Принятие новой конституции может оказаться для Лукашенко пирровой победой

Ведь проект придется протаскивать через референдум теми же методами, что использовались на выборах-2020…

Съезда победителей не получилось. Многим бросилось в глаза, что на Всебелорусском собрании Александр Лукашенко все время ожесточенно полемизировал (заочно, разумеется, это высокое собрание — не для «отморозков») с теми, кого якобы разгромно победил. Тем самым признавая их силу и влияние.

При этом убедительных ответов на вопросы, которые ребром поставила прошлогодняя революция (мятеж в трактовке вождя режима), с трибуны ВНС так и не прозвучало. Люди ведь протестовали против авторитаризма, тормозящего развитие страны, жестокости силовиков, требовали нормальных, честных выборов.

Однако авторитаризм только усиливается, анонсированы еще более драконовские законы против недовольных режимом. И честных выборов на горизонте не просматривается. С экономикой тоже все глухо, теперь бизнес станут давить еще сильнее (на ВНС Лукашенко раз за разом чихвостил бизнесменов), анахроничные советские методы хозяйствования будут в фаворе и впредь.

 

Конституционная реформа вряд ли окажется кардинальной

Да, обещано к концу года подготовить проект новой конституции. Но четкой концепции изменений Основного закона вождь не предложил.

В резолюции ВНС туманно сказано, что конституционной комиссии (которую создадут) надлежит выработать предложения «по перераспределению полномочий между госорганами, в том числе органами местного управления и самоуправления, усилению роли политических партий в жизни страны».

Заметьте, об ограничении полномочий президента вообще не говорится. Партиям тоже разгуляться не дадут, напротив, их могут сильно проредить грядущей перерегистрацией.

Похоже, сам Лукашенко пока не определился, как менять конституцию. Коллизия для него в том, что, как он не раз повторял, оставлять новому президенту столь мощные полномочия рискованно. Но при этом первый президент, вероятно, не оставляет мысли баллотироваться вновь. И тогда получится, что он обкорнал полномочия самому себе.

Да и в принципе ему явно не хочется серьезно переделывать любовно отстроенную систему. Выступая под занавес ВНС, Лукашенко заявил: «В эти минуты неопределенности нашего будущего мы как никогда должны быть аккуратны, осторожны и едины. Не время сегодня ломать и крошить, поэтому, создавая новую конституцию, мы будем действовать очень аккуратно и осторожно».

Так что в итоге конституционные изменения в плане перераспределения полномочий между ветвями власти могут оказаться чисто декоративными. Показательно, что участники собрания с трибуны дружно поддерживали идею сильной президентской власти.

Другое дело — намерение придать конституционный статус ВНС. Это уже серьезно. В новом, могущественном виде эта структура может стать для Лукашенко запасным аэродромом. Возглавив нее, можно воспарить над всеми ветвями власти, стать белорусским аятоллой (или генсеком, эта параллель ближе).

 

С транзитом власти вождь будет тянуть

ВНС хорошо для нынешней правящей верхушки тем, что, вопреки названию, формируется без участия народных масс. Этакий номенклатурный междусобойчик. То есть можно избираться даже если твоя популярность упала ниже плинтуса.

В то же время ВНС с конституционными полномочиями, по замыслу, сможет блокировать любые нежелательные решения парламента, правительства и даже второго президента. Лучше не придумаешь: ни от кого не зависеть и в то же время над всеми доминировать.

Однако если транзит власти станет реальностью, то в стране начнется такая политическая движуха, что вся эта красивая конструкция может пойти прахом.

У второго президента неизбежно появятся свои политические интересы, вокруг него станут формироваться новые элиты и группы влияния, с ним станут работать Москва и Запад. И активная часть общества наверняка ломанется в появившееся окно возможностей. В итоге на фоне политической турбулентности может возникнуть двоевластие со всеми вытекающими последствиями.

Лукашенко наверняка понимает эти риски. Да и в принципе он консервативен и за 26 с половиной лет слишком привык к своему нынешнему креслу. Так что с транзитом власти будет тянуть.

 

Пружина недовольства только сильнее сожмется

Так или иначе, но уже намечен референдум по конституции. Лукашенко предложил совместить его с местными выборами, дедлайн которых — 18 января 2022 года. Однако проводить электоральную кампанию лучше так, чтобы ее не разрывали новогодние праздники. Глава Центризбиркома Лидия Ермошина предлагает назначить референдум и выборы на середину декабря.

Это означает, что избирательные страсти разгорятся уже ближайшей осенью. Судя по тренду на закручивание гаек и зачистку всех гнезд крамолы, Лукашенко отнюдь не намерен допускать во время грядущей двойной электоральной кампании разгула гнилого либерализма. И вряд ли оппонентов власти пустят в избиркомы, вряд ли им позволят свободно митинговать в рамках предвыборной агитации.

То есть властям придется снова задействовать жесткий сценарий а-ля выборы-2020, проводить конституционный референдум и местные выборы в режиме спецоперации, под колпаком силовиков.

Во-первых, это чревато новыми уличными коллизиями, потому что противники режима в этот период вряд ли предпочтут сидеть как мышь под метлой.

Во-вторых, если новый Основной закон власти протащат без прозрачного подсчета голосов, а вдобавок снова надают недовольным по головам, разгонят очередные протесты, насажают еще больше политзаключенных, то это никак не разрешит внутриполитический кризис, напротив — усилит раскол в обществе. А новая конституция окажется нелегитимной в глазах Запада и значительной части белорусов.

Так что принятие нового Основного закона может стать для Лукашенко пирровой победой. Страна не успокоится, пружина недовольства массы граждан только сильнее сожмется.