Виктора Борушко осудили на пять лет. Приговор встретили криками «Позор!»

Подсудимый рассказывал, что его жестоко избивали и насиловали дубинкой. Но суд признал именно его виновным в нападении на сотрудника ОМОН, хотя видео не подтверждает выводы следствия.

Судья Ленинского района Минска Марина Запасник 27 января приговорила 32-летнего Виктора Борушко к пяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима за нападение на сотрудника ОМОНа.

 

Обвинительный приговор

Виктор Борушко признан виновным в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения в отношении лица в связи с осуществлением им служебной деятельности (п. 5 ч. 2 ст. 147 УК, до десяти лет лишения свободы). С 18 октября Борушко находится под стражей.

У Борушко высшее образование, он индивидуальный предприниматель.

Инцидент произошел 18 октября на Партизанском проспекте около велозавода. Борушко возвращался с акции протеста — Партизанского марша. Когда увидел, что приехали сотрудники ОМОНа, испугался и попытался от них убежать. По его словам, кто-то из них сделал ему подсечку. Борушко упал. Он не исключает, что при этом упал на омоновца. Борушко подняли, отвели в автозак.

Потом сотрудники ОМОНа его опознали как человека в синей куртке, пометили красной краской. Сообщили ему, что он поломал их коллеге ногу. Избивали, насиловали дубинкой. Борушко пролежал 12 дней в реанимации.

У пострадавшего сотрудника ОМОНа Ивана Волохова (имя изменено по решению суда для скрытия личности) был обнаружен перелом большой берцовой кости правой ноги. Три месяца мужчина находился на больничном, два из которых нога была в гипсе. Повреждение признано тяжким.

Обвинение на суде строилось на показаниях потерпевшего и свидетелей — трех сотрудников ОМОНа в балаклавах с измененными фамилиями. Также было приобщено к делу заключение судебно-медицинской экспертизы, проведенной специалистами Государственного комитета судебных экспертиз (ГКСЭ).

В документе по поводу травмы Волохова отмечается, что эксперт «не исключает удара тупым предметом». Эксперт на суде подчеркнула, что Волохов не мог получить подобную травму при падении, подвороте ноги. Эксперт отметила, что точно определить направление воздействия травмирующей силы можно только при вскрытии.


Читайте также:


Защита опиралась на свидетельские показания супружеской пары (женщина давала показания в суде, мужчина только во время предварительного следствия, так как находится за границей). Они видели задержание Борушко, настаивали, что он не наносил удар омоновцу.

Еще к делу было приобщено видео, найденное и представленное суду Николаем Борушко — братом обвиняемого. Видео было просмотрено в суде, слушатели в зале видеть его не могли, но брат Борушко, комментируя снятое, сказал, что на видео видно, что Борушко не наносит удар силовику.

 

Прокурор просил как раз столько, сколько назначил суд

Во время судебных прений 26 января гособвинитель Александр Романович просил назначить Борушко наказание в виде лишения свободы на пять лет с отбыванием наказания в условиях усиленного режима.

Романович не усмотрел отягощающих обстоятельств в совершенном преступлении. Однако упомянул, что у Борушко есть погашенная судимость за преступление, совершенное около 15 лет назад (ч. 1 ст. 328 — незаконный оборот наркотиков).

Отметим, что, согласно закону, если судимость погашена, все ее правовые последствия прекращаются. Другими словами, при вынесении приговора Борушко она не должна была приниматься во внимание — влиять на суровость приговора. Ее наличие не должно учитываться и при решении о досрочном освобождении и применении амнистии.

Смягчающим обстоятельством госзащитник назвал возмещение Виктором Борушко морального и материального ущерба. Несмотря на то, что подсудимый не признает вину, его родственники перевели три тысячи рублей на благотворительный счет, указанный потерпевшим. Волохов это подтвердил в суде 26 января.

Ранее он просил суд обязать обвиняемого компенсировать ему моральный вред в размере 6 тысяч рублей, половину из которых обязался отдать на благотворительность, а также расходы на лечение в размере 351 рубля.

Выступая в прениях, гособвинитель Романович высказал мнение, что к показаниям свидетелей защиты — супружеской пары — суду следует отнестись критично как к несоответствующим действительности. В качестве аргументов гособвинитель привел отсутствие у свидетелей на момент преступления мобильных телефонов. Романович считает, что «это странно».

На суде свидетели поясняли личные и связанные со служебной деятельностью мотивы оставить телефоны. Романович высказал предположение, что они участвовали в несанкционированном мероприятии, вот и не взяли мобильные телефоны, чтобы исключить определение их местонахождения по геолокации.

Также дискредитирующим обстоятельством гособвинитель считает, что супруги не зашли в магазин, в который планировали попасть. «При таких обстоятельствах их показания нельзя воспринимать как достоверные и правдивые», — сказал Романович.

Что касается продемонстрированного в суде видео, обвинитель настаивает, что его качество не позволяет рассмотреть момент столкновения Борушко с Волоховым.

