующих движение, и просили «прислать автозаки».

Адвокат попросил суд потребовать у предприятия «Минсктранс» сводку о задержках в работе транспорта 15 ноября. Прокурор выступила против, и судья отклонила ходатайство.

Руководитель управления организации перевозок «Минсктранса» Роман Пранович, выступавший в качестве свидетеля, заявил, что у предприятия нет претензий к Андреевой и Чульцовой, так как все потери компенсированы в полном объеме.

Пранович не смог пояснить, почему решил, что именно действия участников акции привели к перекрытию движения и задержке в работе транспорта, и отметил, что ему неизвестно, кто конкретно перекрыл движение.

Во время прений сторон прокурор заявила, что журналистки выходили на проезжую часть дороги и брали там комментарий — это вызвало остановку транспорта и массовый выход на проезжую часть дороги, а значит, и организацию массовых беспорядков.

Обвиняемые вины не признали.

В последнем слове Дарья Чульцова попросила суд «досконально разобраться и дать непредвзятую оценку материалам дела», которые, как она считает, указывают на ее невиновность.

Екатерина Андреева также заявила, что представленные на суде доказательства в полной мере доказывают ее невиновность. Журналистка заявила, что ее «бросили за решетку по придуманному, сфабрикованному обвинению». «Я не организовывала действия, грубо нарушающие спокойствие, я не склоняла никого к нарушению закона, я не совершала преступления сама», — подчеркнула она.

 

Фото Ольги Шукайло