Гарри Погоняйло. КАБИНЕТ ТИХАНОВСКОЙ. Белорусские суды — экшн в застенках

Гарри ПОГОНЯЙЛО

Гарри ПОГОНЯЙЛО

Юрист, в прошлом судья, адвокат, ныне председатель юридической комиссии РПОО «Белорусский Хельсинкский Комитет», уполномоченный Светланой Тихановской, народный омбудсмен по правам человека Республики Беларусь.

4 февраля ByPol опубликовал письмо министра внутренних дел Ивана Кубракова в адрес государственного секретариата Совета безопасности (который подчинен непосредственно главе государства) о практике наложения административных взысканий судами Минска и Минской области. В нем приводятся конкретные цифры о задержанных на протестных акциях и помещенных в ЦИП и ИВС ГУВД Мингорисполкома, а также в участок ИВС Жодинского ГОВД.

Так, в период с 01.10.2020 г. по 09.11.2020 г. «на территории г. Минска задержано 3810 правонарушителей», большинство из них в воскресные дни.

Приводится сравнительный анализ деятельности судов Минска и Минской области по практике вынесения наказаний по известной статье 23.34 КоАП. Указывается на более жёсткие меры наказания судами Минска и, напротив, более мягкие — судами области, где превалируют штрафы, допускаются переносы судебных заседаний на более поздние сроки и, в связи с этим, освобождение правонарушителей из-под стражи («по 34 делам… правонарушители отпущены»).

Подобная практика, по мнению автора, «ведет к формированию чувства безнаказанности и не способствует снижению протестной активности», она не обеспечивает «принцип соразмерности наказания относительно совершаемым противоправным деяниям»: много штрафов и недостаточно арестов на длительные сроки (до 20 суток). Это не обеспечивает, по мнению министра, «оперативность проведения необходимых следственных действий при признании задержанного лица подозреваемым по уголовному делу». Справочно дается, что за указанный период Следственным комитетом возбуждено 137 уголовных дел.

В письме изложена просьба о содействии… То есть, следует понимать из этого, что суды в большей мере должны применять длительные аресты, а не штрафы.

Что из данного обращения госсекретарю следует?

Первое: это документальное подтверждение (по форме и содержанию) незаконного давления исполнительной власти на судей при осуществлении ими правосудия с указанием ожидаемых результатов их деятельности.

Второе: мы получили подтверждение не только о процессуальных нарушениях при возбуждении и расследовании уголовных дел на протестующих, но и подтверждение того, как работает правоохранительная система, используя условия нахождения граждан в местах содержания административно арестованных: оперативные службы МВД и КГБ, следователи, сотрудники администрации учреждений мест лишения свободы, действуя совместно и согласованно, создают наиболее благоприятные условия для выбивания доказательств, формирования круга лиц, которые будут подвергнуты преследованию в уголовном порядке, и процессуального закрепления доказательств их виновности.

Для белорусов и международной общественности давно уже не секрет, что независимой судебной власти в нашей стране нет. Суды жестко вплетены в систему подавления инакомыслия, их практика на протяжении многих лет — яркое тому подтверждение (ссылка, ссылка).

Сегодня практически никто, кроме белорусских властей, не ставит под сомнение то, что у наших граждан отняли право на справедливое судебное разбирательство, в том числе право на защиту, на публичное, гласное и открытое рассмотрение дел, право на обжалование судебных постановлений.

Чего только стоят организованные конвейеры так называемых «выездных судебных заседаний» по месту нахождения задержанных: в помещениях отделений милиции, в изоляторах временного содержания, центрах изоляции правонарушителей. Перед судьями в черных мантиях, в присутствии вооруженных охранников, возможно участвовавших в избиениях, представали их жертвы с очевидными следами пыток, как это было на ставшем известном всему миру Окрестина, без ознакомления с материалами обвинения, без адвоката, без свидетелей, без права пожаловаться на условия их содержания (хуже, чем у скота, даже без соломенной подстилки на голом цементном полу).

Нужно ли приводить всему этому доказательства? Тысячи свидетельств, аудио- и видеозаписей сегодня гуляют в интернете, представлены международным структурам, правозащитным организациям и правительственным учреждениям за рубежом. Ни один факт применения пыток властями не оспорен и, разумеется, ни одно дело из тысяч заявлений о применении пыток до настоящего времени не возбуждено против тех, кто осуществлял пытки.

Но уже полным ходом в судах идут процессы по уголовным делам против протестующих. Их, при отсутствии достаточных и надлежащих доказательств, признают виновными и осуждают, как правило, на максимальные или близко к этому сроки. Многие из них заявляют о применении пыток в период расследования дел, но судьи глухи и не реагируют на такие заявления. Они в жесткой сцепке с карателями.

Из документа абсолютно ясно, для чего нашим «правохоронителям» нужны аресты на длительные сроки по административным делам: чтобы в период нахождения в местах отбытия наработать «доказательственную базу» по уголовным делам, чтобы обеспечить оперативность «при проведении необходимых следственных действий».

Зададимся вопросом: а что, судьи не видят по материалам уголовных дел, что их подопечные (подсудимые) находились в статусе свидетелей, подозреваемых, обвиняемых в ходе следственных действий, отбывая административные аресты, давали показания как минимум под психологическим давлением, а некоторые оговаривали себя под пытками, без адвокатов (без защиты), что свидетели находились там же и испытывали тот же ужас и давление. Это просто экшн «в застенках Гестапо».

К сожалению, применение насилия и жестокого обращения в местах принудительного содержания (изоляторах различного типа) стали обыденностью при отсутствии надлежащей правовой реакции прокуроров и судей, при отсутствии общественного контроля мест заключения, свободных СМИ. Жертвы насилия остаются бесправными и не могут рассчитывать на возмездие и справедливость.

Система прогнила до основания, до дна, но именно в таком виде она нужна тому, кто пытается удерживать государственную власть, захваченную неконституционным путем. А те, о ком здесь идет речь, являются его «подельниками», осознают это и умышленными действиями творят не просто зло, а уголовно-наказуемые деяния, в том числе и против правосудия.

 

 

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».