 

«В действиях Борушко не было умысла на причинение вреда»

Адвокат Наталья Ефимчик не согласна с позицией обвинения и настаивает, что видео доказывает, что во время падения нога обвиняемого была в положении, при котором не мог быть нанесен удар столь травмирующей силы, чтобы сломалась нога омоновца.

Она также напомнила суду, что независимый эксперт Иван Алексо указывал, что государственная экспертиза была проведена не в полном объеме, с нарушением инструкции и не ответила на вопрос о направлении силы удара, о давности перелома, а также о возможных заболеваниях костной системы Волохова. Ходатайство защиты о повторной экспертизе было отклонено судом.

Обвинение построено только на показаниях свидетелей-омоновцев и потерпевшего, подчеркнула адвокат. Она также не согласилась с тем, что показания потерпевшего были логичными и последовательными, как утверждал гособвинитель.

Перед началом прений 26 января Ефимчик задала вопросы Волохову, сколько было ударов, был ли удар телом, от какого удара упал потерпевший.

«Почему вы не говорили во время следственного эксперимента об ударе телом?» — спросила адвокат.

«Я был зациклен на ноге. Больше ничего пояснять не буду», — ответил сказал Волохов 26 января.

В этот же день в прениях Ефимчик сказала, что ответы потерпевшего вызывают сомнения в достоверности его показаний. Адвокат недоумевает, почему Волохов во время суда многое из пережитого им во время получения перелома ноги не мог вспомнить. По мнению адвоката, ситуация была неординарная, и произошедшее должно было хорошо запомниться. А потерпевший на ряд вопросов в суде не мог ответить и просил зачитать свои показания, данные на предварительном следствии.

При госпитализации он прямо сказал, что получил травму, столкнувшись с человеком, но в суде от своих слов отказался, настаивая, что Борушко его специально ударил ногой.

Ефимчик также обратила внимание, что речь идет об ударе левой ногой, на которой у подсудимого некоторое время назад была операция и которую Борушко специально старался не нагружать.

Защитник подчеркнула, что не соответствуют действительности показания Волохова (подтверждает видео и свидетели защиты) о том, что в момент получения им травмы марш был активным, а также то, что Борушко пытались задержать несколько сотрудников ОМОН еще до того, как за ним побежал Волохов.

Адвокат также отметила противоречивость и предположительный характер показаний свидетелей обвинения — сотрудников ОМОНа. Только один из них считает, что наличия синей куртки «недостаточно для опознания человека».

Ефимчик настаивала, что «в действиях Борушко не было умысла на причинение вреда». Его действия, по мнению защиты, следует квалифицировать по ст. 155 УК (причинение тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения по неосторожности). Статья не подразумевает лишения свободы.

 

«Положа руку на Новый завет...»

Виктор Борушко произносил последнее слово в суде 26 января, как он сказал, «положа руку на Новый завет».

Мужчина еще раз повторил, что испугался, когда увидел сотрудников ОМОНа, потому что опасался за свою жизнь и здоровье. И, как оказалось, «не зря опасался, потому что после задержания попал в реанимацию на 12 дней».

«Я ни на секунду не допускал мысли или желания целенаправленно и умышленно нанести удар сотруднику правоохранительных органов, причинить какой-либо вред или телесные повреждения, тем более тяжкие», — заявил Борушко.

Он подчеркнул, что причинить вред человеку ему не позволило бы воспитание, принципы и привитые в семье ценности. Борушко еще раз заявил, что не наносил ударов, и это подтверждается представленным стороной защиты видео: «Я убегал, после подсечки начал заваливаться и падать. Затем меня подняли сотрудники милиции и отвели в автозак». Борушко допустил, что повреждение сотрудника ОМОНа мог получить случайно.

Виктор Борушко обратился к родным и друзьям. Мужчина плакал, у него перехватывало горло, но он договорил. Сказал, что знает, как за него переживают, и извинился за эти страдания. Он обратился к родителям (отец бы только на первом заседании): «Я вас не подвел».

В этот момент мама подсудимого громко сказала: «Я знаю». И заплакала.

«Вам нечего стыдиться либо корить себя за упущение в воспитании. Принципы морали и нравственности, человеческие ценности “не укради, не убей, не навреди ближнему своему” я не нарушил. Я вас очень люблю», — сказал Виктор Борушко.

Он поблагодарил свою будущую супругу и сына и сказал большое спасибо брату и его семье. Брат подсудимого не просто поддержал Виктора. Он искал свидетелей, видео инцидента, отсматривая часы видеозаписей, которые ему присылали разные люди. Он общался с теми, мог что-то видеть. Именно он нашел запись задержания Борушко. Николай Борушко говорил в суде, что не представляет, чтобы Виктор умышленно причинил вред человеку.

Отдельно Виктор Борушко выразил благодарность медицинским работникам больницы скорой медпомощи Минска и медработникам тюрьмы № 8 Жодино, а также всем неравнодушным людям, которые ему оказали поддержку.

Суд он просил о справедливости и правосудии.

Приговор суда, который пока не вступил в законную силу и может быть обжалован, присутствующие на процессе встретили криками «Позор!». Раздавались также выкрики в адрес судьи с вопросами, сколько ей заплатили.