Устроит ли Путин Лукашенко разбор полетов?

И получится ли у Минска снова навести мосты с Западом?

И Москва, и Минск анонсировали встречу Александра Лукашенко с Владимиром Путиным в Сочи в конце февраля. Это что — сигнал о расположении Кремля или же, напротив, вызов на ковер?

Одни комментаторы считают, что Лукашенко снова ускользнул от настояний Москвы по части транзита власти и что российская сторона по большому счету с этим смирилась. Возможно даже, Путин в Сочи опять даст денег.

Другие же прогнозируют новое обострение между Минском и Москвой и попытки белорусских властей склеить разбитые вдребезги горшки в отношениях с Западом. Неужели вождю режима снова удастся этот старый трюк? И какие козыри может выложить на стол Минск в игре с Евросоюзом и США?

 

Лавров похвалил за Всебелорусское собрание

Недавнее Всебелорусское народное собрание показало, что первый президент не торопится с транзитом власти, а скорее, тянет время. Никаким общественным диалогом на этом мероприятии лоялистов, естественно, и не пахло. Настоящих преобразований власти не предложили.

Между тем сегодня глава МИД России Сергей Лавров позитивно оценил ВНС («создана площадка для диалога с участием различных политических сил»), оговорившись, правда, что «теперь важно посмотреть, как процесс пройдет дальше». А его белорусский коллега Владимир Макей в большом интервью РБК уверил, что Москва никогда не настаивала на проведении конституционной реформы и досрочных выборах для того, чтобы уладить внутрибелорусский конфликт.

То есть получается, что никто белорусскому вождю вроде как и не выкручивал руки. Это действительно так или же мы имеем дело с обычными увертками дипломатов?

Ведь в экспертной среде ходили разговоры о тайном августовском «плане Путина — Патрушева», предусматривавшем уход Лукашенко, о его обещаниях на эту тему, якобы данных российскому президенту на переговорах в Сочи в сентябре. Это всё басни или же белорусский партнер просто снова обставил Москву?

 

За полгода много воды утекло

Подчеркнем: независимо от того, был ли такой план и что было обещано в Сочи, за полгода ситуация — причем в обеих странах — сильно изменилась.

На сегодня вопрос конституционной реформы и транзита власти в Беларуси для Кремля уже не так актуален, считает эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич. Этот вопрос вряд ли станет главным на грядущих переговорах в Сочи, заявил аналитик в комментарии для Naviny.by.

По его словам, у Лукашенко два аргумента. Во-первых, мол, он подавил протесты в Беларуси, а во-вторых, протесты вспыхнули в самой России. Российскому руководству трудно настаивать, чтобы Лукашенко шел на диалог с протестующими, в то время как само оно этого не делает, отметил эксперт.

Наконец, Лукашенко все же анонсировал конституционную реформу, назвал примерные сроки референдума. Другое дело, что он ее затягивает, но вряд ли вопрос сроков станет поводом для конфликта с Москвой, считает Карбалевич.

 

Москва признаёт непопулярность белорусского вождя

Действительно, два авторитарных режима во многом схожи, когда речь идет о подавлении политической альтернативы. Но означает ли это, что интересы Лукашенко и Кремля полностью совпадают? Конечно, нет.

И только ленивый политолог, в частности, не отметил, что после прошлогодних протестов, которые многими названы белорусской революцией, Лукашенко стал для Москвы слишком токсичным партнером, из-за чего, в частности, стало рискованно подписывать с ним новые интеграционные документы.

Да и вообще режим Лукашенко становится для Кремля весьма проблемным активом, что признают и российские аналитики.

«Вернуть Белоруссию в ситуацию до августа 2020 г. невозможно. Единственным способом минимизировать издержки для белорусского общества и белорусской элиты является четкое следование сочинским соглашениям В.Путина и А.Лукашенко и жесткий контроль российской стороной выполнения принятых на себя Минском обязательств», — отмечается в свежем прогнозе «Россия и мир: 2021. Экономика и внешняя политика», подготовленном такой солидной институцией, как ИМЭМО Российской академии наук.

Авторы прогноза подчеркивают, что «позиции Лукашенко ослаблены, а его легитимность — как в глазах собственного населения, так и лидеров ряда зарубежных стран — подорвана». Не исключается «сценарий постепенной “венесуэлизации” ситуации вокруг Белоруссии», чреватый усилением конфронтации между РФ и странами Запада из-за того, что Москва будет вынужденно поддерживать «непопулярного А.Лукашенко».

Таким образом, у Кремля, кажется, есть резоны не складывать все яйца в одну корзину, искать свои варианты решения белорусского вопроса. И это одна из причин, по которым отношения между Лукашенко и Москвой могут напрячься.

 

Вокруг нейтралитета: игра в плохого и хорошего полицейского?

На предстоящей встрече в Сочи Путин устроит белорусскому партнеру «разбор полетов» из-за того, что тот не выполнил сочинских же прошлогодних обещаний насчет транзита власти, считает директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск) Арсений Сивицкий.

«Лукашенко ожидает очередного кризиса в отношениях с Россией. Потому в ближайшее время стоит ожидать каких-то подвижек Минска на западном направлении», — заявил Сивицкий в комментарии для Naviny.by.

По его мнению, даже прозвучавшие на ВНС заявления о возможном отказе от стремления к нейтралитету, большей ориентации экспорта на российский рынок на самом деле — месседж, адресованный западным столицам. Мол, если вы не одумаетесь, не прекратите санкционное давление, то мы будем вынуждены уступить Кремлю.

По мнению аналитика, Макей и заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил Павел Муравейко выступили в этом случае в роли плохих полицейских, а вот Лукашенко, в какой-то степени дезавуировавший их тезисы, — в роли хорошего полицейского.

«Это зондирование почвы на предмет возможного маневра, в случае если Кремль начет новую атаку на Лукашенко», — говорит Сивицкий.

 

Проще отменить смертную казнь, чем выпустить политзаключенных

Какие же козыри может выложить Минск, чтобы попытаться снова навести мосты в отношениях с Западом?

Во-первых, предполагает Сивицкий, белорусская сторона исходит из того, что Запад будет вынужден считаться со статус-кво: как-никак, Лукашенко стабилизировал ситуацию, сохранил контроль над страной.

Во-вторых, Западу может быть предложена отмена смертной казни или мораторий на нее. Это Лукашенко сделать легче, чем пойти на откручивание гаек во внутренней политике, поскольку такой шаг не грозит дестабилизацией в стране, отметил собеседник Naviny.by.

Освобождение же политзаключенных (или хотя бы их части — представителей гражданского общества, журналистов, то есть тех, кто не боролся непосредственно за смену власти) — «это будет последний козырь, который Лукашенко достанет из рукава», полагает Сивицкий.

Стоит напомнить: на ВНС Лукашенко в очередной раз заявил, что политзаключенных в Беларуси нет.

 

Макей об отношениях с ЕС: «Это временные трудности»

По мнению Карбалевича, Минск, пытаясь снова найти общий язык с Западом, будет упирать на то, что Беларусь — это, как выразился Лукашенко на ВНС, господствующая высота в центре Европы. То есть слишком важная территория, чтобы долго оставаться для ЕС и США серой зоной.

«Логика такова: коль скоро Лукашенко продемонстрировал силу, показал, что контролирует ситуацию в Беларуси, то Запад рано или поздно будет вынужден иметь дело именно с Лукашенко», — поясняет аналитик.

Он считает, что эта логика «не совсем глупая», и предлагает дождаться, как разрешится коллизия с вручением верительных грамот новыми западными послами (суть ее в том, что грамоты положено вручать главе государства, между тем как Брюссель и Вашингтон отказали Лукашенко в легитимности).

Стоит отметить: в интервью РБК Макей, отвечая на вопрос, видит ли он возможность развития отношений с Евросоюзом, сказал: «Я считаю, что это временные трудности, нам нужно пережить их». При этом министр надеется: в столицах на запад от Минска осозна́ют, что «сохранение государственности Беларуси, независимости и ее суверенитета имеют важное значение и для Европы».

При желании в этом пассаже можно узреть элемент привычной геополитической игры Минска. Мол, не давите, чтобы не вдавить нас в Россию.

 

Не факт, что спекуляция на российской угрозе окажется эффективной

В тоже время Карбалевич отмечает те моменты, которые делают задачу восстановления пущенных под откос отношений Минска с Западом чрезвычайно трудной.

Во-первых, Запад далеко зашел в непризнании Лукашенко. Во-вторых, тот, в свою очередь, слишком далеко зашел в репрессиях и продолжает их. В-третьих, «непонятно, что будет с протестами» (Запад, возможно, оказался бы сговорчивее, зная, что им конец, но пока об этом рано говорить). В-четвертых, пока нет геополитического шока, подобного тому, который вызвала на Западе аннексия Крыма, что позволило тогда белорусскому режиму предстать миротворцем и резко улучшить отношения с Брюсселем и Вашингтоном.

Со своей стороны, Сивицкий подчеркивает: главная проблема Минска в попытках навести мосты с Западом — то, что используются старые аргументы. Не факт, что игра на российской угрозе окажется эффективной в условиях, когда Кремль переходит к политике «стратегической сдержанности», а «доверие к Лукашенко со стороны Запада серьезно подорвано», резюмировал собеседник Naviny.by.

Пойти же на прекращение репрессий, а тем более на серьезные внутриполитические реформы руководству режима не позволяет страх снова выпустить ситуацию из-под колпака. Так что белорусский кризис подобен гордиеву узлу, разрубить который некому.